Загрузка...

Диана Гамильтон

Солнце после ливня

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Еще немного подержав телефонную трубку, Джейсон Харкурт медленно ее опустил. Ссутулившись и сунув руки в карманы поношенного пиджака, он глубоко задумался.

Комната подавляла его. Молодой мужчина задыхался среди всего этого роскошного антиквариата, картин в стиле барокко и пыльных ковров. Подойдя к окну, Джейсон выглянул в сад.

Как сильно он ненавидел Литем-Корт!

Вот уже семь лет, как не появлялся он здесь. Исключением стали похороны Вивьен — второй жены его отчима Гарольда. И сейчас присутствие Джейсона в Литем-Корте было вынужденным. Уж слишком тяжелый груз неприятных воспоминаний нес он на себе.

Джейсон Харкурт после смерти Вивьен примирился с Гарольдом, человеком, усыновившим его после женитьбы на овдовевшей матери трехлетнего ребенка — отец Джейсона погиб в горах при восхождении на очередную вершину. Малышу тогда было легко принять отчима. Однако когда Джейсону исполнилось семнадцать, он взглянул на приемного отца другими глазами.

Но и это в прошлом. Им все же удалось наладить подобие дружеских отношений во время встреч в лондонских клубах и в других местах. А сейчас Джейсон в глубине души был, страшно сказать, доволен, что старик наконец-то ушел навсегда и унес с собой терзавшую пасынка непреодолимую ревность ко многим вещам, их объединяющим. За это Джейсон был благодарен отчиму.

А что позволил себе Гарольд в их последнюю встречу? Уколол Джейсона весьма болезненно. Как бы невзначай обронил:

— Джорджия вернулась в Англию вот уже шесть месяцев назад. И мы с ней регулярно встречаемся.

При упоминании ее имени глазки на увядающем лице Гарольда заблестели. Джейсон заметил это моментально. Да, со времени смерти Вивьен Гарольд медленно угасал. И только его физическая немощь удержала Джейсона от того, чтобы не встать из-за столика и не уйти из душного клуба на оживленную лондонскую улицу.

— Значит, ты виделся с Джорджией, — медленно проговорил он. Настроение уже было испорчено. И оно портилось у Джейсона всякий раз, когда он, забываясь, начинал думать о ней.

— Перед смертью Вивви, упокой Господь ее душу, не разрешила даже упоминать имя дочери. — Гарольд отставил в сторону тарелку с едва тронутой едой. Джейсон в свою очередь потыкал вилкой пудинг, раздумывая, хочется ли ему доедать его или нет, и отодвинул.

— Помню, ты хотел прервать долгое молчание и позвонить Джорджии, чтобы сообщить о похоронах ее матери, — осторожно напомнил Джейсон. Ранее он собирался забыть про личные счеты и рассказать ей обо всем сам, дабы не утруждать Гарольда. Но старик настоял на своем: желал сделать это самостоятельно. А вышло так, что и беспокоиться было нечего — Джорджия все равно не приехала на похороны собственной матери.

— О да, — Гарольд закрыл глаза. — Мне нужно было кое-что сказать ей, и я сказал, — со значением выговорил он. — И рад, что мы выяснили отношения и даже снова сблизились. Ну нельзя же все время оглядываться на прошлое. Так или иначе, Джорджия снова поселилась в Англии. Сейчас она руководит группой дизайнеров в филиале рекламного агентства в Бирмингеме. Знаешь, она переехала к той девушке — Сью, отец которой открыл отделение своей компании в Нью-Йорке. Помнишь Сью?

Джейсон раздраженно поглядел на часы. С него хватит! Еще бы не помнил.

— Думаю, мы могли бы встретиться все вместе в Литем-Корте, как-нибудь в выходные, — произнес Гарольд. — Наладить отношения. Ты и Джорджия — вот и все члены моей семьи.

— Избавь меня от сантиментов. — Джейсон прикрыл лицо носовым платком. — Они не производят на меня впечатления. — Сказав это, он резко выпрямился.

— Я просто попытался навести мосты. — Глазенки отчима лукаво блеснули. — Ну, ты приедешь? Я пригласил Джорджию на следующие выходные. Встретимся как в старые добрые времена.

Но Джейсон считал, что вполне может прожить и без этого.

— Тебе только так кажется! — отрезал Джейсон и вышел.

С тех пор Джейсон старика не видел! Нет, он не поступал так сознательно, просто было очень много работы, и теперь, когда отчим умер, он сожалел о несостоявшихся встречах.

Воспоминания проносились у него в голове, пока он разглядывал опустевший сад. А на улице шел дождь со снегом, и даже редкие льдинки постукивали по стеклу. Короткий зимний день перетекал в вечер. К тому же экономка, миссис Моуди, сообщила о предполагаемых ночных заморозках, что означало следующее: утро не будет лучшим для вождения. И скорее всего, Джорджия предпочтет не рисковать. Если она не удосужилась приехать даже на похороны родной матери, к чему утруждать себя ради Гарольда.

Но все может измениться, если она толком не знает, кому завещал свои денежки отчим, и захочет побыстрее это выяснить, цинично подумал Джейсон.

Сжав зубы, он снова подошел к телефону и снял трубку.

Когда в гостиной раздался звонок, Джорджия рылась на кухне в поисках невесть куда запропастившейся банки растворимого кофе, которая точно где-то была.

— Я послушаю, — откликнулся Бен, стоявший в дверях кухни. Высокий худощавый парень улыбнулся с намеком, в его голосе прозвучали сексуальные нотки.

Вернувшись к своим поискам, женщина задумалась над тем, почему все откладывает встречу, которая бы расставила все точки над i. Однако в глубине души она понимала, что к чему. Дело-то было в ней самой.

Вот уже несколько месяцев она и Бен снимали квартиры на одном и том же этаже в эдвардианском доме в одном из престижных кварталов Бирмингема. После возвращения из Нью-Йорка у нее здесь совсем не было знакомых, и Джорджия была благодарна Бену за его прекрасное к ней отношение.

Он часто заглядывал вечером на огонек потолковать о том, о сем или, к примеру, что-нибудь одолжить. Иногда приносил бутылочку вина — вместе ее и распивали.

Недавно принес диск, который, по его мнению, должен был ей понравиться. Почти каждую неделю он приглашал Джорджию куда-нибудь поужинать и ничуть не огорчался, когда она отклоняла его приглашения.

А еще ей совсем не хотелось, чтобы их идеальную дружбу испортил секс…

Джорджия уже поставила на поднос кофейник и чашки, а телефон все продолжал звонить. Должно быть, Бен не мог найти его: завалился куда-нибудь за подушку. Какой противный звук!

Вот уже три недели она не была дома — отсюда и беспорядок. С тех пор, как Джорджия сюда переехала, она никак не могла найти время заняться хозяйством — напряженно работала. Теперь вот пришла пора привести жилье в порядок.

Наконец-то Бен обнаружил телефон под кучей штор, предназначенных для маскировки уродливых проемов в доме, но так и лежащих без применения.

Она услышала, как дрогнул его хрипловатый голос, когда молодой человек начал общаться с кем-то на другом конце провода.

— Да, она дома… Минуту. — Он прикрыл трубку ладонью и пояснил: — Какой-то мужчина, не назвался.

Джорджия устало подумала: видимо, по его мнению, с ней не смеют разговаривать другие мужчины, кроме него самого.

Пожелав в душе, чтобы мужская ревность не испортила их дружбу, она решила не обращать внимания на гримасу Бена и взяла трубку.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату