— Все не так уж и сложно. — Я перестал смотреть на картины и попытался объяснить. — Берем метод исключения. Дом Норвар исключаем сразу, иисы слишком стары и далеки не только от политики, но и от Анклава. Дом Алория, если бы в нашем доме было решено участвовать в этом эксперименте, мы узнали бы, почти сразу. Все кесы служат у короля и обучаются в Гвардии. Им нет никакого смысла ехать в Академию для прохождения учебы. Будущие большинства их них расписано на несколько лет вперед. Далее. Лоры, дом Итор консервативен и медлителен, лоры хорошие маги и неплохие предсказатели, но их участие маловероятно, может быть спустя год, два, когда они бы все обговорили и взвесили, их согласие было бы получено. Но не сейчас. Сиверо, дом ресков предугадать тяжелее всего, они не логичны и этим очень опасны. Но все же определенная тенденция наблюдается и у них. Например если отказались лоры, то и рески не дадут согласие. Почти всегда решение ресков может поменяется если дело касается войны, дуэли или какого-либо скандала. Они имеют свои представления о чести и долге, которые не всегда нам понятны. Но если дело касается дипломатии, они чаще всего поддерживают дом Итор. остаются Каддо и Овелон. Именно они вероятнейшие претенденты. Конечно, причины отказа можно найти и для них, но они будут наименьшие. Все яры торговцы с самого рождения риск у них в крови, их жажда риска может сравниться лишь с жаждой кесов к адреналину. Дом Каддо должен был рискнуть в этом эксперименте. Последние, торы, Дом Овелон, самый многочисленный и по сути главенствующий на Совете. Его участие обязательно, политики просто обязаны были попробовать новый закон на вкус и прочность. Им не свойственны долгие переживание и столь же долгие обсуждения, они прекрасные политики и зачастую с первого же раза просчитывают варианты.

— Ты неплохо разбираешься в политике для вампира несколько лет путешествовавшего по миру. — Не сказать что Александру сильно впечатлили мои рассуждение, но определенный эффект точно произвели. Она стала задумчивой. — Ты не зря потратил это время. Но все же не так просто как ты рассказал. Кесам могли просто приказать, аары могли спрятать от большинства свое решение а рески просто изменить решение в последний момент. Что скажешь?

Мы уже подходили к двери и я попытался ответить как можно короче.

— Рески обучались в Гвардии и в Академию их не примут. Твой отец не позволил бы дому принять участие, еще одно головная боль ему ни к чему, хватает и дома Стражи. А рески, тут есть риск, но куда без риска.

Александра склонила голову соглашаясь с моими аргументами. Идущий вперди слуга остановился возле двери и повернувшись боком открыл перед нами тяжелые двери. Зделав шаг мы вошли в комнату аара Алана.

Я поклонился.

— Аар Алан. Рад приветствовать вас в добром здравии.

На горизонте уже виднелось красное как вино солнце. Прямыми лучами оно наполняло помещение утренним светом. Дядя сидел за массивным столом из черного дерева. Позади него находилось эркерное окно. Состоящее из нескольких створок оно в несколько раз увеличивало визуальный объем комнаты.

Аар Алан грациозно поднялся из обтянутого кожей мягкого кресла.

— Здравствуй Габриель. — Он уже давно при разговоре со мной не произносит полагающую этикетом частичку 'аар', подчеркивая наше близкое родство. Дядя долго не мог забыть смерть сестры. — Александра.

Его дочь чарующе улыбнулась и склонила голову. Длинные волосы, аккуратными прядями падающие на плечи, словно пружина качнулись в такт движению.

Он приглашающи указал рукой на свободные кресла.

— Присаживайтесь, разговор предстоит долгий.

Я украдкой бросил взгляд на Александру, мол, я же говорил, приехала проблема.

Тем временем пока мы рассаживались, аар Алория достал из темных недр своего черного стола, покрытую пылью узкую бутылку. Там же взяв кусок мягкой ткани, он несколькими ловкими движениями убрал с нее пыль. Стала видна печать, сделанная прямо на стекле бутылки и белая этикетка, на которой красовалось название дорого вина.

Разлив красное вино по бокалам дядя начал разговор.

— Как ты себя чувствуешь Логан? Отдохнул после своих походов.

Дядя говорил наполняя слова долей иронии и совсем маленькой частью издевки. Как и большинство моих соплеменников он не понимал зачем мне нужны были эти путешествии. Но такое отношение все же не помешало ему оказать мне помощь в некоторых вопросах, касающихся свободного передвижения вампира на других материках.

— Все просто отлично, чистый воздух, отличный повар и глубокие винные подвалы, что может быть лучше? — мои слова не были ложью, здесь действительно просто отлично отдыхается, это место просто создано для таких целей.

— Это радует. Ты нашел что искал?

— Частично. На все вопросы невозможно получить ответов.

Я удостоился внимательно взгляда главы Испалинов. Он смотрел так, словно решал стоит ли продолжать разговор или же просто говорить не о чем.

— В этом ты абсолютно прав. И это в некоторой степени поддтверждает правельность моего приезда. Что вы знаете о предстоящем наборе Академии?

Вопрос прозвучал вполне нейтрально, аар Алория просто спрашивал.

— С этого года будут приниматься вампиры.

Александра задумчиво посмотрела на свой идеальный маникюр.

— А ты что скажешь Габриель?

— Приниматься будут не только вампиры. Двенадцать вертериоров, также зачислены на этот семестр.

Александра кинула на меня удивленный взгляд, и я уверен, сделала себе пометку на будущее, не предвещавшую мне ничего хорошего.

— Ты прав. — Согласился аар Алан. — Изменение поступления касается не только нас. Но помимо всего прочего, в этом году среди поступивших студентов будет принцесса Элиза.

Недавний слуга, словно старая тень вкатил в комнату тележку с закусками. Расставив блюда на стол, он также неспешно укатился обратно. Проглотив пару кусков сыра и ветчины, дядя продолжил.

— Принцесса единственная дочь короля Дориана и он серьезно обеспокоен ее безопасностью.

Несколько лет назад, у короля был еще и старший сын. Умный и целеустремленный он быстро продвигался по военной лестнице королевской иерархии. Но семь лет назад, во время сражения под Красными Утесами, его настигла Последняя Старуха. Очень долгое время ходили упорные слухи, о том, что тело принца не было найдено, и он остался жив. Хотя во время его похорон, все видели мертвое тело наследника, нашлись и такие, кто продолжал говорить о его бессмертии. Король потерял опору, надежду и родственную кровь. Его посещали маги и целители, в тщетной попытки успокоить его разум, но даже они понимали, что не в силах излечить рану которой не было видно, но которая словно болезнь поедала короля изнутри. Но Дориан смог побороть свой недуг и встать на ноги. После пережитого он знал цену жизни своих детей.

Держа бокал, Александра пальцем водила по его поверхности. И словно верная собака, бокал пел свою тонкую мелодию.

— И в чем проблема. — В ее голосе звучало недоумение. — Думаю, маги будут хранить наследницу Рилиона как зеницу ока. Они должны понимать, чем им грозит безалаберность.

Александра искренне не могла понять, почему король беспокоится. Ведь его дочь поступает в самое защищенное и охраняемое змеиное гнездо Пелея. Иногда она такая не понятливая.

Словно узнав мои мысли, дядя усмехнулся:

— Согласно правилам, сложившимся сотни лет назад, Академия не несет ответственности за жизнь студентов. Конечно, в случаи смерти одного из них всегда проводятся служебные расследования, выясняются причины смерти, свидетели, собираются доказательства и другие атрибуты. Но прижать Академию никто не может. — Аар Алория поиграл цветом вина в бокале, несколько раз покрутив красноватую жидкость об стенки хрусталя. — Да и не зачем. Академия всегда выплачивает денежные компенсации семье или родственникам погибшего. Другое дело, что в случаи смерти кого-то из членов

wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату