Загрузка...

Кейт Доули

Как рождается любовь

Пролог

На земле нет лучшего места для изучения затонувших кораблей и самолетов времен Второй мировой войны, чем залив острова Гуадалканал, центра Соломоновых островов. Джозеф Эшлер был уверен в этом на все сто процентов. Вот уже пять лет каждый год он отправлялся в эти чудесные, прогретые солнцем воды, чтобы погрузиться в тишину моря. В акватории вокруг Гуадалканала под тонким налетом ила покоились около пятидесяти крупных боевых кораблей, японских, американских и английских. Каждый клочок моря Соломоновых остовов был музеем: здесь проходили самые свирепые и кровопролитные сражения. В чудесных прозрачных водах можно было найти не только затонувшие крейсеры, грузовые корабли, но и бомбардировщики, истребители. А что еще нужно молодому дайверу, увлекающемуся военной историей?

К тому же на Соломоновы острова можно было взять с собой и жену. Если к сбитым самолетам и затонувшим кораблям Сьюзен была совершенно равнодушна, то красоты коралловых рифов лагуны Марово, острова Арнавон и Таванипупу сразу же покорили ее сердце.

Острова, многие из которых были подняты из бездны вулканической деятельностью, были окружены хитросплетением сквозных пещер и прекрасных гротов, столь любимыми живыми обитателями рифовой зоны. Стаи мелких, ярко окрашенных рыбок скромно прятались в ущельях при виде человека. Крупные же степенные черепахи не обращали никакого внимания на вторжение. Они уже тысячи лет приплывали на эти острова, чтобы отложить яйца, и этому не смогло помешать ни почти поголовное истребление, ни последующие жесточайшие меры охраны. Черепахи всем своим видом выражали уверенность в том, что уж они-то здесь будут всегда! По крайней мере, так казалось Сьюзен.

На Соломоновых островах они с Джозефом провели медовый месяц и старались приезжать сюда, как только появлялась возможность. Недорогой (по австралийским меркам) отдых, незамутненные промышленностью воды, небольшое число туристов и божественная первозданная красота природы.

Здесь все было настоящим. Ничего, ни одной деревеньки, не было сделано в угоду туристам. На Соломоновы острова они приезжали как гости. Хозяевами они были на Канарских островах или на Мальорке. Сьюзен и Джозеф побывали и там, но решили, что на всем свете нет места лучше Соломоновых островов с их удивительно разнообразным животным и растительным миром, тихими малюсенькими городками, небольшими деревушками, непроходимыми джунглями и приветливыми местными жителями.

Конечно, здесь не было удобств развитых курортов, но ведь Сьюзен и Джозефу нужна была в первую очередь возможность открывать тайны, спрятанные под толщей воды, а уж потом – лежаки на пляжах. Да и нужны ли были лежаки на белоснежном песке в лагунах, где, казалось, никогда не ступала нога человека?

Сьюзен и Джозеф раз за разом возвращались сюда, зная, что нигде и никогда не будут так счастливы, как здесь.

Но эта поездка была особенной. Сьюзен не ныряла с аквалангом, лишь иногда брала маску и ласты. Опасалась заплывать далеко от берега и по большей части плескалась на мелководье в ожидании мужа. Джозеф предлагал ей пропустить этот год, ведь у них была веская причина: к концу октября на свет должен был появиться их первенец. Но Сьюзен понимала, как важны для мужа эти поездки, и, посоветовавшись с врачом, решила отправиться вместе с ним. Разве ребенку будет лучше в душном и раскаленном Брисбене? А все положенные прививки Сьюзен сделала еще несколько лет назад. Она знала, чего нужно опасаться на Соломоновых островах, и потому чувствовала себя в полной безопасности.

Как всегда солнце ярко светило с синего глубокого неба, Сьюзен лежала в тени кокосовых пальм, удобно расположившись в гамаке. Солнечное излучение над островами было достаточно сильным, и туристам даже советовали первые несколько дней купаться в одежде, поэтому Сьюзен предпочитала проводить большую часть времени закрытой от прямых солнечных лучей.

Ей было очень хорошо. Тишина и покой пляжа на северном побережье Гуадалканала настраивала на неторопливое течение мыслей. Джозеф ушел в воду не больше получаса назад, а значит, вернуться должен был приблизительно через час. Минут за пятнадцать до его возвращения Сьюзен всегда начинала ощущать легкое беспокойство, но она была уверена в муже, а потому списывала свои страхи на обычную для беременной женщины нервозность.

На пляже было очень тихо: об этом местечке большинство туристов и не догадывались, а дайверы предпочитали уединение: они же не сельдь, чтобы косяком ходить!

Сьюзен усмехнулась и, приподнявшись в гамаке, осмотрелась. Она не боялась оставаться на пляже одна: аборигены никогда бы не причинили вреда туристам, а приезжие сюда сами не поедут. Поэтому, заметив на другом конце лагуны фигуру женщины в соломенной шляпе с огромными полями и яркими маками, Сьюзен очень удивилась.

Она видела, что женщина тоже заметила ее, но приблизиться не решается и делает вид, будто разглядывает раковины. Сьюзен призывно помахала рукой.

Через несколько минут женщина подошла к ней. Хрупкая, светловолосая, с нежной молочного цвета кожей. Теперь Сьюзен поняла, зачем ей такая огромная шляпа.

– Привет, меня зовут Сьюзен Эшлер, – представилась она. – У меня есть гамак в тени, холодильник с минералкой и час свободного времени.

– Я Тина Рендалл, – представилась блондинка. – Мой муж отправился нырять с аквалангом. Я не умею, да мне и нельзя сейчас…

Тина мило покраснела и указала рукой на свой живот. Из-за легкого струящегося платья замечательного кроя Сьюзен не сразу поняла, что ее новая знакомая тоже беременна.

– Значит, мы товарищи по счастью! – заключила Сьюзен. – Мой муж тоже нырнул. Здесь затонул бомбардировщик, он в отличном состоянии, говорят, при особой сноровке, можно попробовать посидеть на месте стрелка. Джозеф уже несколько лет мечтает на него посмотреть. И, конечно, залезть в эту кабину! – Сьюзен усмехнулась. – Может быть, возьмем шезлонги?

Сьюзен отправилась к моторке, на которой они с Джозефом приехали сюда, и достала два раскладывающихся кресла и холодильник.

– Поставим их в тени и будем наслаждаться видами. – Сьюзен улыбнулась Тине и начала хозяйничать.

– Мой Джон тоже поплыл смотреть этот самолет. Никогда не понимала, что он находит в этих затонувших развалинах! Мне, например, около них становится очень страшно.

– Ты плаваешь с аквалангом? – на всякий случай уточнила Сьюзен.

– Только когда вышла замуж за Джона. И почти сразу мне пришлось прекратить тренироваться. Так что опыт у меня небольшой. Я даже не успела как следует научиться плавать в ластах и маске, поэтому погружаться с аквалангом без мужа я не решаюсь…

– Мы с Джозефом познакомились в нашем дайвер-центре. Мы живем в Брисбене. Так что плавать с аквалангом я научилась раньше, чем влюбилась в Джозефа. Садись.

Тина осторожно опустилась на шезлонг, вероятно, беременность доставляла ей больше неудобств, чем показалось Сьюзен поначалу.

– А мы из Сиднея. Я познакомилась с Джоном на вечеринке у общих друзей. А о том, что он увлекается дайвингом, узнала только за несколько недель до нашей свадьбы. Он мне проболтался, что мальчишник будет проходить под водой. А так, наверное, я бы до начала медового месяца не узнала о его хобби.

– Что же он так скрывал его?

– Боялся, что я не пойму, не разделю и вообще – это он мне так сам сказал. В некоторой степени Джон прав: я люблю солнце и море, но из-за светлой кожи почти моментально обгораю до очень болезненных ожогов.

– Ужас! – посочувствовала ей Сьюзен. – Как же ты выживаешь в Австралии?

– С трудом! – Тина рассмеялась. – Просто я переехала сюда из Англии совсем недавно. Всего несколько лет.

– Решила сменить обстановку.

– Да, ты права: три года назад умерла мама, и мне очень нужно было сменить обстановку.

– Прости, – пробормотала Сьюзен.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату