Загрузка...

Суренова Юлиана.

Книга 7. Дорога в бесконечность

Глава 1

'Ну, вот и все!' - облегченно вздохнув, Мати на мгновение прикрыла глаза.

Вокруг нее были снега пустыни, бесконечные, вечные, всевластные и прекрасные как в золотом свете солнца, так и в серебристом блеске луны. Искрившиеся и шептавшие что-то на неведомом языке, в один и то же миг они безропотными рабами ложились под ноги и шумными своевольными хозяевами кружили, вставая на пути стеной, которую было невозможно ни обойти стороной, ни пройти насквозь.

Путь вел от горизонта к новому горизонту, не важно, земному или небесному, когда все мироздание было в ее распоряжении. Расправленные плечи, гордо откинутая назад голова, торжество победы в глазах, - все это, как и служба золотых волков делали ее похожей на повелительницу снегов, которой прихоти ради захотелось обойти свои владения в образе смертной. Мати не останавливалась ни на мгновение, не чувствуя усталости. Едва касаясь ногами снежного наста, она словно летела над ним. Это была сказочная легкость, соединенная с предвкушением скорого исполнения мечты.

Но, по мере того, как одно мгновение сменялось другим, новый день приходил на смену ночи, чтобы потом вновь поменяться с ней местами, радость стала угасать.

Счастье, ощущая ущербность незавершенности, медленно, но верно катилось к своей противоположности. И вот уже ноги отяжелели от усталости, а душа - от разочарований. Движения замедлились. К чему спешить, когда не знаешь, приближаешься ли к цели или, наоборот, все дальше и дальше уходишь от нее?

Волки, обогнавшие свою спутницу на несколько прыжков, вынуждены были остановиться. Дожидаясь, когда та, наконец, догонит их, они с непониманием смотрели на Мати, негромко перескуливаясь - переговариваясь между собой.

'Ты устала? - подскочила к ней Ашти, ткнулась носом в руку, стремясь убедиться, что с подругой все в порядке. - Если хочешь, можно остановиться'.

'Да', - кивнула девушка, и, обессиленная, опустилась в снег, который в этот миг показался ей удивительно мягким, не морозным, но теплым, словно был не замерзшими хлопьями воды, а мягкой шелковистой шкуркой одеяла. И темная дымка над головой - это вовсе не небо, а полог повозки. Лампа с огненной водой - эта луна, такая разная, то снежно-белая, отрешенно-холодная, то золотистая, весело- игривая, словно молодая волчица, то красная, полная всесжигающей ярости…Разная и переменчивая. Как настроение.

'Я иду, иду, иду, и все без толку!' - Мати была готова плакать и кидать на землю всю силу метели, в кровь кусать от отчаяния губы и разрушать города, стремясь погасить пламень боли в холоде безразличия.

'У-ух, - донеслось до нее, а потом кто-то теплый и тяжелый привалился к боку. - Отдыхай. Я буду тебя согревать'.

'Спасибо, Ашти'.

'Только не долго. А то замерзнешь'.

'Не замерзну, - качнула головой девушка, которая ни на мгновение не усомнилась в справедливости этих слов. Немигающий взгляд остановившихся глаз утонул в серой снежной дымке, - Ашти, еще далеко?' 'Да, - кивнула золотая волчица,- даже до того места, где разделился наш путь и путь дяди. Вспомни, как давно тебе приснился сон обо мне?' 'Ну… Это было, когда началась метель. А с тех пор караван простоял в снегах десять дней… - и тут она начала понимать: - И все это время ты бежала ко мне?' - полные удивления глаза смотрели на золотую волчицу восхищенно и, в то же время - сочувственно.

'Даже больше'.

'Бедная моя! Как же ты устала! ' - она пригладила взъерошившуюся золотую шерсть, смахивая с нее снег, сняла ледышку, прилепившуюся к шее.

Волчица повернулась, устраиваясь поудобнее:

'Да, я такая несчастная! - говорил весь ее вид. - Пожалей меня! Погладь, почеши…

Здесь, здесь, и еще вот здесь…' Рука скользила по рыжей шкурке, в то время как глаза смотрели в никуда, ничего не видя. Губы беззвучно прошептали:

- Так долго!

Она не задумывалась над этим. Ей-то казалось - достаточно покинуть тропу чужого каравана, оказаться в снегах, добежать до горизонта - и все, она вернется домой.

А ведь вернуться - это только часть дела. Нужно еще как-то справиться с демонами Курунфа, которые вряд ли отпустят своих пленников по доброй воле.

Конечно, если она - Творец заклинаний, у нее не будет особых проблем. Достаточно заговорить демонов - и они сами все сделают, лишь бы обрести свободу.

Вот только у Мати не было особой уверенности, что у нее на самом деле есть этот дар. Не говоря уж о том, что никто не учил ее им пользоваться. 'Если не считать тех нескольких снов, которые приснились мне в Курунфе'.

Сны… 'Вот хотя бы эти сны. Сколько времени Шамаш учил меня управлять ими? И все равно у меня ничего не получается - как снились кошмары, так и…' 'Ашти… - вновь позвала она волчицу. - Вот мы найдем Хана, и что дальше?' 'Как это, что?' - снежная охотница наклонила голову. Ее глаза непонимающе смотрела на девушку.

'Ты думаешь, он найдет Шамаша?' 'Конечно! Ведь дядя - избранный! Настоящий страж! И лучший следопыт! - гордо выпрямившись, ответила та, однако через мгновение, под пристально-испытывающим взглядом подруги прижала уши, подобралась, после чего с неохотой добавила: - Хотя, конечно, если хозяин закрыл нам путь… - она взглянула на подругу виновато и, вместе с тем - несколько сердито. Это было не правильно, что Мати заставила ее признаться в беспомощности. Волку следует переоценивать свои силы, а не принижать способности. - Не беспокойся, он что-нибудь придумает'.

'Что-нибудь придумает… - мысленно повторила Мати. Ей не стало легче. Ничуть.

Скорее наоборот. Ведь 'что-нибудь' придумать могла и она. Только будет ли от этого прок? - Зачем идти демоны знают куда, на другой конец пустыни, если Ашти даже не знает, в какую сторону убежал Хан? Может быть, отсюда до него даже ближе…' - она вздохнула, качнула головой, недовольная происходившим.

Все должно было быть совсем по-другому. Она не знала, как именно, но что иначе - это точно. Рука стала бездумно теребить цепочку талисмана.

'А камень горячий… Не чуть теплый - именно горячий… Странно. Это значит, что Шамаш где-то совсем близко. Не за бесконечностью горизонтов, а в двух шагах. Как если бы все, что произошло со мной и до сих пор продолжает происходить - только сон. Я сплю в своей повозке, остальное же мне только снится…' 'Мати, - тяжелая мощная лапа стукнула ее по руке, царапая. - О чем ты задумалась, Мати?' - она расталкивала подругу, тормошила ее, не давая уходить в своих мыслях дальше, чем на шаг от себя.

- Это все объясняет…

'Что объясняет?' -Все… И почему талисман горячий… И почему, что бы я ни делала, как бы ни старалась, у меня не получается вернуться в Курунф… Я не там ищу. Мне нужно не бежать неизвестно куда, сломя голову, а остановиться и, наконец, проснуться.

'Что?! - в первый миг волчица от неожиданности села на бок и застыла, приоткрыв пасть, глядя на подругу округлившимися глазами. Затем, начав приходить в себя, она недовольная и обиженная, заворчала. - Это что ты придумала! Выходит, я тоже сон? ' 'Ашти…' 'Нет! И не думай оправдываться! Я - сон! Хорошо же ты обо мне думаешь! Говоришь, что дорожишь нашей дружной, а на самом деле… Я - сон! После того, как я столько дней и ночей бежала к тебе, все лапы стерла…' Вздохнув, Мати качнула головой. Она хотела уже, прижавшись к подруге, зашептать:

'Прости меня, пожалуйста. Конечно же, я не считаю тебя сном, просто…' - но остановилась. Ее губы

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату