Загрузка...

АШИТ

 

 Мы прибыли на место дислоцирования в 6:43 утра. И сразу принялись расставлять лагерь. Бригадир осмотрел местность и заявил, что добыча нас ждет знатная, но для этого нужно постараться. И мы тайком от бригадира принялись стараться что - есть сил, пока пустая бутылка не полетела в кусты.

 Отовсюду стали доноситься команды по разбивке лагеря. Мы занялись привычным делом, изредка поглядывая вдаль в надежде разглядеть хоть что-то в темноте. Через час лагерь стоял, костер горел, дрова аккуратно лежали горкой возле костра. Нарушая умиротворенный треск головешек в костре, воздух пронзил звук второй, летящей в кусты, пустой бутылки. Бригадир замер. Этот звук он ни с чем спутать не мог и сейчас пристально всматривался в каждого, дабы поймать за руку. Охотники, сталкеры болот, собрав глаза в кучу, уставились на бригадира, добавив во взгляд изрядную толику невинности, отчего их мужественные физиономии выглядели как лица обосравшихся мальчишек в детском саду, когда уже пахнет, «но это не мы!». Петрович отвернулся, вновь взламывая взглядом темноту горизонта. Через минуту он примирительно сообщил

- Ну что?! По одной в честь открытия! – его подхватили одобрительные голоса, и стаканы выстроились вряд.

Законы болот гласили… Самое главное: не стреляй в ближнего своего; не сссы под деревом, если дерево в доме; не говори плохо про белорусов, если не хочешь услышать про камчатку и голой жопы, которой ловят ежиков; не пей много, пить мало еще хуже; взял ружье – не забудь взять ствол от ружья; когда промахиваешься, ори громче всех, что если бы не они так ты, то они, так ты, а они все жопы, вот. 

 Второй ряд стаканов сменил третий. Бутылки уже нагло просвистывали в кусты, иногда попадая, кому ни будь в ноги. Тогда последний брал эту бутылку и гонялся за снайпером с целью восстановить свою честь путем сексуального надругательства над обидчиком. Море стало по колено, и рассвет огласили выкрики

- Пора пострелять мужики!

 

08:17

 Мы выдвигаемся. Для того чтобы подобраться к болотам, необходимо спуститься с горы, на которой остановились лагерем. Утренняя трава покрыта росой, и туман скрывает впереди идущего, отчего время от времени происходят столкновения. Воздух наполнен прохладой и даже запах гари от подожженной по окраинам болот осоки и камыша не вызывает отвращения. Все пахнет природой. Душа расцветает.

 Разгрузки у каждого ломятся от патронов, фляжек с водой и прочих мелочей. Лязганье оружия, и сорокаградусные капли храбрости, придают воистину боевой дух. И ни одна сила мира не сдвинет меня с этой точки! Подобравшись к болотам понимаешь: самое трудное только начинается.

 Болота вытянуты вдоль небольшой речки - вонючки Ашита, поэтому и сами болота носят название Ашитские болота или попросту Ашит. Их форма напоминает созревший огурец. Протяженность болот составляет примерно 6 миль в длину, что равняется десяти километрам. Одним словом болота офигенные, и проходить их запаришься.

 

- Значит, действуем как обычно – сквозь тишину прогремел голос Петровича – встаем полукругом на расстоянии ста метров между охотниками … До начала охоты стрельбу не открывать! Все слышали?! ... Я так понимаю, что молчание знак согласия. Не ТАК как в прошлый раз!

-Да понятно Петрович – со всех сторон послышались не громкие высказывания

- Четам говорить!

- Понятно, понятно…

 Это был ритуал. Каждое открытие охоты бригадир высказывал недовольство, по поводу ранней пальбы. И ему вторили охотники, иногда даже матеря тех, кто стрелял раньше времени. Но стоило только выйти на позиции и увидеть обезумевшую птицу, пальба открывалась автоматически со всех сторон, даже если цель была не в зоне поражения. Эта пальба напоминала войну с настоящими перестрелками. Почему войну? Да потому что иногда, дробь выпущенная по низко летящей цели падала в двухстах метрах от стреляющего, сохранив довольно хорошую силу от заряда. Посему, охотникам на противоположной стороне прилетали «подарки». Бригадиру однажды таким подарком попало в лоб. Но от того, что бригадирский лоб видал разные виды и бывал в разных внештатных ситуациях, он сохранил завидную пулестойкость, наградив своего хозяина третьим глазом. Говорят даже, что у Петровича после этого подарка вскрылись сверхъестественные способности. Якобы дробовое попадание спровоцировало дремавшие до этого потаенные силы организма. С помощью этих сил бригадир, если верить слухам, научился художественному свисту, писать против ветра, и что самое сверхъестественное, не понятным способом влиять на цифровую видео – технику. К примеру, Петрович, к зависти окружающих, вообще не ругается матом. Однако, если снимать его речь на видеокамеру, после просмотра пленки выяснялось что мат сыпал из его уст словно Ниагарский водопад. Объяснить сей феномен, так и не удалось. Делались предположения, что якобы видеокамера считывает не видимые и не слышимые для простых ушей потоки информации исходящие от бригадира.

 Я посмотрел на Петровича, он был сосредоточен на своих размышлениях и молчал. Заметив мой взгляд, он сказал:

- Пойдешь со мной …

 Интересно, чтобы «услышала» видеокамера на эти, простые на первый взгляд, слова?! Но поскольку Петрович приходится мне тестем (так уж получилось), то в моих же интересах, дабы поберечь собственные нервы, слова, «услышанные» с помощью видеокамеры лучше не знать.

- Понял…Я за вами – вспомнив про видеокамеру, на всякий случай про себя добавил - …сам такой! 

 Мы выдвинулись в болота, построившись цепью. Отряд из восьми человек, плюс собака Петровича – лайка по кличке Чери (Cherry - вишня – плохой англ.). Наша бригада – самая большая в Поволжье, ее численность около 25 человек. Почему около? Да, потому что в разное время года, на разных охотах (копытные, утки, гуси, бобры, глухари, страусы и хомячки), подключаются одни и временно отходят другие. Сосчитать сколько же всего в нашей бригаде, не может даже бригадир и его сверхъестественные способности. Плюс ко всему к нам не редко присоединяются охотники из других бригад. Вообще, тут дело вкуса. Но то, что численность нашей бригады около 25-ти человек и она самая большая в Поволжье – это факт.

 Сегодня, мы идем добывать утку. Нас восемь, плюс гламурная сучка Чери. Состав такой: Серега, он же «Карбюраторщик». Его так прозвали по роду его деятельности. Дело в том, что он мастер собирать, разбирать и ремонтировать карбюраторы. У него огромная мастерская в гараже и свое дело. Его профессионализм мне довелось увидеть своими глазами, когда, будучи на большой воде на старом катере, он «перебрал», затем перебрал и починил карбюратор без использования инструментов за считанные минуты. Его отсутствие означало бы для нас полный дрейф в течении нескольких суток. Серега, охотник со стажем, несмотря на свои 30 лет. Неоднократно отличался во взятии кабанов. Однако взятие, на обратном пути с болот, горы над Ашитом ему давалось намного труднее. Одним словом:

Вы читаете АШИТ
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату