Загрузка...

Дулиган Венди

Вновь обрести тебя

Пролог

Высокий рыжеволосый мужчина со светлыми бровями стоял спиной к ней, прижавшись к толстому двойному стеклу. Он походил на рано вытянувшегося подростка, развлекающегося подглядыванием в окна. Его взгляд был неотрывно прикован к бело-розовому свертку. Если верить табличке, прикрепленной к кровати, это была девочка по фамилии Даннер.

Марго, облаченная в цветастый стеганый халат, впервые спустилась в холл отделения для новорожденных проверить, как чувствует себя Бет-Энн.

Забавно, подумала она, как серьезно относится к рождению младенца этот странный человек. Но, не в пример мне, он вовсе не выглядит озабоченным. Чуть позже ей показалось, что он вот-вот защебечет от восторга, как жаворонок. Ему, видно, никак не удавалось сдерживать рвущуюся наружу радость. Она с трудом подавила тяжелый стон, вызванный прямо противоположными чувствами.

Счастье. Печаль. Страх. Любовь. Когда все это сидит внутри, один Бог знает, какое из этих различных и причудливо переплетенных чувств выплывет наружу. Так часто в эти дни они вызывали у нее потоки слез.

Но сейчас преобладающим было все-таки счастье. Прижавшись лицом к стеклу, Марго с нарастающим чувством материнской любви разглядывала трепещущие и легкие, как крылья бабочки, пальчики малышки Рурк.

— Бет-Энн Рурк, — прошептала Марго. — Ты никогда не узнаешь, как много значит твое появление.

Просто чудо, что, несмотря на борьбу с тяжелой формой рака, Джим осчастливил Марго. Теперь она вернула долг, произведя на свет этот драгоценный подарок.

Прежде, чем стало поздно.

Здоровье Джима ухудшалось. Хотя врачи и пытались внушать надежду, Марго знала: они так говорят, чтобы их хоть как-то поддержать. Маленькая Бет-Энн, хорошенькая и хрупкая, выглядевшая сейчас такой цветущей, стала бессмертием Джима. Он будет жить в новом поколении. И только это останется после него.

Джим еще не видел своей дочери. Его положили на рентгенотерапию в Центр по борьбе с раком, за день до того, как у Марго начались схватки. А до родов она наблюдалась в «Бейлис мемориале», и ее положили туда, так как там были свободные места. В результате они оказались в разных больницах далеко от главного комплекса Сиэтла, который шутливо называли «Груда таблеток», так плотно сконцентрировались там медицинские учреждения.

Нелл Хафнер, одна из постоянных сиделок ракового центра и их соседка в городском квартале Равенна, уже ждала Марго, когда та вернулась в палату.

— Как там Джимми? — тревожно спросила Марго, спускаясь с небес на землю. — Я звонила ему после обеда, он чувствовал себя не слишком хорошо.

— Когда я дежурила, вроде бы было получше. Он рвется увидеть тебя и малышку.

Поставив сумку на пол, Нелл с удовольствием устроилась в скрипучем коричневом кресле, обитом искусственной кожей. Она вытащила ручку, блокнот с несколькими листочками бумаги и пару записных книжек в толстом голубом переплете. На одной из них была надпись «Все проходит».

Марго сбросила шлепанцы и нырнула в кровать. За время болезни Джима она и Нелл стали близкими подругами, и Марго чувствовала себя в присутствии Нелл спокойно, как дома. Откинув буйные кудри, чтобы они не лезли в глаза, Марго улыбнулась пожилой женщине. Жизнь продолжалась. Не стоит даже иногда впадать в панику.

1

Марго была взвинчена до предела, нервы, казалось, готовы были лопнуть. Она ждала частного детектива Гарри Спенса с сообщением о результатах поисков. За последние восемь лет она все потеряла — ее муж, Джим, умер в 1964 году, и совсем недавно погибла ее семилетняя дочь, ехавшая в школьном автобусе, который попал в аварию. Но, если верить генетическому исследованию, проведенному за несколько недель до гибели Бет-Энн, Марго потеряла еще не все. Может быть, у нее все-таки есть дочь.

Развернутое изучение генетических данных было предпринято, чтобы выяснить, не было ли у девочки наследственной предрасположенности к быстро текущему раку, который унес Джима. Нужно было взять образцы крови Джима, которые хранились замороженными, изучить их и сравнить с кровью, взятой из кончика пальца живой и здоровой Бет-Энн. Это казалось совсем простым. Легкий укол, милая улыбка и леденец на палочке для Бет-Энн. Невероятно, но такое, казалось бы, незначительное событие перевернуло весь мир Марго.

Откуда-то, как в дешевой мелодраме, где для героев неожиданно все удачно складывается, возник Гарри Спенс и протянул Марго несколько листков с записями.

— Конечно, миссис Рурк, гарантий нет, — доложил он сухим и скрипучим, как наждачная бумага, голосом, — но вот что я нашел, посмотрите. В тот день, когда родилась Бет-Энн, в «Бейлис мемориале» в отделении для новорожденных находилась еще только одна девочка. Она родилась на шесть часов и двадцать три минуты позже, чем Бет-Энн.

Марго пристально посмотрела на него. Она не ожидала, что сведения окажутся такими точными и четкими, так легко определяемыми. Если бы было несколько кандидатур…

— Ее зовут Сюзанна Линн Даннер. Ее родители разошлись полтора года назад. Она все еще живет здесь, в Сиэтле, на бульваре Магнолий, со своим отцом Сетом Даннером. Он строит яхты вместе с братом.

— А ее мать?

— Вышла замуж второй раз и живет на Гавайях. Судя по судебному протоколу, она не собирается забирать ребенка.

Марго обдумывала полученную информацию. Ее слегка знобило, словно поднялась небольшая температура.

— Что еще вы можете сказать о ребенке? — спросила она. — Она счастлива? Здорова?

Огонек симпатии промелькнул в бесцветных глазах Гарри Спенса.

— Я бы не сказал, миссис Рурк, что она выглядит счастливой. Но, как мне показалось, она достаточно здорова. Кстати, есть еще одно, что может быть вам интересно…

Тысяча мыслей закружились в голове Марго, когда детектив сообщил ей, что Сет Даннер ищет домоправительницу. В прошлой воскресной газете было объявление.

— Как минимум пять дней назад оно было действительным, — уточнил он. — Накормить, умыть и последить за девочкой, когда она приходит домой из школы. Я попросил мою секретаршу позвонить и представиться возможной кандидаткой. Похоже, вереница женщин, которые там работали со времени развода Даннеров, оказалась крайне неудовлетворительной. Сейчас в доме есть пожилая нянька, которая приходит только во второй половине дня. Даннер беседует со всеми кандидатками на должность в офисе, возле своих лодок. Если вы придете туда, он будет всерьез считать, что вы явились наниматься на работу, и не заподозрит, что вас интересует только его дочь.

Гарри Спенс положил на стол явно увеличенную фотографию, видна была даже зернистая структура снимка — как в кинокадре, если рассматривать его через мощную лупу. Лицо, которое снизу смотрело на Марго, показалось ей своей детской фотографией в возрасте восьми или девяти лет.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату