• 1
  • 2
Загрузка...

Говард ЛАВКРАФТ

ПЕЩЕРНЫЙ ЗВЕРЬ

Ужасное предположение, мучившее меня, теперь переросло в полную уверенность. Я заблудился. Я безнадежно затерялся в лабиринтах пещеры Мамут. Любой проход, в который я попадал, неизбежно приводил в тупик. Суждено ли мне увидеть снова дневной свет, холмы и благодатные долины? Здравый смысл запрещал питать пустые надежды. Я гордился тем, что сохранял самообладание и оставался невозмутимым перед испытаниями, выпавшими на мою долю. Возможно, этому способствовали долгие годы занятий философией. Хотя я много читал о том, что жертвы судьбы, подобные мне, испытывают жестокое исступление, но на данный момент у меня не было таких ощущений. Когда я понял, что сбился с пути, мной овладело необъяснимое спокойствие. Меня не пугала мысль о том, что я уже долгое время блуждаю в бесконечных лабиринтах, и что мое отсутствие осталось не замеченным. Если я должен умереть, то эта зловещая и одновременно величественная пещера станет моим последним пристанищем, моим мавзолеем. Судьбой мне предопределено умереть от голода, таково было мое убеждение. В подобных обстоятельствах многие сходят с ума, но я все еще сохранял ясный рассудок. Мое невезение явилось следствием собственной ошибки. Игнорируя предупреждение гида, я отстал от группы туристов. Больше часа я блуждал в одиночестве по тайным коридорам грота, но так и не смог снова найти проход, по которому шла туристическая группа, от которой я отделился. Мой электрический фонарик начал тускнеть. Очень скоро я погружусь в жуткую и почти ощутимую темноту земных недр. Пока я следовал в направлении, указываемом дрожащим светом фонарика, то задавал себе вопрос: какова будет моя кончина? Я вспоминал историю о больных чахоткой, добровольно поселившихся в гигантских подземных пещерах. Они обустраивались там в надежде поправить здоровье благодаря считавшимися целебными свойствам подземелья: чистоте воздуха и постоянной температуре. Но в этих безмятежных местах их ждала страшная и ужасная смерть. Я старался представить, каковы могут быть последствия длительного пребывания в таких условиях для здорового и крепкого человека, как я. Теперь у меня появилась возможность испытать эффективность воздействия жизни под землей, хотя из-за отсутствия пищи мне не удастся довести эксперимент до конца.

Вскоре слабый свет моего фонаря совсем погас. Подземельный мрак подступал со всех сторон, и я решил предпринять асе возможные меры, чтобы выбраться из этого опасного положения. Вдыхая воздух полной грудью, я принялся громко кричать в напрасной надежде привлечь внимание гида и туристов. Но сердце мне подсказывало, что крики никто не слышит, кроме меня самого, в этом черном тупике с неисчислимыми коридорами. Неожиданно я встрепенулся, услышав глухие шаги. Может быть экскурсовод, обнаружив мое исчезновение, отправился на поиск в этом известняковом лабиринте?

Я мучительно искал ответы на мои же вопросы и готов уже был возобновить попытки спастись, как моя внезапная радость сменилась поглотившим весь разум ужасом. Мой тонкий слух, еще более обострившийся благодаря абсолютной тишине, царившей в пещере, подсказал, что шаги не могли принадлежать человеку. Действительно, в этом подземелье звуки движений экскурсовода должны были бы резонировать громче. А сейчас до меня доносилась почти бесшумная поступь, напоминавшая кошачью походку. Впрочем, чем сильнее было мое напряжение, тем больше казалось, что я слышу звуки не двух, а четырех приближающихся лап. Теперь я убедился, что своими криками разбудил дикого зверя, возможно, горного льва, случайно заблудившегося в пещере. «Да, — подумал я, — судьба избрала для меня самую быструю и милосердную смерть. Я предпочел бы мгновенную смерть мучительному, медленному голоданию».

Но инстинкт самосохранения, безмолвно спящий до поры до времени внутри каждого из нас, неожиданно пробудился. Я приготовился подороже продать свою жизнь кровожадному зверю.

Мною овладело лишь одно чувство к приближающемуся визитеру — чувство враждебности. Я остался неподвижным и безмолвным, надеясь, что животное не заметит мое присутствие и продолжит свой путь по подземному коридору. К глубочайшему разочарованию шаги приближались. Зверя привлекал мой запах, который в такой спертой атмосфере чувствовался издалека.

Понимая, что мне предстоит выдержать бой и, если будет возможность, отразить непредвиденную атаку, я выбрал на ощупь самые большие обломки известняка, валявшиеся вокруг. С камнем в каждой руке я с достоинством ожидал неизбежного нападения зверя.

Поведение неизвестного животного внушало тревогу. Без сомнения, это была походка четвероногого существа, но казалось, что движения задних конечностей не координируются с передними. В какие-то короткие интервалы мне отчетливо казалось, что в процессе движения задействованы лишь две из четырех лап. С каждой минутой возраставшее любопытство не давало мне покоя — с каким зверем судьба подарила мне роковую встречу?

«Наверное, это несчастное животное, поплатившееся за свое безмерное любопытство пожизненным заключением в ужасной пещере. Оно питается летучими мышами и крысами, обитающими здесь, а возможно, и рыбой, которую ловит в Грин-Ривер, сообщавшейся с подземными водами грота». В беспокойном ожидании я мог только предположить, какие произошли изменения в его физическом состоянии, вызванные жизнью в подземелье. Дерзкая мысль, внезапно пришедшая ко мне, едва не рассмешила меня. А что если мне удастся одолеть моего четвероногого противника? Я даже не смогу как следует разглядеть поверженного врага, так как батарейки фонаря сели, а спичек при себе я не имел. Нервы мои были на пределе. Воображение рисовало мне отвратительное и огромное существо, приближающееся в кромешной тьме. Теперь я вспоминаю, что истошно закричал и не смог совладать со своим голосом. Оцепеневший и парализованный от страха, я стал сомневаться в твердости моей руки в решительный момент. Теперь я уже различал не только звук надвигающихся шагов, но и затрудненное дыхание животного. Несмотря на панику, овладевшую мною, я понял, что зверь, должно быть, шел издалека и, наверное, устал. Усилием воли я заставил себя действовать. Со всей силы я бросил правой рукой большой известняковый обломок в направлении, указанном моим безошибочным слухом. Я промахнулся ненамного, так как слышал, что животное сделало прыжок в сторону, увернувшись от камня. Застигнутое врасплох неожиданным нападением, оно остановилось в нерешительности. Во второй раз я был точнее. На это раз от нанесенного камнем удара животное рухнуло на землю. Я испытал огромное облегчение и отошел от укрывавшей меня стены. Мне удалось лишь ранить пещерного зверя, потому что среди тишины я слышал его тяжелое и прерывистое дыхание. У меня не было ни малейшего желания подойти и рассмотреть страшное существо. Находясь во власти странного суеверия, я не смел приблизиться ни на шаг к поверженному гиганту, но и не решался бросить в него еще один камень, чтобы добить. Охваченный паникой я бросился бежать, смутно ориентируясь в том направлении, откуда пришел. Вдруг я услышал шум, точнее последовательность звуков, порожденных металлическими предметами. На этот раз не было никакого сомнения в том, что навстречу мне шел экскурсовод. Затем я увидел слабый луч света, несущего мне спасение и неистово завопил от радости. Я бросился в направлении света, и, еще не осознавая, что со мной произошло, очутился на земле у ног экскурсовода, невнятно бормоча слова благодарности моему спасителю и бессвязно описывая мою жуткую встречу в пещере.

Мало-помалу я успокоился и пришел в себя. Экскурсовод объяснил мне, что заметил мое отсутствие на выходе из пещеры. Он отправился на поиски, тщательно обследуя расщелины и проходы вокруг того места, где меня видели последний раз.

Почувствовав себя уверенным в присутствии друга, державшего в руках фонарь, я вновь задумался о странном раненном мною звере в нескольких шагах отсюда. В сопровождении экскурсовода я вернулся на место скоротечного боя. На земле лежало белое массивное тело, еще белее, чем известняк. Осторожно приблизившись к раненому существу, мы остановились ошеломленные и удивленные. Среди всех животных, виденных нами ранее, это было самым экзотичным. Оно походило на огромную человекообразную обезьяну. Может быть, она сбежала из передвижного зверинца? Большая часть ее тела была совершенно гладкой, но волосяной покров на голове был настолько обильным, что каскадом ниспадал на плечи существа. Животное лежало лицом к земле. Острые когти удлиняли пальцы рук и ног, но они не были цепкими и загнутыми. Все это, как и неестественную белизну, я объяснял долгим пребыванием в подземелье. У обезьяны не было хвоста. Теперь дыхание животного стало совсем слабым. Мой спутник извлек пистолет, чтобы облегчить муки несчастного существа, но неожиданно оно издало настолько странный звук, что экскурсовод выронил из рук свое оружие. Этот звук невозможно описать. Он не походил на звуки, издаваемые обезьяноподобными. Я предположил, что, возможно, электрический свет так повлиял на существо, длительно находившееся в пещере, и породил этот жуткий стон. Слабые стенания продолжались.

Вы читаете Пещерный зверь
  • 1
  • 2
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату