Загрузка...

Луис Ламур

Вниз по склонам холмов

Джоди и Джонне, Бо и Анжелике, каждый из которых внес какой-то вклад в эту книгу.

Глава 1

Когда Харди Коллинз проснулся, жеребца Биг Реда не было. Накануне Харди сам привязал его и теперь с неожиданным чувством вины вспомнил, что, торопясь вернуться к костру, плохо заколотил колышек в землю.

Харди понял, что конь ушел, поскольку с того места, где он лежал, ему был бы виден темный контур тела животного на фоне неба. Напуганный случившимся, он минуту-другую лежал тихо.

От костра остались только красные угли… Где-то разговаривал с луной койот… В фургоне пошевелилась во сне миссис Энди.

Биг Ред ушел по его вине. Мистер Энди все время говорил, что Харди уже достаточно взрослый, чтобы отвечать за свои поступки, а если не считать встречи с отцом, к которому он ехал, Харди больше всего на свете хотелось, чтобы мистер Энди признал его достойным доверия.

Когда их караван пересекал Равнины, никто не отлынивал от работы. Даже Бетти Сью, которой недавно исполнилось три, вместе с матерью собирала бизоний помет.

Стараясь не шуметь, Харди вылез из-под одеял и натянул сапоги. По звездам он видел, что до рассвета уже недолго, но рассчитывал найти жеребца и вернуться, прежде чем кто-нибудь заметит его отсутствие. А где надо искать, Харди знал.

Особенно осторожным ему приходилось быть из-за Бетти Сью, которая следовала за ним, куда бы он ни шел. Если она сейчас проснется, то начнет задавать вопросы. «Беда с женщинами, — решил Харди, — они задают слишком много ужасно глупых вопросов».

Первым делом мальчик достал флягу. Мистер Энди предупреждал его, что человек на Западе никогда не должен оставаться без фляги с водой, а там, где жил отец Харди, воды постоянно не хватало.

Охотничий нож был всегда при нем — с тех пор как горец note 1, как-то раз остановившийся поужинать и поболтать в их лагере, между прочим заметил, что если у индейца или горца есть нож, то они выживут в любых условиях и при любых обстоятельствах.

С невысокого холма, на котором расположились кольцом фургоны, местность хорошо просматривалась, а до оврага, где Харди рассчитывал найти жеребца, было чуть больше мили. Там вокруг источника росла сочная трава, и пока переселенцы разбивали лагерь, лошади паслись в этом месте. А когда перед сном Харди пошел за Биг Редом, тот покинул пастбище очень неохотно; скорее всего жеребец вернулся туда.

Вдалеке от фургонов уже не казалось так темно. Харди прошел почти треть пути, когда услышал сзади шорох и испуганно обернулся. Это была Бетти Сью.

— Разворачивайся и топай назад, — сказал Харди. — Что скажет твоя мама?

— Ничего не скажет, если я буду с тобой.

— Иди назад, — повторил он. — Мне нужно найти Биг Реда.

— Я хочу с тобой.

«Если я сейчас заставлю ее вернуться, — подумал Харди, — она наверняка заблудится. Или попытается, сделав крюк, обогнать меня».

— Ладно. Только веди себя тихо. Поблизости могут оказаться индейцы.

Девочка семенила рядом, и Харди признался себе, что рад ее обществу. Он не очень боялся индейцев и упомянул их лишь затем, чтобы Бетти Сью вела себя тише. Мистер Энди и все остальные сходились во мнении, что в это время индейцев в здешних краях нет.

Когда они достигли оврага, в котором большой гнедой конь мирно щипал траву, небо на востоке только начинало бледнеть. Навострив уши, Биг Ред посмотрел на детей и начал медленно приближаться к ним, волоча за собой колышек. He дойдя нескольких шагов, он остановился, вскинув голову, раздувая ноздри и вслушиваясь в ночь.

— Ты и впрямь пуглив, Ред, — сказал Харди, подхватывая колышек. — И ты причинил уйму хлопот, скрывшись от нас. А если бы мы ушли и оставили тебя? Что бы ты тогда делал?

Биг Ред был сильным крупным жеребцом — и вместе с тем домашним баловнем. Харди впервые уселся на него верхом в четырехлетнем возрасте, а Биг Ред был игривым двухлеткой, пугливым с незнакомыми людьми, а временами коварным. Он до сих пор оставался таким. Особенно жеребец не любил, когда кто- нибудь возился возле его хвоста. Он лягался, как мул, когда мистер Энди пытался вычесывать из его хвоста репьи.

Харди заботился о Биг Реде с тех пор, как тот был жеребенком; он скармливал ему морковки и турнепс и водил на водопой. Биг Ред знал, кто его лучший друг чуть ли не со дня рождения.

Харди был слишком мал, чтобы забраться на лошадь без посторонней помощи — ведь рост Биг Реда превышал семнадцать ладоней note 2. Харди мог только подсадить Бетти Сью.

— Харди! Там сливы… — воскликнула девочка.

Харди в отчаянии оглянулся на нее.

— Сливы! Все тебе сливы! Это не сливы, а черная смородина.

С вызывающим пренебрежением к названиям Бетти Сью уже запихивала ягоды в рот. До них донесся слабый треск, словно где-то вдали ломали сучья, и Харди взглянул на небо.

Было ясно, что их возвращение не останется незамеченным. Но если они принесут с собой полную шляпу черной смородины, может быть, мистер Энди не будет очень сердиться.

Харди показалось, что он услышал крик животного или ребенка. Он прислушался, но не уловил больше ни звука. Мальчик стал собирать ягоды, отправляя в рот каждую третью.

Когда шляпа наполнилась, они двинулись в обратный путь — Бетти Сью, с руками и губами, перемазанными смородиновым соком, восседала на лошади. Она делала то, что ей говорили, не вдаваясь в споры, — не то что большинство взрослых женщин. Они всегда спорят с мужчинами — даже миссис Энди, которая ничего не может сделать, не наговорив сперва столько слов… Больше, чем сойка над ужом.

Они выбрались из оврагов ярдов за двести от лагеря. И тогда Харди увидел дым…

Внезапно он испугался. Дыма было очень много, он такого никогда не видел — даже в тот раз, когда кто-то, уронив горящие угли, поджег траву внутри кольца фургонов. Харди послышался лошадиный топот, но когда они одолели последний подъем, то глазам их предстал только дым. И то, что могло быть пылью.

Первым делом Харди бросилось в глаза отсутствие белых тентов на фургонах. Конечно, на самом деле в них оставалось уже не слишком много белого, но на фоне прерии они выглядели именно так и с расстояния в несколько миль походили на череду облачков, плывущих над самой землей. Не было ни следа обычной для этого времени суеты, связанной с подготовкой к отправлению в путь. Едва заметив дым, Харди замедлил шаг и пошел рядом с лошадью, взяв за руку Бетти Сью. Сейчас он бессознательно сжал пальцы, и Бетти Сью вскрикнула.

Биг Ред резко остановился. В глазах жеребца был виден испуг, он явно ощущал какой-то запах, который ему не нравился. Харди встал на цыпочки и снял Бетти Сью со спины коня. Перед тем как отправиться на Запад, он слышал немало рассказов о нападениях индейцев и о том, как надо поступать в таких случаях. И Сквайрс, тот горец, что останавливался у них поужинать, тоже говорил об этом. И теперь Харди понял, что произошло. Он вогнал колышек в землю и положил руки на плечи Бетти Сью.

— Посиди здесь, — сказал он. — Мне нужно пойти туда. Если сдвинешься хоть на дюйм — я тебя никогда и никуда больше не возьму.

Девочка спокойно взглянула на него.

— Я хочу к маме.

— Сиди здесь.

Харди медленно взобрался по длинному склону холма. Сердце его тревожно билось, в горле стоял ком, которого он никак не мог проглотить.

В караване переселенцев насчитывалось всего двенадцать фургонов, однако, отправившись в путь в конце сезона, они рассчитывали добраться благополучно. Напал на них маленький отряд индейцев;

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату