Загрузка...

Катрин Дреннан

Грезить в Городе Печалей

Пролог

Маркус Коул по-прежнему прихрамывал — этот факт не остался незамеченным молодым минбарцем- послушником, когда Маркус вошел в небольшой храм. Маркус не узнал этого круглолицего минбарца и коротко поинтересовался, где сех Турвал, но поскольку он был не в подходящем для беседы настроении, то просто заметил, что хотел бы встретиться с почтенным учителем позднее.

Это место всегда было его любимым на базе рейнджеров: наполненное странным мелодическим щебетом темшви — странных минбарских животных, похожих на птиц, гнездившихся под сводами большинства минбарских храмов, и нежным звоном колоколов, движимых холодным осенним бризом, дувшим через открытые арки. Теплые солнечные лучи струились через кристаллические окна, расположенные по кругу в верхней части купола храма, образуя разноцветные полосы света. Посидеть и подумать — вот все, что он хотел сейчас.

Сидеть, однако, было сейчас не так легко, как хотелось бы. Каждый мускул, каждую косточку, каждый дюйм его тела до сих пор ломило после той драки, в которой он побывал шесть дней назад. Осторожно опускаясь на одну из жестких мраморных скамеек, под большой статуей Валена, возвышавшейся в храме, он знал, что послушник наблюдает за ним. Слышал ли он эту историю? Возможно. Кажется, все на базе знали, что Маркус чуть не погиб, сражаясь с Неруном, минбарцем из касты воинов, защищая жизнь и честь нового Энтил'За.

В качестве благодарности Деленн устроила Маркусу нечто вроде короткого паломничества, как он назвал для себя это путешествие, на Минбар, в Тузанор, Город Печалей: возвращение на базу рейнджеров, возвращение к началу всего, для выздоровления и размышлений — о прошлом и будущем, о жизни и снах, о друзьях и легендах.

Маркус краем глаза наблюдал за послушником, вертевшимся неподалеку, видимо, неуверенного в том, должен ли он уйти или предложить свою помощь этому важному рейнджеру. Маркус закрыл глаза, сделал несколько глубоких вздохов и принял позу для медитации, принятую у минбарцев, которой его научили так давно и за столь краткое время. Мгновение спустя он услышал, что послушник тихо ушел. Маркус снова открыл глаза, молча извиняясь перед сехом Турвалом за то, что прервал медитацию. Старый минбарец потратил много сил, обучая его умению медитировать, но для обычной медитации время было неподходящим. Он просто хотел посидеть здесь — в храме, который он и большинство рейнджеров-землян называли Часовней, и посмотреть, поможет ли это умиротворенное место лучше понять, что было утрачено и приобретено им с тех пор, как он связал свою жизнь с рейнджерами. И он хотел бы еще один раз повидаться с другом, которого, как он знал, он, возможно, не увидит вновь.

Маркус посмотрел на внушительную статую Валена — великого минбарского военного и духовного лидера, изучая суровые, и обдуманно искаженные черты его лица, и снова задумался: действительно ли это тот самый человек — его друг и наставник Джеффри Синклер?

Не прошло и нескольких недель с тех пор как Синклер — первый командир Вавилона 5, первый посол Земли на Минбаре и первый Энтил'За рейнджеров, — увел Вавилон 4 в путешествие сквозь время, чтобы прожить жизнь, которую он изучал здесь, на Минбаре, как историю — жизнь таинственного и легендарного Валена. Путешествие ради спасения жизней — как в прошлом, так и в будущем, — что всегда было главным для Синклера. Но Маркус знал, что для такого решения у него были личные мотивы. Он понимал эти причины значительно лучше, чем те, кто отправил Синклера в это путешествие. Но было и много такого, чего он не знал и не понимал.

Он не был уверен, что найдет ответы, которые ищет, изучая жизнь Валена. Вален, мифический герой, чья статуя возвышалась над ним в храме, был чуждым Маркусу. Лидер, учитель и друг, которого он знал, и ради воспоминаний о котором он приехал на Минбар, был человеком — действительно выдающимся, — но прежде всего человеком. Маркус хотел поразмышлять именно о жизни Джеффри Синклера. Будучи его другом, Маркус считал очень важным, чтобы человек не был заслонен мифом…

Глава 1,

в которой Джеффри Синклер воюет с минбарцами и их техникой

— Альфа семь, Альфа лидеру, я подбит!

Шумы заглушили остаток отчаянного крика. Едва успев крикнуть в ответ, лейтенант Вооруженых Сил Земли Джеффри Синклер увидел, как «Звездная фурия» Квинтона Орозко промелькнула у него над головой в тени от минбарского крейсера, оставляя за собой хвост огня и дыма.

— Выравнивайся! Выравнивайся! Альфа семь!

— Он мертв.

Голос в наушнике шлема принадлежал Биллу Митчеллу. Синклер проверил показания приборов на панели управления, затем быстро осмотрелся через боковое стекло и прозрачную крышу кабины. Сколько человек из его эскадрильи все еще оставалось под бешеным огнем минбарцев? Сколько земных кораблей вообще еще осталось?

— Оставаться в боевом порядке! — приказал Синклер, разворачивая свою «Фурию» от Солнца по направлению к самой крупной, как казалось, группировке минбарских истребителей. — Держать строй. Чтобы никто не пробился, ни при каких условиях!

— Вас понял, — снова раздался голос Митчелла, затем всплеск шумов, и…

— Альфа-лидер! У тебя минбарец на хвосте!

Однако Синклер уже заметил его, но едва он приготовился произвести защитный маневр, не нарушая боевого порядка, как «Звездная фурия» Митчела вышла из строя и ушла по кривой вверх и назад, через голову Синклера по направлению к его преследователю. Остальные члены эскадрильи последовали за Митчелом.

— Он мой.

— Нет! Митчел! Оставаться в боевом порядке! Это может быть…

Приборы на панели управления Синклера сообщили, что огромная зона перехода открывается прямо за ним, прямо в слепящем блеске Солнца.

— Боже мой! Это ловушка!

Это не должно было быть возможно. Были даны гарантии, что будут непрерывно генерироваться широкомасштабные помехи на частоте образования воронок, так чтобы враги не могли открывать зоны перехода внутри Рубежа. Однако тень от огромного крейсера минбарцев, больше, чем он когда-либо видел раньше, выходившего из зоны перехода позади него, упала на истребитель Синклера. У эскадрильи Синклера был единственный шанс на спасение — обогнать крейсер и перегруппироваться. Но истребители, оставшиеся от первоначального отряда, были завлечены в западню и теперь полным ходом неслись как раз по направлению к кораблю.

— Митчел! В сторону! Уходи в сторону!

Но было уже поздно. Синклер увидел, как истребитель Митчела был разнесен на куски. «Фурия» Девора Эйзенштада — разорвана пополам. Истребитель Джейка Овасаки потерял управление и, бешено крутясь, врезался в «Фурию» Ало Макии, уничтожив обоих. В течении нескольких секунд все корабли его эскадрильи и все остальные корабли вокруг были уничтожены.

Энергетический луч с минбарского крейсера повредил оболочку верхнего двигателя Синклера, выведя машину из-под контроля. Компьютер равнодушно сообщил ему безрадостные новости, в то время как Синклер изо всех сил пытался восстановить управление кораблем:

— Задеты стабилизаторы форсажной системы. Система вооружения вышла из строя. Защитная сеть

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату