Загрузка...

Глава 1

Ее звали Эл Ай'Мезан Т'Лайлу. С некоторых пор стало модным осыпать ее имя проклятиями чуть ли не на каждом перекрестке. Ее должность главнокомандующего на общепринятом международном языке носила название 'кре-риов'. Должность была достаточно большой, и травля, которой Эл подвергалась в последнее время, переносилась болезненно. Еще у нее был порядковый номер. Шестнадцатый. Людей, носивших другие порядковые номера – первый, пятый, восьмой, двадцать второй, – она знала, наверное, также хорошо, как и саму себя. Правда, их мысли и их судьба волновали ее гораздо меньше. Главком пыталась убедить себя, что это никуда не годится.

'Послушай, – говорила она себе, – ты не должна быть так холодна к окружающим. Ведь ты в ловушке и тебе надо из нее выбираться'. Впрочем, речь шла не о холодности.

Эл Ай'Мезан Т'Лайлу было трудно вывести из равновесия. Ее нервы выдерживали и не такие нагрузки, как теперешняя. Но в последние дни ее раздражало абсолютно все. Что это было? Наверное, желание загнанного зверя если не поломать, так хотя бы тряхнуть толстые прутья клетки? Глупое желание?.. Может быть... Эл не знала точного ответа на этот вопрос. Она оперлась локтями о стол, положила подбородок на руку и нарочито спокойным тоном приказала мутному голубому экрану на стене кабины:

– Хававейр. Эрейн Тр'Кайл.

Экран вспыхнул и резанул глаза синим огнем. Изображение дрогнуло, но тут же стало ясным и четким. Бедняга Тр'Кайл сидел в той же сгорбленной позе, в какой Эл видела его двадцать минут назад. Сейчас он явно притворялся и давал ей понять, что все его внимание поглощено пультом управления.

Притворяться долго он не мог. Через секунду Тр'Кайл выпрямился, посмотрел на экран внутренней связи и спросил:

– Главнокомандующий, вы хотели что-то сказать?

'Не притворяйся невинным младенцем, – подумала Эл насмешливо и устало. – Скорее всего, ты расшифровал и передал сообщение десять минут назад.., и ты прекрасно знаешь, что я догадываюсь об этом'.

– Эрайн, элиук хвио, сай ллас – нене арред-хауд эйтрой?

Эл была предельно вежлива. Но тяжелый неподвижный взгляд из-под ресниц и подрагивание тонких сухих пальцев говорили, что если главнокомандующая будет вынуждена еще раз спрашивать о том, что за неведомая сила задерживает расшифровку сообщения, Тр'Кайлу придется плохо.

– Я, кре-риов, сед ри-тлаха най йхреилл-йен ссуриу мнерв ухаерхиин- эменорриул... – мужчина достал платок и вытер лоб.

– Вы думаете, что я поверила? – Эл презрительно поморщилась. – Мне ведь прекрасно известно, сколько тысяч операций в секунду может выполнять компьютер. Вы забываете о том, что когда-то я создавала эти машины. Правда, это было давно. В те времена, когда вы все цеплялись за мамины юбки... Впрочем, о чем я? Ведь никто из вас не сможет сказать мне в лицо, что офицер Службы Безопасности приказала дать ей прочесть шифровку до того, как та попадет ко мне в руки? Я ведь все поняла правильно?

Лицо Тр'Кайла побледнело, вытянулось и приобрело какой-то странный сине-землистый цвет – цвет страха и отчаяния. Эл понимала, что для того, чтобы прочесть шифровку, Службе Безопасности не хватит пяти минут. Тр'Кайл паниковал:

– Кре-риов... – начал было оправдываться он, но Эл приподняла голову, презрительно посмотрела на инженера и скомандовала компьютеру:

– Такхой! – экран тотчас же погас.

'Жалкий! – меланхолично подумала Эл. – Какой же он жалкий!.. Наверное, я должна ему сочувствовать. Но.., с другой стороны.., если человек решил угодить сразу двум командирам, с какой стати я буду лишать его удовольствия разрываться между ними? Два жернова всегда размелют зерно. Ну что ж... Может быть, наш сегодняшний разговор послужит ему уроком...'

Тратить нервы на пустяки главнокомандующая не умела. Через минуту она весело посмеивалась и над собой, и над Тр'Кайлом:

'Люди-люди! Если однажды вы перестанете воевать друг с другом, хитрить и обманывать, звезды замедлят вращение, планеты сойдут со своих орбит!..'

Она откинулась на спинку мягкого бархатного кресла и с холодной иронией вспомнила о том, что еще пару минут назад называла космический корабль 'Кирасс' клеткой. Нет, это летящее в космосе сооружение из металла, стекла и пластика, населенное двигающимися, борющимися, едящими все вокруг себя существами, мало напоминало бездушную конструкцию из железных прутьев.

'Они действительно уверены в том, что смогли обвести меня вокруг пальца! – Эл с веселым презрением оглядела кабину. – Ну что ж, друзья! Стелите в конуре помягче, кормите старую лисицу мясом пожирнее. Поставьте ее во главе экипажа и надейтесь на то, что она не заметит, что ее приказы мало кого волнуют'. – Эл улыбнулась.

'Суссе-трай' – этой кличкой наградил главнокомандующую экипаж ее старого корабля. Какой она виделась им? Пожалуй, вечно недовольной старой бестией, сующей свой нос куда надо и куда не надо. Суссе-трай была опасна даже тогда, когда казалась беспомощной и беззащитной. Старая матерая лисица, привыкшая из любой схватки с врагом выходить еще более сильной и опытной. Да, конечно, ее можно посадить в клетку с толстыми железными прутьями; можно побить палкой, можно посмеяться над се агрессивной беззащитностью, но оскорбления она запомнит на всю жизнь и найдет способ отомстить. А мало ли способов отомстить у старой хитрой лисы? Скажем, зазевавшемуся противнику можно отхватить лапу... Нет, это грубо... А можно – затаиться в глухомани и выжидать, когда же наконец все враги помрут от старости. Конечно, это не в ее характере, но ведь после смерти врага остается его могила. А с могилой можно делать все, что угодно...

Эл вздохнула и нахмурилась. Она была явно недовольна собой.

'Грубо, а может быть, глупо. – Она посмотрела на потолок и подумала. – Интересно, а удалось ли Т'Лиун установить в моей комнате подслушивающее устройство? Нет, так нельзя. Я становлюсь такой же грубой и глупой, как они. Над этим стоит подумать'.

Эта правда ей не нравилась так же, как не нравилась современная молодежь. Все этические нормы, выработанные их цивилизацией, откровенно отбрасывались молодыми в сторону. Вежливость, порядочность для юного поколения стали пустыми словами, ненужными помехами на пути к скорому успеху. Это было плохо. Но то, что ей, Эл Ай'Мезан Т'Лайлу, придется самой опускаться до их уровня вместо того, чтобы рисковать и идти вперед так, как это было принято в древней цивилизации ригганзу-ромуланцев, уязвляло и раздражало ее.

'Да нет! Не бывать такому позору! – устало подумала она. – Бороться с ними их методами – верный способ уподобиться им. Я пойду к победе честным путем. Что же касается проекта Левери-пять...'

Эл встала, прошлась по мягкому ковру и остановилась у 'предмета роскоши', который она позволила себе в личной комнате. Нет, это была не туалетная комната, не шелковое постельное белье, не роскошная осветительная аппаратура – такие безделушки не привлекали главкома. Ее характер, твердый и острый, как старинный меч, не позволил бы ей опуститься до сладкой патоки женских романов. В ее каюте находился настоящий иллюминатор!

Толстое огнеупорное стекло с чуть заметным синеватым оттенком, а за ним – горячие звезды. Звезды приближались к кораблю, летящему со скоростью, близкой к скорости света, какое-то время висели неподвижно, потом стремительно уносились в никуда.

– Так же, как я. Из ниоткуда в никуда. И так всю жизнь. Из галактики в галактику, из вечности в вечность. Каждый день – битва. А где битва, там, как известно, и кровь...

Эл оборвала себя и досадливо махнула рукой. Эти интеллигентские мысли всегда были непродуктивными, Они умели расслаблять, запутывать в рефлексиях, уводить от жизни. А этого она хотела меньше всего. Эл поморщилась и прижалась лбом к холодному прозрачному стеклу.

Ну что ж. В том, что сейчас она оказалась в сложной ситуации, можно было

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату