сердечного приступа, и директор школы захотел сделать для сына своего друга что-то действительно полезное и принял его в свою школу, посчитав, что хорошее образование обеспечит ему путевку в жизнь. Мама Макса, тихая интеллигентная женщина, выросшая в семье преподавателей, работала сотрудником одного научно-исследовательского института, увлеченная наукой, но совершенно неприспособленная к современной рыночной ситуации. Она вырастила сына, внушив ему, что знания — это главное в жизни и что, если ты чего-то стоишь в своей профессиональной сфере, ты никогда не пропадешь. Это было ее кредо, и она постаралась передать его своему единственному сыну. И он не обманул ее надежд.

У Макса было много друзей, но в основном не из класса, так как ему было порой тяжеловато не отставать от своих одноклассников в плане дорогостоящих развлечений, за которые платили их родители. Но он никогда бы не согласился поменять эту школу ни на какую другую. Потому что в этой школе училась Эрика. Девочка из его снов. Девочка, в которой он не замечал ничего отрицательного — ни ее надменности, ни ее самодовольства, ни даже ее насмешливого отношения к нему. Он просто любил ее беззаветной любовью и старался быть всегда возле нее. А вдруг она позовет его, а его не окажется рядом? Он делал все, чтобы этого не случилось. И это сработало. Она так привыкла к его присутствию, что, если его не было рядом, она невольно начинала искать его взглядом. Так они и выросли вместе, деля радости и разочарования детских лет. И вот уже наступил выпускной вечер, и Макс завороженно смотрел на принцессу своих снов, не скрывая своего восхищения. Он знал ее насквозь и мог с уверенностью сказать, что, упорхнув к своим подружкам, она там долго не задержится и вновь подойдет к нему. И в самом деле, не прошло и пяти минут после того, как она отошла от него, и вот они опять оказались рядом.

— Ну что, Макс, так и настаиваешь на своем решении поступать на медицинский факультет? — спросила его Эрика с едва скрываемой насмешкой.

— Да, по крайней мере, попытаюсь. Не получится — повторю попытку. Не хочу быть далеко от тебя, — улыбнулся Макс. Это было правдой, но отчасти. Желание поступить на медицинский возникло задолго до того, как Эрика объявила ему о своем решении стать врачом. Впрочем, свое желание Эрика объясняла в основном тем, что «она подумала-подумала, ни на чем не смогла остановиться, и родители посоветовали ей пойти пока на медицинский, а там уже решат, что делать». Для Макса же это было следование зову сердца. Он чувствовал, что это его призвание, и тщательно готовился к поступлению. То, что Эрика будет поступать туда же, только прибавляло ему упорства.

— Но послушай, Макс, ну ты же понимаешь, как у тебя мало шансов. Мой репетитор говорит, что уже сейчас все места разобраны и они знают в приемке, кто поступит, а кто нет. Ну есть, конечно, как всегда, небольшой процент для гениев, должен же кто-то потом работать и лечить народ, — снисходительно улыбнулась она, — но ведь это такой малюсенький шанс, будет просто жалко потерянного года. Подумай хорошенько, почему бы тебе не попробовать что-нибудь попроще, — с видом наставницы внушала Эрика.

— Я давно подумал, Эрика, — мягко ответил Макс, — но я никогда не упускал свой шанс. Пусть это давалось мне с трудом, но я его не упускал. Постараюсь и в этот раз.

— Ну как знаешь, ты такой упрямый, тебя не переубедишь, — надулась Эрика.

— Пойдем лучше танцевать, слышишь, какая музыка. — Макс энергично потянул ее за руку. — Подари мне наконец свой танец, иначе этот выпускной для меня так и не начнется!

И они закружились в танце так, что окружающие расступились, освобождая место этой красивой паре. Они, казалось, не касались пола, настолько слитны и легки были их движения. Так уже мало кто умел танцевать, особенно среди их сверстников, и поэтому всякий раз, когда танцевали Эрика и Макс, они оказывались в центре внимания, неизменно привлекая зрителей и вызывая зависть у друзей. Прелестная Эрика могла бы составить достойную пару кому угодно, но и Макс не уступал ей в своей привлекательности, и хотя это была и не такая броская и уверенная красота, как у нее, но все же его отличное телосложение, прямой и упрямый взгляд серых глаз и твердый подбородок не оставляли равнодушными многих девушек, которые, однако, не имели никаких шансов по той простой причине, что его сердцем давно и прочно завладела Эрика.

Привыкнув считать Макса хорошим дополнением к списку ее поклонников, Эрика не замечала, что он прежде всего является ее самым верным, да и, пожалуй, единственным, близким другом. Хотя у нее было достаточно много приятелей, которых объединяли с ней по большей части общие развлечения и дружеские отношения их родителей, о более тесной дружбе она как-то никогда не задумывалась, не чувствуя в ней необходимость. У таких красивых и успешных девушек, как Эрика, редко бывают близкие подруги в настоящем смысле этого слова, так как, с одной стороны, сами они не способны на то самопожертвование, которое требуется для истинной дружбы, и, с другой стороны, остальные девушки все время чувствовали себя в тени, когда бывали рядом с Эрикой. И если только сами они не были сами «серыми мышками», которым лучи чужой славы заменяли недостаток своих собственных (а такие, как правило, Эрике не были интересны), то прочной дружбы у них не получалось. Девочки из ее окружения старались дальше совместных вечеринок в их отношениях не заходить. Но саму Эрику это мало волновало, так как она не ощущала потребности в подругах. И во многом так сложилось благодаря существованию Макса. Правда, учитывая, насколько далеки в столь юном возрасте понятия дружбы и любви, можно было только догадываться о той буре чувств, которая бушевала в душе этого упрямого в своем стремлении завоевать Эрику паренька при совмещении роли беззаветно влюбленного с ролью близкого друга.

С наступлением рассвета звуки музыки затихли, знаменуя завершение выпускного бала, а вместе с ним и завершение школьной поры, превращая ее в прошлое, в пору детства и ранней юности, оставляя в памяти теплоту маминых рук и вкус первого поцелуя на губах….

Валера и Эрика пробыли на школьном вечере около часу. Валера заметил задумчивое состояние своей спутницы и, когда они сели в машину, повернул ее лицо к себе, мягко держа за подбородок.

— О чем задумалась? Школьный бал? Первый поцелуй? Или это был уже сто первый?

Эрика пожала плечами, стряхивая с себя остатки воспоминаний, вырываясь из плена прошлого.

— Почти угадал.

— Счастливая. Я уже ничего и не помню — так давно это было.

Остаток вечера они провели у Валеры дома, откупорили бутылку вина и зажгли свечи. Эрика удивила Валеру своей нежностью и чувственностью. Раньше он не замечал в ней этого. «Хотел бы я знать, чей образ сидит сейчас в ее голове, — подумал он. — И с кем она на самом деле занимается любовью, отдаваясь мне с таким бешеным блеском в глазах».

Глава 3

В проницательности Валере было не отказать. Сколь бы ни блистательной казалась его карьера и вообще жизнь, на самом деле начиналось все не так просто и гладко. И лишь благодаря уму он дошел до тех позиций, на которых находился сейчас. Семья его относилась к среднему классу — ничего выдающегося ни в плане связей, ни в плане средств. И для сына своего они готовили нечто подобное, не строя наполеоновских планов для него. Однако их амбиции не совпадали с его собственными. Сам он с ранней юности понял, что его уму будет тесно в тех рамках, которые уготованы для него. Ближе к окончанию школы он уже примерно знал, какими должны быть его следующие шаги. Поначалу от него требовалось лишь немного усердия, которое привело его к поступлению в МГИМО. Окончив институт с блестящим успехом, он получил отличные рекомендации от профессоров, с которыми его взяли работать в Министерство иностранных дел.

Работа в МИДе стала для него ступенькой в будущее: английский язык, знакомства со многими нужными чиновниками, вхожесть в «органы», знание процедур прохождения документов, стажировка за границей. К тридцати годам ему светила блестящая карьера дипломата, и его прочили в скором будущем на хороший пост в каком-нибудь посольстве. Однако сам Зубов к тому времени решил, что торчать всю жизнь в посольствах на небольшую зарплату не станет. Даже статус посла не казался ему таким уж привлекательным. Дело в том, что власть сама по себе интересовала его не так сильно, как деньги. А послы к категории богачей никогда не относились. Конечно, они не бедствовали, но и не шиковали так, как мечталось Валере. Он решил сделать следующий шаг и поступил в Оксфорд. Пробил себе грант на экономический факультет и даже заручился рекомендациями из МИДа, хоть это было и нелегко. Наобещал, что вернется работать в МИД после этого, и был таков. На его удачу, Союз вскоре распался, и к моменту его возвращения все его обещания потеряли всякую актуальность. Зато приобрели актуальность полученные знания.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату
×