Загрузка...

Луис Ламур

Клеймо Сэкеттов

(Сэкетты-10)

Посвящается Джуду и Реду в память о встречах в Тукумхари и Санта-Розе давным- давно…

Глава 1

Нет, мы, Сэкетты, несуеверны. Если завязать узлом полотенце или оставить в огне лопату, я знаю, со мной ничего не случится. А кто в этом сомневается?

Когда я поднялся на этот утес, у меня дух захватило, мысли смешались, и я застыл на краю обрыва, пораженный открывшейся картиной.

Передо мной простиралась земля необычайного величия и красоты. Далеко внизу ревела и бесновалась полноводная река, зажатая берегами. Тугие струи сплетались и сталкивались между собой, низвергаясь в бездну футах в шестидесяти подо мной. Как дикий, необузданный мустанг, поток вырывался из теснин на простор и широко разливался голубой лентой по равнине. На другом берегу раскинулся великолепный сосновый бор. Он тянулся к северу и к востоку до самого горизонта. Я стоял у порога таинственной, еще никем не описанной и не освоенной страны Смокис.

На западе, над равниной, вздымалась гряда отвесных скал, оголенный гребень напоминал хребет динозавра. На подходах к скалам лес редел и наконец исчезал совсем, и местность превращалась в пустыню. За рекой в нескольких десятках миль от берега тянулась гигантская каменная стена. Эти горы были, по крайней мере, на тысячу футов выше той площадки, на которой я стоял, хотя и она находилась достаточно высоко.

Еще в Глоубе мне рассказывали об этих горах. На тех картах, что я видел, они именовались Моголлон, но местные жители называли ее Магги-Оун.

Да, это то самое место, которое мы так долго искали. И теперь мне оставалось только наметить наиболее удобный маршрут для моих мулов и фургона. Отсюда, с высоты, было видно все как на ладони. Вскоре Я обнаружил весьма удобный спуск и уже. хотел вернуться назад, как что-то сильно ударило меня по голове, словно по черепу выше уха полоснули ножом. В следующее мгновенье я осознал, что ранен и стремительно лечу вниз. Страх сдавил мне горло, и я услышал дикий, отвратительный крик… мой крик.

С размаху плечом я врезался в какой-то выступ скалы. От столкновения он разлетелся на куски. Теперь я продолжал падать вместе с бешено несущимися камнями. Несколько раз, беспомощно крутясь и кувыркаясь, мое тело натыкалось на острые скалы. Один очень сильный удар пришелся по ноге. Едва успев заметить усыпанный гравием откос, я рухнул на него. Он подбросил меня в воздух как мяч, и в ту же секунду я заскользил по резко обрывавшейся отвесной стене.

Жалкие кустики, Бог знает как зацепившиеся корнями за скалу, чуть-чуть задерживали мое падение. В отчаянии я попытался ухватиться за них покрепче, но только ободрал руки. Сорвавшись в последний раз, я упал в реку, и вода сомкнулась над моей головой.

Отчаянно пытаясь всплыть, я не заметил, как зацепился штаниной за какую-то корягу. Пришлось приложить немало сил, чтобы освободиться. Проплыв несколько футов под водой, я вынырнул, и тут же бурлящий поток подхватил меня и понес к водопаду.

Я сделал судорожное движение, стараясь вырваться из тугих объятий воды, но волна тут же накрыла меня, и я чуть было не захлебнулся. С бешеной скоростью меня пронесло между скалами и с огромной силой швырнуло с высоты более чем шесть футов в бездонную пучину. Течение продолжало тащить меня за собой, и я одолел еще один водопад, прежде чем мне удалось почувствовать под ногами твердое дно.

Но удержаться на скользкой скале не удалось. Меня снова подхватил поток, только на этот раз течение вынесло мое избитое и израненное тело в спокойную заводь, скрытую нависшими над ней деревьями. Цепляясь за корни огромного старого платана, склонившегося над водой, я выбрался на берег. И тут же в изнеможении упал.

Не знаю, сколько времени провалялся я в забытьи. Очнулся от холода. Дрожа всем телом, я медленно возвращался к действительности. Сначала мое сознание выделило лишь ощущение холода… а потом я понял, что слышу. Неподалеку от меня, в лесу, кто-то разговаривал.

— Ну, и чего же в итоге добился босс? Он был всего лишь кочующим ковбоем.

— Без лишних вопросов, Дэнсер. Ты получил за работу — будь доволен. Нас наняли найти и убить его — не важно, сколько времени это займет. Он хочет, чтобы мы предъявили ему труп. Вот и ищи. Если парень еще жив, мы добьем его.

— Ты что, смеешься? Да ведь этот бедняга рухнул с такой высоты. Могу побиться об заклад — он умер еще до того, как сорвался вниз. Мы все свидетели, как Макон размозжил ему голову. С такого расстояния, да еще по неподвижной мишени промахнуться нельзя.

— Все равно мы будем искать его, пока не найдем.

Стук копыт их лошадей стих, а я все еще дрожал на влажном песке, четко сознавая: если не согреюсь — погибну. Я попытался пошевелить одной рукой. Ничего не вышло: она лежала как плеть.

Пальцы другой накрепко вцепились в выступ скалы. Подтянувшись, я поглубже забрался в промоину между корнями. Земля подо мной представляла собой замерзшую грязь. Но все же это было убежище. Свернувшись калачиком словно ребенок, я надеялся хоть как-то согреться и попытался собраться с мыслями.

Что со мной случилось? Где я нахожусь? Кто хотел моей смерти и почему?

Сосредоточиться никак не удавалось. В голове гулко и тяжело стучало. От боли я зажмурился. Ушибленная нога онемела, на руки было страшно смотреть. Пытаясь за что-нибудь ухватиться, я содрал с них почти всю кожу. Один ноготь оказался выдран с корнем.

Некто, кого звали Маконом, стрелял в меня. Сколько я ни мучился, не смог припомнить человека с таким именем, даже слышать о нем мне не приходилось. Он, конечно, не промахнулся, но в момент выстрела я как раз поворачивался, чтобы уйти, и это спасло мне жизнь. Ощупав голову, я удостоверился, что пуля прошла над самым ухом. Рана еще кровоточила, но была поверхностной.

Холод вернул меня к жизни. Подслушанный разговор заставил думать. Судьба дала мне шанс, но стоит ли им воспользоваться? Еще немного полежу — и конец. Вся борьба, вся боль останутся позади.

И тут меня будто сразила молния.

Энджи… Энджи Керри, моя жена! Где она? Что с ней?

Собрав последние силы, я перевернулся и с неимоверным трудом начал подниматься на ноги. Энджи осталась на горе с фургоном и мулами. И она была одна. Она ждала меня и беспокоилась. Она была одна, совсем одна.

Сгущались сумерки. С наступлением темноты преследователи прекратят поиски, по крайней мере на сегодня. Если уходить, то сейчас.

Помогая себе локтем и кистью раненой руки, я выбрался из убежища и, цепляясь за ветви платана, встал на ноги. Тело не слушалось. Пришлось прислониться к стволу, чтобы удержать равновесие.

Прибрежный лес был чистый — ни кустарника, ни травы. Кроны огромных старых платанов давно сплелись и образовали почти непроницаемую крышу. Там, где я стоял, ночь уже наступила.

Стуча от холода зубами, я оглядел себя. Рубашка и брюки порваны в клочья, сапоги бесследно исчезли. Видно, когда я падал, расстегнулась кобура, револьвер пропал, не оказалось на месте и ножа.

Приближалась весна. Снег уже растаял, но холод стоял жуткий. Чтобы хоть немного согреться, я стал растирать себя одной рукой, разгоняя кровь. Ушибленная нога никуда не годилась, но, судя по боли, все же не была сломана.

Кров… Я должен отыскать кров и тепло. Если бы я смог добраться до фургона! Там одежда, одеяла, оружие. И, самое главное, там Энджи. Господи, только бы с ней ничего не случилось!

Но стоп! Не паниковать! Попробуем включить мозги. Лишь благодаря им человек возвысился над всей природой — что-то подобное мне говорил один умный человек. Сейчас страх намного хуже, чем холод и даже чем тот безымянный враг, который напал на меня и организовал погоню, собрав для этого несколько человек.

Кто бы это мог быть? И почему я стал ему поперек горла? Мы находились на земле индейцев-апачей. Во всей округе белые мужчины были наперечет, и ни с одним из них я не мог похвастаться знакомством. Насколько мне было известно, никто даже не знал, что мы с Энджи отправились сюда… Нет, есть один —

Вы читаете Клеймо Сэкеттов
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату