wmg-logo

разозлился на себя Льюис. Он ведь знал, что она всегда примет любой вызов. Это было очевидно еще во время их первой встречи.

Мэдлин сидела не шелохнувшись, пока Льюис обматывал ее ногу бинтом. Во время обратного полета она была молчалива и бледна. Неужели так переживает, что о ней подумают другие? Он покачал головой. Невозможная женщина.

— Встречаемся завтра в десять часов у отеля, — сказал он, когда они шли к машине.

— Конференция закончилась. Разве тебе не нужно уезжать?

— Не закончено еще одно дело, и оно затрагивает тебя, — напомнил Льюис.

Или ему просто не хочется расставаться с ней так скоро?..

На следующее утро Льюис был рад видеть, что Мэдлин оправилась от стресса: прежняя красивая и уверенная в себе женщина.

— Садись, — сказал он, открывая перед ней дверцу арендованной машины. — Мы едем в «Маунтин Вью» и «Лейкфронт».

— Кей едет?

Льюис покачал головой и сел в машину.

— Может, стоит ее предупредить? — В голосе Мэдлин послышалась тревога.

— Я встречаюсь с ней в час, чтобы обсудить кое-какие вопросы. — Льюис выехал с парковки. — Сначала я хочу, чтобы ты оценила, в каком состоянии находятся отели.

— Могу я хотя бы предупредить Кей? Я не только исполнительный директор, но еще и ее друг.

— Мне предстоит думать о пятидесяти отелях. Надеюсь, тебе не нужно объяснять, что это значит? — жестко спросил Льюис.

Мэдлин снова стала профессионалом.

— Не нужно, — коротко сказала она и села в машину.

— Отлично.

Льюис наслаждался тем, как Мэдлин реагировала на его небольшие провокации, и забыл о некоторых своих обязанностях. Конечно, стоило предупредить о визите регионального менеджера, но он хотел убедиться, насколько далеко простирается лояльность к нему Мэдлин — его познания в гостиничном бизнесе были достаточно поверхностными, и ему нужно было выяснить, насколько он может ей доверять.

После того как они покинули «Премьер Маунтин Вью», Льюис заметно помрачнел — состояние, в котором находился отель, было просто удручающим.

Направляясь к отелю «Лейкфронт», Льюис заметил:

— Сначала там пообедаем. Не знаю, смогу ли я на пустой желудок вынести еще что-нибудь подобное.

— Только не забывай, — мягко сказала Мэдлин, когда они изучали скудное меню, — что Кей занимает свою должность чуть более года и большую часть времени она была вынуждена уделять «Уотерфронт» в связи с ежегодной конференцией.

— «Премьер» — четырехзвездочные отели и выше. И ни один из них не отвечает своему статусу. — Льюис оглядел почти пустой зал ресторана.

— Для обеда еще рановато.

— Либо все знают то, чего мы еще не знаем. — Он откинулся на стуле и обратился к официантке: — Принесите, пожалуйста, воды. Мы сидим уже семь минут, — сказал он в ответ на поднятые брови Мэдлин. — Что скажешь про меню? — Он кивнул на потрепанные листы.

— Выглядит немного… изношенным.

— Кошмар, а не меню.

Мэдлин снова встала на сторону подруги:

— В том, что отели находятся в таком состоянии, виноват предшественник Кей…

— Я помню. В то время она работала в «Уотерфронт», — перебил ее Льюис. — Однако она могла бы сообщить о том, как ведутся дела. Точнее, как они не ведутся…

Улыбка Мэдлин была полна скептицизма.

— Я не знакома с Жаком, но знаю гостиничный бизнес. Если бы она об этом сообщила, ее карьере сразу настал бы конец. Когда на место прежнего регионального менеджера назначили Кей, ей нужно было принять решение: либо сосредоточиться на «Уотерфронт», чтобы подготовить его к конференции, либо понемногу заниматься всеми отелями сразу.

Льюис был восхищен работой Кей, проделанной ею в «Уотерфронт», но он так мало знал о новом для себя бизнесе, что должен был подвергнуть сомнению всех и все.

Еда, как Льюис и ожидал, оказалась ужасной.

— Ну что ж, зато ты обладаешь репутацией строгой, справедливой, энергичной и ответственной руководительницы. Нам многое предстоит сделать, и изменения следует начинать с самого верха. — Он взял вилку, посмотрел на еду и положил вилку обратно на стол. — Ну как тебе?

— Не впечатляет, — признала Мэдлин, ковыряя салат, который выглядел неаппетитно.

Льюис подозвал официантку.

— Пригласите, пожалуйста, шеф-повара.

Через двадцать минут они возвращались в «Уотерфронт». После того как Льюис сказал несколько нелицеприятных слов в адрес шеф-повара, тот выглядел так, словно с удовольствием водрузил бы ему на голову тарелку, однако Мэдлин быстро удалось погасить готовые вспыхнуть страсти.

Льюис с восхищением признал, что ее не так-то легко вывести из себя. По правде говоря, если не считать того случая в пещере, он только однажды видел Мэдлин утратившей над собой контроль и до сих пор корил себя, что тогда был с ней резок. И еще один случай — в лифте, о котором он вспоминал с удовольствием.

В отеле Мэдлин намеревалась сначала зайти к Кей, но Льюис повернул ее в направлении лифтов.

— Еще одно маленькое дельце, — сказал он, когда двери за ними закрылись. — Президентский номер. Ты его видела?

Она отрицательно покачала головой.

— Считается, что он должен быть лучшим номером в отеле.

— Я уверена, что так оно и есть. Проделав такую колоссальную работу, Кей просто не могла о нем забыть.

— Я все-таки хочу услышать твою оценку.

Мэдлин кивнула.

— И, конечно же, этот лифт. С ним у меня связаны самые лучшие воспоминания.

Мэдлин поджала губы и холодно взглянула на него, но в его глазах она прочла то, о чем подумала сама: о страстных поцелуях и прильнувших друг к другу телах. Она сглотнула — почти незаметно, но от Льюиса это не укрылось. В молчании они поднялись на нужный этаж, однако взгляда из них никто так и не отвел.

Льюис открыл дверь номера и посторонился, чтобы пропустить ее вперед. Когда она проходила мимо, он остановил Мэдлин, положив руки ей на плечи.

— Каковы первые впечатления? — наклонившись к ней, тихо спросил он.

Мэдлин вырвалась из его хватки и сделала несколько шагов вперед.

— Светлый и просторный. — Она прошла в гостиную, невероятным усилием воли обретя над собой контроль, чтобы дать профессиональную беспристрастную оценку. — Элегантная мебель, удачно подобранная цветовая гамма. Замечательный мини-бар.

Не переставая комментировать, она прошла весь номер, пока не осталась только его спальня.

Льюис почти ее не слушал, глядя за тем, как движутся ее губы. В любом случае не так уж и важно, что скажет Мэдлин — он и сам знал, что номер достоин называться президентским.

Вот кто действительно был достоин внимания и восхищения, так это сама Мэдлин. За последние несколько дней она проникла во все уголки его сознания, завладела всеми его мыслями. Он не мог забыть, какая у нее нежная и гладкая, с золотистым загаром кожа. После лыжной прогулки пару дней назад, когда на ней был белый лыжный костюм, он испытывал жгучее желание увидеть ее снова в белом — на таком фоне ее синие глаза казались бездонными озерами.

— Ванная? — спросила Мэдлин, игнорируя спальню, которую он приоткрыл.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

92

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату