Загрузка...

Глава 1.

   Отряд шел цепочкой по дну неглубокого оврага. Не ахти какое укрытие, но иного выбора не было. Появление на открытом месте привело бы к неминуемой гибели, а так у стрелков оставался хоть какой-то шанс добраться до цели живыми. Эндрю Стоунмен, возглавлявший отряд, время от времени осторожно выглядывал из-за кромки камней с целью убедиться в наличии или отсутствии противника в пределах видимости, а так же определить расстояние до опушки леса. Все было тихо, но Эндрю уже успел убедиться на личном опыте, что тишина не всегда означает отсутствие опасности. Уж от Одноглазого Бизона в ближайшее время точно можно ожидать кучу сюрпризов, по большей части неприятных.

   После короткой передышки отряд двинулся дальше. Эндрю оглянулся, уже зная, что увидит: суровые лица, отмеченные печатью презрения к смерти. К этому времени в отряде остались одни ветераны, пережившие не одно сражение и понимающие, что бравада перед боем не лучший способ пережить его. Единственный, кто вызывал смущение у командира, это Толстяк Эд. Низенький и подслеповатый, он не переставал жаловаться вполголоса на многочисленные беды и несчастья, обрушившиеся на его голову. Казалось, его раздражало все: от палящего солнца в небесах до пыли, выбиваемой тяжелыми ботинками его товарищей из сухой земли. Командиру доставалось тоже. Эндрю сделал вид, что не услышал. Отчитать подчиненного он может и потом, в Форте,... если, конечно, останется жив.

   Лес приближался, он манил к себе, обещая укрытие. Командир тяжело вздохнул: он хорошо знал иллюзорность этой защиты. Три раза они пытались найти лагерь Одноглазого и все три раза нарывались на засады. Эти краснокожие бестии изучили тут каждую тропинку, знали все укромные места и, естественно, не отказывали себе в удовольствии использовать это преимущество. Впрочем, на этот раз все может быть по-другому. Небольшой отряд, собранный на скорую руку из больных и раненых, должен был создавать видимость нападения с севера и отвлекать внимание краснокожих, в то время как все лучшие бойцы, оставшиеся в распоряжении Эндрю, тайно проберутся с юга и попытаются захватить лагерь. Если засады нет, значит, их задумка может осуществиться, а если есть.... Пожалуй, тогда им остается только умереть красиво. Убежать возможности не будет, а подмоги ждать не откуда. Бойцов в Форте больше не осталось, за исключением двух часовых.

   Совсем скоро они должны были достигнуть леса. Его еще не было видно, но шелест листвы слышался отчетливо. 'Еще пятьдесят шагов и все решится' - подумал Эндрю. Пятьдесят шагов, благодаря которым и должен разрешиться старый спор. Кто хитрее и умнее: он, молодой начальник гарнизона, или старый индейский вождь, доставивший немало беспокойства командирам, куда умнее и опытнее Эндрю.

   С каждым шагом его беспокойство все сильнее передавалось отряду. Стали слышаться звуки взводимых курков и затворов. Наконец, все оружие было взято на изготовку. Тридцать два стрелка отчетливо понимали, что им предстоит. Против них почти сотня краснокожих, прошедших суровую школу войны, под руководством лучшего из наставников по эту сторону прерий. Эндрю кивнул Толстяку, шедшему за ним.

   - Я выхожу. Следите за лесом.

   Толстяк сглотнул от волнения, но, тем не менее, взял карабин и нацелил его в сторону ближайших кустов. Эндрю, держа кольты наготове, высунулся из оврага по пояс. Пока еще стояла тишина, никто не издавал боевых кличей, не пускал стрелы, да и, в конце концов, не стремился снять с него скальп.

   И Эндрю решился. Медленно, перебежками, пригнувшись к низкорослой траве, он устремился к лесу. Следом, подражая командиру, двинулся Толстяк. Остальные выходили уже по двое, благо ширина тропинки, ведущей из оврага, это позволяла.

   Следующая секунда показала, что, несмотря на всю хитрость и изворотливость бледнолицых, Одноглазый Бизон по-прежнему видит все их действия на пять шагов вперед. Вначале был град стрел. Град жгучих черных молний буквально смел тех стрелков, что выбрались из оврага, за исключением Эндрю и Толстяка, стоящего на краю тропы. Впрочем, Толстяк так и не успел сделать ни единого выстрела. Из кустов, одна за другой, вылетели три стрелы. Первая угодила незадачливому ворчуну в грудь, две другие, явно сбитые с курса ветками, тем не менее нашли свою цель и пробили ему бедро. Взвыв от боли, Эд потерял равновесие и скатился по тропинке вниз. Эндрю остался один, и, к сожалению, он знал почему.

   Увидев толпу выбежавших из кустов краснокожих спустя мгновение, он понял, что не ошибся. Не обращая внимания на одинокого стрелка, примерно полсотни индейцев ринулись к краю оврага и стали пускать стрелы в уцелевших. О наличии в овраге живых и желающих бороться свидетельствовали редкие выстрелы, раздававшиеся оттуда в ответ. Но шансов у них не было: следующий залп индейцев наверняка добьет тех, кто уцелел и сам себя загнал в ловушку.

   Крики и выстрелы погибающих товарищей привели Эндрю в себя. Еще не отойдя от шока из-за проваленного плана, он с ревом берсерка бросился в атаку. Молодой командир прекрасно осознавал, что шансов выжить самому никаких, но ведь он может не дать сейчас добить своих соратников. А там глядишь, воспользовавшись прекращением обстрела, его стрелки смогут уйти, чем черт не шутит.

   Неожиданная атака с тыла застала индейцев врасплох. Эндрю бежал на их линию, стреляя с двух рук. Гнев застилал ему глаза, и он не видел, достигали ли пули цели, для командира это было неважно.

   - За Форт! За Толстяка! За всех! - орал он, не замечая, что его курки щелкают вхолостую, а противники разбегаются, вместо того, чтобы добить оставшегося безоружным.

   Ярость и безумие схлынули так же внезапно, как и появились. Эндрю огляделся. Он стоял один на краю оврага. Слева от него простирались равнина и лес, справа торчал из земли полуобгоревший ствол какого-то дерева.

   Из оврага стали доноситься голоса уцелевших стрелков, советующих командиру поскорее прыгать к ним и уносить ноги. Эндрю с сомнением покачал головой. Уносить ноги было некуда. Индейцы отступили на почтительное расстояние, перекрыли овраг и тем самым отсекли последний путь к отступлению. Оставшийся почти без бойцов командир вздохнул. Он знал, почему его оставили в живых, не изрешетили стрелами и не смели всей толпой. Рука сама потянулась к патронташу, доставая патроны. Времени уже не оставалось.

   То, что времени нет, Эндрю понял, когда, ломая кусты, из леса вышел Вождь. Именно Вождь, Вождь с большой буквы. Эндрю, несмотря на то, что уже не раз пересекался с Одноглазым Бизоном в бою, почувствовал, как холод пробирает его до костей. Похожий на медведя гигант семи футов ростом яростно сверкнул своим единственным глазом, вознес томагавк к небу и издал клич, который по уверениям некоторых был способен умертвить кугуара. Неизвестно, что там в действительности случается с кугуаром, но сердце Эндрю в тот момент и правда было готово остановиться. Понимая, что возможности перезарядить оружие у него не будет, он сжал револьвер и попытался прицелиться. Однако, едва лишь он поднял оружие на уровень груди, неведомая сила выбила револьвер и отбросила к корням обгорелого дерева.

   Эндрю даже не успел выругаться, хотя прекрасно знал причину случившегося. Два лучших стрелка племени, братья Лягушки, незаметно подобравшиеся совсем близко к нему, одним единственным выстрелом лишили последнего шанса на победу.

   Одноглазый был уже близко. Тот факт, что такой огромный мужчина способен передвигаться с молниеносной скоростью, никак не хотел укладываться в голове. Вождь вознес томагавк над головой бледнолицего, готовясь разрубить ее пополам. И тут Эндрю в очередной раз решился на безнадежную

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату