Загрузка...

Автор неизвестен

Интервью с Рэем Манзареком

Было 11 ноября, прошла неделя после того, как 'The Doors' побывали в Лондоне. Рэй Манзарек представлял свой проект 'Carmina Burana'. Журналист взял у него интервью перед его отлётом в Штаты.

Deane (Дин; далее Д:): Кажется, где-то говорилось, будто вы с Джимом впервые встретились в1962 году в группе, игравшей джаз.

Ray (Рэй; далее Р:): Вообще-то это было в Лос-Анжелесе в 1963, я играл в джаз-бэнде. Джим тогда был студентом на факультете кинематографии, как и я. Джим не был музыкантом. Он приходил на несколько представлений, которые мы давали. Играли мы в заведении, называвшемся 'Mother Neptune's', нечто вроде кафе битников, и мы играли там джаз в духе Horace Silva. И случайно туда пришёл Джим.

Д: Вы тогда играли с Эдом Кэссиди?

Р: Точно, Эд Кэссиди был в группе. Он, поэт Майкл Форд, игравший на басу, а также в составе был трубач и саксофонист.

Д: Как долго это продолжалось?

Р: Это было всего лишь увлечением, и продолжалось около года.

Д: А вы учились музыке?

Р: Да. Я не учился в колледже, но брал уроки. В колледже при Университете Де Пол я занимался экономикой, а затем поступил в Калифорнийский Университет (UCLA) на отделение кинематографии. Музыка была для меня всегда побочной работы.

[…]

Д: В прошлом вы как-то говорили, что по соглашению с компанией 'Elektra' надо было выпустить ещё 2 альбома.

Р: По первоначальному соглашению, наш контракт был окончен с выпуском 'L.A. Woman'. После смерти Джима мы решили продолжить работу, подписали новый контракт с 'Elektra Records' на 5 альбомов, сделали 2 и решили больше не продолжать.

Д: Каковы были ваши ощущения от этого?

Р: Мы репетировали некоторые вещи в студии, пока Джим был в Париже… Сейчас уже, наверно, не вспомню… мы должны были закончить какую-то из песен до того, как Джим ушёл… кажется, это была…'Get Up And Dance', да, это была одна из песен, репетируемых с Моррисоном.

Д: А среди них не была 'Down On The Farm'?

Р: Ах да, верно, 'Down On The Farm' тоже. Это была пара вещей, над которыми надо ещё было потрудиться, и мы разработали их весьма приблизительно.

Д: Сейчас оба тех альбома нещадно критикуются…

Р: Да… это точно. Боже… ну вы же знаете… у нас не было Моррисона…. мы старались, насколько могли, но вы знаете, ни у кого в группе нет той харизмы, что имел Моррисон. Но и ни у кого из пришедших в рок-музыку за последние двенадцать лет не было харизмы Моррисона.

Д: Как вы думаете, критика имела под собой основу?

Р: В самом деле, это были не лучшие работы… потому-то мы и решили закрыть 'Двери'. Это была неплохая музыка, было интересно её делать и мы неплохо проводили время. Но всё уже было совсем не так без Моррисона. Неправильно.

Д: Кажется, что всегда о Моррисоне говорили как о шамане.[…Да]. Я не ошибусь, сказав, что шаман — это знахарь, лекарь у индейцев, […Да.] впадающий в транс от звуков барабана. […Верно]. То есть как африканские барабанщики, входящие в контакт с чем-то, с чем никто кроме них войти не может. У меня такое чувство, будто имя Моррисона просто использовалось… Я слушал представление 'Дорз' в Амстердаме (где Джима не было, так как он был увезён в больницу), и у вас там всё тот же контроль над аудиторией. Мне кажется, будто Моррисон, Шаман, брал у вас энергию.

Р: Шаман никогда не делает своих вещей и никогда не входит в свой транс, пока рядом нет его ассистентов. Шаман и группа работают вместе, точно так же как и музыканты работают вместе, как мы с Джимом… вы понимете… мы нуждались в Джиме… Джим нуждался в нас, и мы работали все вместе, и Джим был лидером и мог брать энергию, и мы шли вместе с ним и давали ему энергию и позволяли ему становиться безумным. Если не было его, мы, как в Амстердаме, делали всё, на что были способны. Существовала сила, заключённая в каждом из 'Дорз'. Мы поняли, как нужно проникнуть в ритм музыки, и все мы попытались это сделать. И все вместе мы сделали это невероятное шоу.

Д: Вещь, поражающая людей, это звук вашего электрооргана. В некоторых вещах 'Дорз' благодаря этому даже не нуждается в Моррисоне, дабы получить гипнотический эффект.

Р: В общем, да. Но мы все вместе были в этом, и именно поэтому 'Doors' имели успех. Это был Моррисон в центре, как представитель, как облик, как центральное ядро, но все мы были вместе в этом. Вот почему мы были группой. Я думаю, потому 'The Doors' особенны, потому что каждый из членов группы был во всём этом.

Д: 'Full Circle'… Кажется, вы будто предчувствовали, что это начало конца. Музыка 'Дорз' всегда была акцентирована на Судьбе, Роке, а здесь этого не было…

Р: Да, и потому, как я сказал, когда мы думали о том, как назовём альбом, я сказал, 'У меня есть неплохая мысль, давайте назовём его 'Full Circle', потому что это означает приближение к концу… так и было… 'The Doors' прошли свой полный цикл, и пришло время закрыть 'Двери'.

Д: Что вы тогда чувствовали? Вы тогда сказали, что вместе играть уже не будете никогда?

Р: Да. 'Итак, большое вам спасибо, Джон, Робби… Прощайте… Ещё раз спасибо… это было здорово. У нас было множество прекрасных времён, и теперь настало время каждому из нас пойти своей дорогой и войти в следующую фазу нашей жизни.' Семилетний цикл завершился. Я думаю, Джим умер слишком рано для завершения нашего семилетнего цикла. Мы были вместе пять лет и нужно было ещё два года для завершения цикла, и теперь всё кончено. Как бы то ни было, мы собрались ещё раз для выпуска альбома поэзии, 'An American Prayer'.

Д: Я замечаю интересную вещь — среди интервью членов 'The Doors' количество интервью Моррисона было минимальным. Больше всего было ваших. Мне кажется, что:

a) вы были старшим по возрасту;

б) наверняка вы были самым музыкально подготовленным;

в) ваш орган делал саунд, особенно вместе с вашей басовой партией.

Для немногих Моррисон был группой, но на прошлой неделе я разговаривал с несколькими коллекционерами, и они сказали, что Моррисон был 'первой скрипкой', а Манзарек был собственно группой.

Р: Очень интересно, спасибо. Вы знаете, мне нравится, что мой труд пришёлся по нраву людям, но мне, видно, снова придётся сказать, что надо осознавать факт, заключающийся в том, что без любого из членов группы наша группа не была бы 'The Doors'. Гитара Робби… было прекрасно с ним работать. И Джон был очень ответственным и вслушивающимся ударником. Я где-то говорил, но, быть может, вы не знаете… 'Дорз' вслушивались друг в друга. Мы всегда слышали… мы знали, что сейчас говорит Джим. Я знал, что сейчас делает Джон, и мог слышать Робби. Мы все друг друга сышали. Вот один из ключей к тому, как быть хорошим музыкантом…А то можно как: услышал ритм — и выдавай своё как можно громче! Мы так не играли… мы внимательно прислушивались друг к другу.

Д: Вы не устали от культа Моррисона?

Р: В общем, да… Случались некоторые преувеличения… и вы знаете, я не согласен, когда люди говорят, что Моррисон целиком делал группу, потому что группа была группой, и Моррисон играл действительно очень важную роль, но и группа работала очень хорошо.

Д: Важную, как я понимаю, роль играли секс, наркотики и наркотический мистицизм.

Р: Наркотики… конечно, не героин или кокаин, ничего из этого… но в течение всей истории

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату