Загрузка...

Максин МакАртур

Время прошедшее

Понять жизнь можно, только оглядываясь назад; но жить надо, глядя вперед.

Нильс Бор.

Глава 1

Кажется, я вновь затерялась в лабиринте улиц. В этом районе за городской чертой Большого Сиднея куда ни глянь простирались бескрайние вереницы лачуг, как две капли воды похожие друг на друга. Убогие жилища сооружались из ржавых железных листов, тряпья, старой фанеры и другого материала, в избытке присутствовавшего на окрестных свалках. На узких грязных тропинках между лачугами, которые местные жители называли улицами, валялись кучи разлагающихся бытовых отходов. Я попыталась проверить правильность своего маршрута по солнцу, однако светило, как всегда, скрывалось под серой толщей облаков. К тому же близился закат, и через некоторое время в любом случае придется положиться лишь на собственную интуицию, ибо звезд на небе тоже никогда не было видно.

Шел 2023 год. В Сиднее вокруг мелких озер и речек теснилось множество нищих поселений, жители которых делились на различные анклавы. Пригород когда-то благополучного города теперь населяли люди, которые считались изгоями и оказались обречены жить вне остального общества. Большая часть нищих лишилась крова много лет назад и не могла найти пристанище даже в городских приютах Верхнего Сиднея, ибо полиция стремилась вытеснить бездомных за черту города, дабы «обезопасить» богачей и процветающее население.

От трущоб к заводам района Родос пролегала дорога через мрачную речушку под названием Параматта. Изредка, когда смог от заводов не стелился над городом слишком плотным покрывалом, удавалось разглядеть красные черепичные крыши домов района Мидоубэнк и далее, за холмом – башни и небоскребы Верхнего Сиднея. Где-то там жили счастливые полноправные люди. Именно они формировали так называемое общественное мнение, которое сводилось к одному: «Нелегальные иммигранты заслуживают только такого жалкого существования!».

Жители сиднейских трущоб 20-х годов XXI века, конечно же, не сами выбрали себе такую участь. На окраинах города, которые в силу огромной территории со временем стали называть Нижним Сиднеем, нашли пристанище нищие, безработные, наркоманы, сумасшедшие, сбежавшие от правосудия преступники и нелегальные иммигранты. Любой, кто причислялся к одной из вышеназванных групп, рано или поздно оказывался на этой территории. Для некоторых людей после долгих мытарств и лачуга казалась подарком судьбы, для других, более удачливых, – лишь временным прибежищем на пути в полноправное общество. Огромное количество нелегальных иммигрантов работали чернорабочими на заводах, надеясь в будущем накопить денег и приобрести официальные удостоверения беженцев, которые помогли бы найти жилище во внутренней черте города, то есть в Верхнем Сиднее. Многие из таких бедолаг больше всего на свете опасались встречи с полицией и расспросов об идентификационных документах. Но я боялась этого, наверное, больше всех остальных, ибо только я из всех обитателей трущоб оказалась так далеко от своей прежней жизни… и от своего времени.

Люди слонялись вокруг своих жалких лачуг или сидели прямо на земле. Какой-то ребенок медленно перешел дорогу, с трудом таща полведра воды. Пройдя мимо одной из хижин, я заметила троих мужчин, пристально наблюдавших за мной из полуоткрытой обшарпанной двери. Продвигаясь дальше по грязной тропе, я несколько раз оглянулась. Незнакомцы неотрывно смотрели в мою сторону. По спине пробежал холодок страха, и я ускорила шаг. Странно, может, мне лишь показалось? В общем-то я ничем не выделялась из общей массы: все жители Нижнего Сиднея носили лохмотья, старые рваные майки, штаны или саронги и дешевые резиновые сандалии. Живущие на межпланетных станциях земляне отличались бледностью кожи, однако за пять месяцев, проведенных на Земле, я успела загореть, даже несмотря на то, что солнце почти не выходило из-за облаков. Скудная пища и бесконечные болезни, которые липли ко мне с удивительной скоростью, сделали меня такой изможденной и худой, что внешне я абсолютно не отличалась от других беженцев и нелегалов.

Сегодня предстоит важная встреча с подпольным торговцем, который обещал найти для меня лазер. Я направлялась к магистрали через пустырь. Почти достигнув назначенного места, нервно потеребила лежавшие в кармане мятые купюры и оглянулась по сторонам. Вокруг никого не было видно. В голову начали лезть дурацкие мысли, будто где-то в видневшихся впереди кустах прячутся грабители и выжидают удобный момент, чтобы наброситься на меня.

Странно, я не привыкла обращаться с деньгами. Еще более удивительным для меня стало открытие, что в XXI веке людям приходится покупать даже предметы первой необходимости. В моем времени право на пищу, воду и кров имел каждый простой человек, а не только привилегированное общество.

В этой части трущоб невыносимо пахло бензином. Рассказывали, что огромная корпорация, владевшая находившимся здесь нефтеперерабатывающим заводом, ликвидировала старое здание более десяти лет назад. С тех пор здесь остались только насквозь пропитанные нефтью бетонные плиты и маслянистая земля. Дневное солнце нещадно палило. Вонь мусора и открытых водосточных труб смешивалась с запахом машинного масла. К горлу начала подступать тошнота. Видимо, я снова заболеваю: наверное, подцепила очередную вирусную инфекцию. Медленно опустившись на землю рядом с канализационной трубой, я почувствовала, что вот-вот потеряю сознание. В следующий момент меня вырвало, и через мгновение наступило облегчение. Придя в себя, я снова обвела глазами окружающую местность. Труба, рядом с которой я сидела, была забита отходами: обрывки одежды, куски пластмассы, кости, экскременты. В метре лежал разлагающийся труп огромной крысы.

Я вытерла губы рукавом и осторожно встала, предчувствуя новый приступ тошноты. Во рту пересохло, нечистое дыхание начинало раздражать, в голове стучали молотки. Неужели можно быть такой наивной? Я должна была догадаться, что перекупщик наверняка передумает или попросту не сможет найти нужный вид лазера. Надо действительно почаще слушаться Грейс и при первых же признаках недомогания оставаться в постели, а не разгуливать по окрестностям. «У нас нет лекарств, так что лучше внимательно следи за собой!» – говорила она. Да, медикаменты действительно невозможно достать, к тому же никто не знал эффективных средств от многочисленных неизвестных болезней, которые появились в XXI веке. Это обстоятельство повергало меня в ужас: в моем веке люди вообще никогда не болели.

Грейс Ченин стала в трущобах моей спасительницей. Практически подобрав на улице, она великодушно взяла меня жить в свою лачугу. Сказать своего настоящего имени я не могла, поэтому назвалась Марией Вальдон. Отчасти это было правдой, потому что Мария – мое второе имя. Я сказала, что вместе с другими политическими беженцами переехала сюда из города Вупе, что в одном из северных штатов Австралии. Многие жители Нижнего Сиднея родом именно из того района, поэтому никаких подозрений мои слова не вызвали. Рассказывать подлинную историю своего появления не имело смысла: меня просто сочли бы сумасшедшей.

На самом деле меня зовут Альварес Мария Хэлли. Я работала инженером-механиком обитаемых межпланетных станций, а последние несколько лет возглавляла руководство космической станцией Иокаста, которая вращалась на орбите погибшей планеты в тысячах световых лет от Земли… и около сотни лет в будущем. Конечно же, никто бы не поверил, скажи я правду о том, что оказалась на Земле, в трущобах, в

Вы читаете Время прошедшее
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату