Загрузка...

Кейт Доули

Однажды ты полюбишь

1

– Боб! Как же я рада тебя видеть!

Энн счастливо улыбнулась и обвила руками шею человека, с которым собиралась связать свою жизнь.

– Как прошла поездка? Как Кэтрин? Почему ты не приехал ко мне, как только вернулся? – зачастила она, как только поцеловала Боба.

– Не все сразу, Энн, – попросил он и вымученно улыбнулся.

– Если хочешь, мы сейчас же уйдем с этой вечеринки, – тихо предложила Энн. – Я здесь уже три часа и должна тебе честно признаться: более скучной помолвки я еще не видела!

– Хочешь сказать, делать здесь нечего? – усмехнулся Боб и как-то странно от нее отодвинулся, будто изо всех сил старался не прикасаться.

– Ну разве что учиться, как не нужно организовывать помолвку. – Энн пожала плечами. – Когда ты вернулся?

– Только что. – Боб отвел глаза. – Успел только забежать домой, чтобы принять душ и переодеться. Не видела Стивенсона-младшего? Очень бы хотел с ним поговорить.

Энн надула губки. Боб только что вернулся, и, вместо того чтобы бросить все и уехать с ней отсюда, он ищет какого-то Стивенсона! Было от чего обидеться.

– Нет, я его не видела! – подрагивающим голосом ответила она, хотя пять минут назад разговаривала с отпрыском одной из самых богатых фамилий Лондона.

– Очень жаль, – пробормотал Боб.

– Нормально прошли твои лекции? – спросила Энн, решив сменить тему. Может быть, хотя бы разговор о работе Боб поддержит?

– Ты же знаешь, Оксфорд все время один и тот же. – Боб равнодушно пожал плечами. – Мне кажется, что даже цветы на клумбах растут те же, что и в мое время.

– Слышу разочарование в твоем голосе. – Энн надеялась хоть как-то расшевелить Боба, но он оставался совершенно серьезным.

– Скорее усталость. Ты же знаешь, я уже почти десять лет езжу туда читать лекции, а до этого пять лет посещал занятия. С ума сойти можно! Нужно было соглашаться на лекции в Кембридже, правда, на меня многие обиделись бы. – Боб тяжело вздохнул.

– А вот я всегда мечтала окунуться в атмосферу Оксфорда. Столько веков, столько судеб… – мечтательно произнесла Энн.

– Кембридж с тринадцатого века является крупным университетским центром, так что там тоже прошло немало веков и судеб, – менторским тоном, словно он стоял за кафедрой перед скамьями, заполненными студентами, заметил Боб.

– Я ведь просто хотела поддержать тебя, – обиженно проворчала Энн.

Боб потер глаза пальцами, будто хотел вдавить глазные яблоки в глазницы. Энн всегда становилось жутко, когда он так делал.

– Прости, – тихо сказал Боб, открыв наконец глаза. – Я, наверное, слишком устал и теперь незаслуженно тебя обижаю.

Интересно, значит, заслуженно меня можно обижать! – возмущенно подумала Энн, но говорить это вслух не стала. Она и так чувствовала, что они с Бобом на грани ссоры.

Энн бросила быстрый, цепкий взгляд на своего бойфренда, который все никак не становился женихом, и тихонько вздохнула. В том, что они поженятся, не сомневался никто. Просто Боб и Энн были слишком заняты своей карьерой, чтобы устраивать свадьбу. Может быть, через пару лет…

Вот только чем дольше они встречались, тем меньше Энн верилось в то, что свадьба все же состоится. Но она честно признавалась себе, что и без кольца на пальце отлично проживет. Единственное, что требовала Энн от Боба, чтобы он хотя бы раз в неделю, в уик-энд, оставался ночевать у нее. Энн прекрасно понимала, что ритм их жизни не позволит создать нормальную семью: Энн постоянно пропадала в «Калвин индастриалз», Боб убегал на работу к семи утра, а возвращаясь, садился за очередную книгу об экономике массовых коммуникаций. К тридцати пяти годам Боб успел стать признанным авторитетом в этой области и уже лет десять ездил в Оксфорд читать курс будущим менеджерам печатных изданий, радио– и телеканалов.

Но и Энн не оставалась в тени своего бой-френда. Не имея ни образования, ни связей, она сумела стать ведущим менеджером «Калвин индастриалз». Лишь благодаря своему упорству, старательности и незаурядному уму она пробралась по всей цепочке менеджеров на самый верх. Вот только теперь Энн не знала, куда же стремиться дальше. Да, она добилась многого, но не собиралась останавливаться. А для того, чтобы двигаться выше, ей не хватало диплома какого-нибудь престижного колледжа. Но Энн часто успокаивала себя тем, что как только младшая сестра Кэтрин отучится, она сможет взяться за свое образование. И уж после этого перед ней откроются головокружительные высоты.

Родители Энн и Кэтрин Ланкастер погибли, когда старшей дочери было восемнадцать, а младшей только что исполнилось тринадцать. Энн всегда покровительственно относилась к сестре, а теперь ей и вовсе пришлось взять на себя роль родителей: Энн официально стала опекуном Кэтрин.

Если бы в тот злополучный день родители остались живы, Энн смогла бы на полученную стипендию окончить колледж и ей не пришлось бы кровью и потом пробивать себе путь наверх, но нужно было растить и учить сестру. И в восемнадцать лет Энн пришлось проститься с мечтами о колледже и заняться поисками работы. Родители оставили дочерям довольно приличное наследство, но Энн предпочла забыть об этих деньгах до тех пор, пока Кэтрин не придет время поступать в колледж. Пять лет, пока сестра не окончила школу, Энн содержала их обеих. Днем она трудилась в офисе, сначала помощником, а потом и менеджером, а вечером подрабатывала официанткой. Кэтрин не была избалованной и себялюбивой девчонкой, она видела, как тяжело приходится сестре, и не раз хотела устроиться на работу, но Энн категорически запрещала, надеясь реализовать в сестре собственные мечты о колледже.

Вот только Кэтрин, очень похожая на сестру внешне, не унаследовала ее способностей. Как только она окончила школу, Энн пришлось отправляться в банк, чтобы сделать первый взнос в оксфордский колледж журналистики. Кэтрин всерьез собралась стать журналистом. Энн лишь пожала плечами, решив, что это не такой уж и плохой выбор: у сестры был дар слова, природное любопытство и обаяние – вполне достаточно, на взгляд Энн, чтобы сделать карьеру в журналистике.

Теперь, когда сестра почти окончила обучение, Энн спокойно занималась своей жизнью. С Бобом они встречались уже четыре года. Их роман не подошел бы для пьесы или фильма. Все было спокойно и размеренно. Боб даже в любви умудрился признаться так, что у Энн сложилось впечатление, будто он делает очередной доклад. Но ей в то время хотелось спокойствия и стабильности, того, чего не было в ее жизни, и все это олицетворял Боб.

Энн была уверена, что отвечает на его чувства, искренне хотела выйти замуж за него и родить детей. Только не сейчас, а через пару лет. А пока им нужно заниматься карьерой. Энн отдавала себе отчет в том, что с рождением ребенка делать карьеру будет гораздо труднее. А становиться «матерью на час» ей вовсе не хотелось.

Боб тоже был увлечен своим исследованием и писал сейчас книгу, которая, как он уверял, изменит весь мир менеджмента журналистики.

В общем, о свадьбе думать было некогда.

– А чем ты занималась, пока я торчал в Оксфорде? – спросил Боб, беря Энн под руку.

– Работала. – Энн улыбнулась.

– Хочешь сказать, я задал дурацкий вопрос? – Боб улыбнулся ей в ответ, но тут же отвел глаза.

– Мне приятно знать, что я тебе интересна. Кстати, вот и твой Стивенсон.

От слов Боба ей стало легче. Энн уже упрекала себя в плохом отношении к Бобу и готова была просить у него прощения.

– Да бог с ним, со Стивенсоном! – Боб махнул рукой. – Я бы хотел поговорить с тобой.

– А мы что сейчас делаем? – спросила Энн. – Ах боже мой! Я же обещала счастливой паре, что, как только ты появишься, сразу же подойдешь к ним! Если Мэри узнает, что мы уже пятнадцать минут стоим тут

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату