• 1
  • 2
Загрузка...

Джером Клапка Джером

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ЗАБОТИЛСЯ ОБО ВСЕХ

Рассказ

Jerome Klapka Jerome. «The Man Who Lived For Others». Из сборника «Наброски лиловым, голубым и зеленым». («Sketches in Lavender, Blue and Green», 1897)

Мне рассказывали люди, знавшие его с детства, — и я охотно им верю, что в возрасте одного года и семи месяцев он плакал, когда бабушка не позволяла ему кормить ее с ложки, а в три с половиной года его полуживым выудили из пожарной бочки, куда он залез, чтобы научить лягушку плавать.

Прошло еще два года, и он, показывая кошке, как перетаскивать котят, не причиняя им боли, повредил себе левый глаз и до сих пор видит им плохо. Примерно в то же время он серьезно заболел от укуса пчелы, которую пересаживал с цветка, где, по его мнению, она попусту теряла время, на другой, чьи медоносные свойства были намного выше.

Его страстью было оказывать помощь всем на свете. Случалось, что он проводил целое утро, втолковывая опытным наседкам, как высиживать цыплят. Вместо того чтобы пойти после обеда в лес за черникой, он оставался дома и раскусывал орехи для своей белки. Ему не было и семи лет, когда он начал спорить с матерью о том, как обращаться с детьми, и делал выговоры отцу за то, что тот неправильно воспитывает его.

Когда он был ребенком, ничто не доставляло ему большего удовольствия, чем следить, чтобы дети вели себя хорошо. Эту скучнейшую обязанность он брал на себя по доброй воле, не рассчитывая на благодарность или награду. Ему было решительно все равно, старше или моложе другие дети, сильнее они его или слабее. Когда бы и где бы они ему ни попадались, он сейчас же принимался следить, чтобы они вели себя хорошо. Однажды во время школьного пикника из глубины леса послышались жалобные крики. Отправившийся на поиски учитель обнаружил, что он лежит ничком на земле, а один из его двоюродных братьев, мальчик вдвое выше и сильнее его, сидит на нем верхом и дубасит его размеренно и беспощадно. Поспешив спасти его, учитель спросил:

— Почему ты не играешь с маленькими мальчиками? Зачем ты связался с этим верзилой?

— Сэр, — ответил он, — я следил, чтобы он вел себя хорошо!

Он был очень отзывчивым мальчиком и охотно давал всему классу списывать решения задач со своей грифельной доски. Больше того, он упорно совал ее даже тем, кто ее вовсе не просил. Делал он это от всей души, но так как в его ответах всегда было множество ошибок, и к тому же ошибок своеобразных и неповторимых, присущих только ему одному, последствия для всех списавших были неизменно плачевными. В силу свойственной молодости привычки судить о явлениях по их непосредственным результатам, не вникая в их скрытые причины, одноклассники нередко поджидали его на улице, чтобы хорошенько отколотить.

Всю свою энергию он отдавал тому, чтобы совершенствовать окружающих, на себя ему времени уже не хватало.

Ему нравилось зазывать к себе домой желторотых юнцов и обучать их боксу.

— Ну-ка, стукни меня по носу! — командовал он, становясь перед противником в оборонительную позу. — Главное, не бойся. Бей сильнее!

Их не надо было долго просить. А он, чуть справившись от неожиданности и уняв текущую из носа кровь, уже объяснял своим подопечным, что били они плохо, не по правилам, и что он с легкостью мог бы отразить их удары, если бы они дрались как полагается.

Дважды после игры в гольф он хромал в течение целой недели: ему вздумалось показывать новичку, как бить клюшкой по мячу. Однажды, играя в крикет, он стоял с битой в руках перед воротцами и, вместо того чтобы защищать их, объяснял своему метателю, как бросать мяч, и в это время мяч противника сбил среднюю стойку его ворот. После этого он долго и тщетно пререкался с судьей, стараясь доказать, что бросок был неправилен.

Рассказывают, что, когда ему в сильную бурю пришлось переезжать Ла-Манш, он взволнованно бросился на капитанский мостик, доказывая капитану, что «сию минуту видел огни милях в двух по борту!»

Сидя в омнибусе, он непременно устраивался около водителя, чтобы указывать ему препятствия, возникавшие на пути.

Мое знакомство с ним началось тоже в омнибусе. Впереди меня сидели две дамы. Кондуктор подошел к ним, чтобы получить деньги за проезд. Одна из них дала ему шестипенсовик, сказав, что едет до Пикадилли, куда билет стоит два пенса.

— Нет, нет, — сказала вторая дама своей приятельнице и дала кондуктору шиллинг. — Мы сделаем иначе. Я должна тебе шесть пенсов. Дай мне четыре, и я заплачу за нас обеих.

Кондуктор взял шиллинг, оторвал два билета по два пенса и задумался над сдачей.

— Ну вот, — сказала вторая дама, — теперь верните моей приятельнице четыре пенса.

Кондуктор послушался.

— А ты отдай эти четыре пенса мне, — обратилась она к первой даме. — Вот так. А теперь вы, — повернулась она к кондуктору, — дайте мне еще восемь пенсов, и тогда мы будем с вами в расчете.

Кондуктор нехотя отсчитал ей восемь пенсов: шестипенсовик, полученный им от первой дамы, и три монетки из своей сумки — пенни и два полупенса. Он сомневался в правильности выданной им сдачи и вышел из вагона на площадку, бормоча, что в его служебные обязанности не входит играть роль арифмометра.

— А теперь, — сказала вторая, старшая дама младшей, — я должна тебе ровно шиллинг.

Я полагал, что вопрос о расчетах покончен, как вдруг сидевший напротив меня румяный джентльмен оглушительным басом закричал:

— Эй, кондуктор! Вы обсчитали этих дам на четыре пенса.

— Кто кого обсчитал на четыре пенса?! — с негодованием воскликнул кондуктор, стоя на верхней ступеньке лестницы. — Я же выдал им два билета по два пенса!

— Два двухпенсовых билета — это не восемь пенсов, — с горячностью возразил румяный джентльмен и, обратившись к первой даме, спросил: — Скажите, сударыня, сколько вы дали кондуктору?

— Шесть пенсов, — ответила та, порывшись в своем кошельке, — а затем я дала четыре пенса тебе, — прибавила она, обращаясь к приятельнице.

— Недешевые билетики! — вмешался в разговор какой-то просто одетый человек, сидевший на задней скамейке.

— Не в этом же дело, дорогая, — запротестовала вторая дама. — Я с самого начала была должна тебе шесть пенсов.

— Но ведь я дала тебе четыре пенса, — настаивала первая.

— А мне вы дали шиллинг, вы! — заявил кондуктор, грозно указывая пальцем на старшую из двух дам.

Та утвердительно кивнула головой.

— А я дал вам сдачи шесть пенсов и потом еще два. Правильно? — продолжал он.

Дама подтвердила и это.

— А вот ей, — указал он на первую даму, — я дал четыре пенса. Так или не так?

— Которые я тут же передала тебе, дорогая, — подхватила младшая.

— Провались я на этом месте, если меня не обжулили на четыре пенса! — крикнул кондуктор.

— Позвольте, — снова вмешался румяный джентльмен, — ведь вы получили еще шестипенсовик от другой дамы.

— Которые я отдал вот ей! — воскликнул кондуктор, опять пуская в ход свой обличающий палец. — Обыщите мою сумку, нате! У меня нет ни одной шестипенсовой монеты!

  • 1
  • 2
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату