Загрузка...

Дэйра Джой

«Ритуал Испытания»

Посвящается Cabbycat

МОЙ АНГЕЛ, МОЯ ПУТЕВОДНАЯ НИТЬ, МОЕ КРОШЕЧНОЕ МГНОВЕНИЕ ПЕРЕД ЛИЦОМ ТЕМНОТЫ, МОЯ МАЛЕНЬКАЯ УЛЫБКА. В БУРЮ, КОГДА ДОЖДЬ БАРАБАНИТ ПО НАМ, И ТЫ ПРИЖИМАЕШЬСЯ КО МНЕ ПОТОМУ ЧТО ТУТ У ТЕБЯ ОСОБОЕ МЕСТО И ТЕРЯЕШЬСЯ ТАМ, ТЕПЛО В ХОЛОДЕ РАСПАХНУТОЙ ДВЕРИ, ТЕПЛО ВМЕСТЕ, ТЕПЛЫЕ СЛЕЗЫ, ТЕПЛЫЙ СМЕХ. ПРИКОСНОВЕНИЕ ПОДОБНОЕ СЛЕЗАМ ХРАНИ МЕНЯ. Я БУДУ ЛЮБИТЬ ТЕБЯ ВСЕГДА Я БУДУ.

Мы видим вещи не такими, какими они есть. Мы видим их такими, какими есть мы.

Анаис Нин

Движения тени были точны.

Подконтрольная дикость управлялась безжалостной последовательностью поз, создавая мощную абстракцию на выстланных камнях.

Затихающие движения в рассеянном предрассветном сумраке подражали шороху ветра.

Сквозь деревья доносилось эхо смертельного треска оружия. Запущенное рукой мастера, его неминуемая траектория собрала в себе скорость и силу движения. Без строгого контроля такое оружие было опасно и для своего обладателя, как для потенциальной цели.

Плетеные веревки образовывали арки и растягивались, проносясь на волосок от тени. Как любовники, они двигались вместе, когда первый лучи, символизирующие начало дня, увенчали горизонт.

Лес зашелестел, вдыхая в том же самом пульсирующем ритме. Природа задрожала в ожидании, когда наступит рассвет.

Тень, мастер, окружение…

Оружие.

Снова и снова проходил обряд, складываясь в танец смертельной красоты.

Пока все не сшилось в одно.

После чего тень обрисовала сердце дня, и день воспламенил огнем сердце тени…

Пролог

Перед ее носом замаячили трудности.

Она не хотела идти на суаре[1] сегодня вечером.

Путешествие из ее владений на самой южной окраине континента было долгим, неприятности следовали одна за другой. Она поразилась, сколько много этих случайностей оказались несчастными случаями.

Удача пребывала с ней.

Удача и мастерство ее защитников — свирепых женщин, хорошо обученных искусству обороны.

Грин Тамрин вздохнула, ее темно-рыжие волосы упали на плечи, обрамляя лицо. Клаудин Д’анбеэ была занозой в ее боку. Еще с тех пор, как они были детьми, женщина испытывала неестественную зависть к Грин. Все эти годы она постоянно искала способы прокрасться в тыл, украсть, нарушить планы и рассердить.

Грин предполагала, что это пошло с дней их домашнего обучения. Они воспитывались вместе как партнеры. Тогда как Грин была смышленой и любознательной ученицей, завоевавшей любовь их учительницы Аватар, Клаудин была более медлительной, постоянно конфликтующей с их бедным тренером, женщиной родом из южных племен, которая с трудом зарабатывала себе на жизнь преподаванием.

Клаудин послужила причиной краха той женщины.

Постоянно причиняя неприятности, она настроила компанию трудных девочек против Грин и Аватар. Несмотря на то, что Грин обладала чрезвычайно покладистым нравом, внутри у нее находился жесткий стержень внутренней силы. Клаудин никогда не смогла стать лучше нее.

И это свело ее с ума.

Когда они подросли, все стало еще хуже. Клаудин постоянно выступала против нее в Доме Лорд,[2] пыталась добиться расположения ее друзей и активно преследовала любого мужчину, к которому Грин проявляла хоть малейший интерес.

Она даже пыталась приударить за содержанцем[3] Грин, Ривером. У него оказалось достаточное чутье, чтобы расстаться с ней по-хорошему, поняв, что она просто хочет использовать его, а потом бросить.

Конечно же, Ривер был под полным покровительством Грин.

Слишком много таинственных несчастных слуев произошли в этом путешествии домой!

И это, не вспоминая об ужасающем состоянии ее южных поместий. Новый управляющий запустил дела. Поля были захвачены йакакуу[4] — отвратительными маленькими чудовищами, дом лежал практически в руинах, многие сокровища были украдены. Урожай был почти уничтожен, и мог запросто быть собран. Они столкнулись с необходимостью сжечь несколько полей, а потом снова их засадить, что стоило ей как минимум выгоды пяти сезонов.

Кроме того, ей потребовалось почти два сезона, чтобы выпутаться из затруднительной ситуации. С учетом времени ее коротких путешествии обратно в Столичный град, чтобы позаботится об основном бизнесе, ее общественная жизнь ограничивалась единичными визитами друзей и Ривера.

Каждый раз, когда она прощалась, содержанец умолял ее взять его с собой, но она отказывала ему. Дикие Южные Земли не место для мужчины, который предпочитает спать на роскошных кружевных простынях из шелка Рамаги.[5]

Она потерла шею.

Сейчас с ее южными землями было все в порядке, поместье находилось на попечении компетентной управляющей.[6] Поэтому она еще раз вернулась к своей жизни здесь.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату