Загрузка...

ЧЕРНАЯ БЫЛЬ

Андрей Емельянов

ЧАСТЬ 1. ЧЕРНЫЙ

Толпа всегда уничтожает человека странного, отличного от других, мутанта.

Стивен Кинг. 'Ярость'

Глава 1. УБИЙСТВО

Если и существует в Зоне справедливость, она сейчас явно повернулась ко мне не тем местом, подумал сталкер по имени Черный, пробираясь по просторам Свалки. Аккуратно обходя горы радиоактивного мусора, он думал о том, что, пожалуй, знал, как разговорить Доктора. Вот только возможности для этого не было. До ближайшего схрона было до неприличия далеко, и, что самое главное, Черный даже не мог вспомнить, что было в этом схроне. Черный открыл карту на ПДА, увидел, где находится, а также синий маркер, обозначавший ближайший схрон. Черный прикинул по масштабу, что до схрона было метров восемьсот по прямой. В большом мире, где не бродили мутанты, не было аномалий, где не враждовали между собой идеалисты из 'Долга' и анархисты из 'Свободы', где не кричали полоумные фанатики 'размолотим неверных!', такое расстояние было пустяком. Четыре-пять минут спокойным шагом - и ты на месте. Но в Зоне… В Зоне прямых маршрутов не бывает. Аномалии, мутанты, да и, если брать в расчет Свалку, высоченные горы излучающего мусора, давным-давно кем только не обобранного, мешали пройти прямо до схрона. Черный наметил примерный маршрут, получилась кривая, и расстояние до схрона увеличивалось практически втрое. Черный выругался. Неизвестно, сколько времени понадобится на преодоление маршрута.

Время шло к вечеру, и Черный решил поторопиться, хотя всем сталкерам известно - торопиться в Зоне не стоит. Тем более, если идешь за хабаром - еще хуже будет. Но Черный в сталкерские суеверия не верил. И в Черного сталкера не верил. Даже в Доктора не верил - он доподлинно знал, что тот существует. Вы спросите, во что Черный верил? Это неизвестно. Черный не верил и в бога, хотя был крещеным и до сих пор носил серебряный крестик на серебряной цепочке. Черный не верил в О-сознание и в Монолит. Черный не верил в смерть и справедливость. Потому что его жизнь сложилась так, что смерти друзей-сталкеров уже приелись, и стали восприниматься как что-то само собой разумеющееся, а справедливости по отношению к себе он уже давно не чувствовал.

Черный набрал довольно-таки приличный ход, и быстро преодолел первый отрезок пути, на котором особых препятствий ему не встретилось. Он остановился у ржавого остова армейского 'Урала'. Отсюда маршрут поворачивал влево, чтобы обойти разлапистое поваленное дерево, в кроне которого поселилась огромная разросшаяся 'карусель'. Дерево можно было бы обойти и справа, но уж больно Черному не нравилась сочная зеленая трава по правой стороне дерева. На Свалке под ногами только выжженная пустошь, на которой едва влачат жалкое существование желтые кустики осоки. Земля здесь была отравлена радиоактивными дождями, собственно, как и везде в Зоне, но здесь состояние почвы было совсем усугублено различными ядовитыми веществами, возникавшими при окислении частей брошенной техники, и проливавшимися на землю. С бортом грузовиков и вертолетов отслаивалась и падала на землю ржавчина, с годами становясь частью почвы и еще более отравляя ее. Поэтому на фоне желтеющего пейзажа под ногами полоска зеленой травы выглядела по меньшей мере странно, и сталкеры всегда обходили такие странные области, даже не зная, приносят они вред, или нет.

Черный отдохнул две минуты, затем, бросив болт на левую сторону, удостоверился, что путь безопасен, и пошел вперед. Аномалия, притаившаяся среди ветвей дерева, взволновалась, когда сталкер проходил рядом с ней. Однако дотянуться до Черного 'карусель' не могла при всем старании, но все равно шумела даже после того, как Черный прошел дальше. Наконец, она успокоилась и стала ждать невнимательных.

Черный бросал болты вперед и по сторонам, а также держал автомат наготове. Чем ближе подходил он к схрону, тем меньше он понимал, откуда этот схрон помечен на его карте. Он готов был поклясться, что когда проходил по этому маршруту в последний раз, никаким схроном здесь и не пахло. 'Возможно, кто-то проник в мой ПДА,' - подумал Черный. Полтора года назад в Зоне появилась некая группа бандитов, которая взламывала системы защиты ПДА богатых сталкеров и заманивала их в свои сети. Черный припоминал, что злоумышленники ставили на картах ПДА сталкеров ложные цели, якобы обозначавшие аномалии или мутантов, вынуждая жертву сменить маршрут и попасться в ловушку. Иногда 'электронщики', как прозвали сталкеры неуловимую группировку, ставили на карты ПДА и ложные схроны… И этот схрон вполне можно было бы списать на 'электронщиков', если бы тогда не произошло еще одно: большие кланы и часть одиночек впервые объединились и договорились с наемниками насчет 'электронщиков'. Один из наемников стал выполнять это задание, и выполнил его. Он рассказал, что группа использовала неплохое оборудование, и сказал, что уничтожил его. А сама группа состояла из восьми шибко умных бандитов, которые прямо в полевых условиях Зоны взламывали защиту ПДА. С тех пор 'Электронщики' перестали тревожить сталкеров. Но сейчас Черный допускал возможность того, что это были подражатели. И, кто бы это ни был, он был где-то рядом.

Наконец Черный добрался до схрона и испустил вздох облегчения. Схрон оказался настоящим, более того, в нем даже что-то лежало, и Черный даже вспомнил, как облюбовал этот схрон. Однако радость быстро прошла, сменившись тревогой. Почему Черный вдруг стал думать об 'Электронщиках', если тех уже не было? Черный не знал ответа. Знал лишь, что его чутье на опасности никогда его не подводило. И опасность уже угрожала ему. Однако Черный еще не знал этого. Он взглянул на ПДА, и заметил подсказку, всплывшую рядом со схроном. Черный не так давно покопался в в электронных недрах программ из своего ПДА и переделал такие оповещения. Теперь они возникали только если хозяин ПДА находился в радиусе четырех метров от схрона, а подсказка теперь была выполнена на известном только Черному шифре. Этим шифром он зашифровывал все записи своего ПДА. И теперь он мог быть спокоен на случай, если бы кто- нибудь украл его ПДА.

Подсказка была написана в фирменном стиле Черного: сжато и сухо написано примерное местоположение цели, а также, что в ней лежало. Сейчас подсказка гласила: 'Багажник ржавого 'Запора', рядом с вертолетным винтом и облезлой 'пожаркой'. Странный арт из Ч. и контейнер со 'студнем'.

Черный открыл багажник старого «Запорожца», действительно стоявшего рядом с очень старой пожарной машиной, оставшейся здесь еще после Первой катастрофы, и увидел его содержимое. В непрозрачном контейнере плавал «студень», синяя кислота, по действию напоминающая «холодец», и обитающая обычно в подвалах заброшенных зданий, а во втором контейнере лежал очень странный артефакт – Черный назвал его «сцепкой», потому что представлял он из себя нечто, похожее на две сцепленных «батарейки». Как и «студень», Черный нашел этот артефакт в Чернобыле, знаменитом Пустом городе.

Черный положил контейнеры в рюкзак, закинул его на плечи, и пошел вперед по тайному маршруту, им же самим и разведанному.

***

Со свинцового неба Зоны начал накрапывать дождь. Поднялся ветер. Черный поднял капюшон своей черной ветровки и поспешил в направлении Бара. Он был обычный сталкер. Его не отличала склонность к рискованным походам в глубины Зоны. Он довольствовался небольшими рейдами по Свалке, Кордону и по Пустому городу - Чернобылю. Чернобыль называли так из-за того, что там традиционно ничего не находили. Черный знал лишь одного сталкера, который принес бы что-нибудь из Чернобыля. Обходили заброшенный город стороной и мутанты. Мародеры, знавшие, что в городе нечем поживиться, даже не пробовали устроить там свою базу.

Вы читаете Черная Быль
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату