wmg-logo

был обеспечен всем, что имелось у его более состоятельных и привилегированных друзей. Когда он выиграл место в Кембридже, она почувствовала себя на седьмом небе от счастья, она радовалась так, как радуются любые родители успехам своих детей. И она гордилась тем, что добилась этого, не залезая в долги.

— Тебе хорошо говорить, — буркнул Алекс. — В отличие от меня у тебя всегда были деньги, и ты могла тратить их, как тебе заблагорассудится.

— Алекс, я плачу за твое обучение, и я ни разу не отказала тебе, когда ты что-то у меня просил.

— Вот именно. Просил. Меня тошнит оттого, что я вынужден постоянно просить.

Ее сердце сжалось от такого несправедливого осуждения, и она грозно сказала:

— Давай выкладывай, сколько ты должен.

Алекс неохотно назвал цифру, от которой лицо Энджи мертвенно побледнело.

— Ты шутишь, — прошептала она.

— Если бы, — нервно засмеялся он.

— Пятьдесят, ты сказал — пятьдесят тысяч долларов? Ради бога, где ты взял такой кредит, чтобы потратить пятьдесят тысяч на игру на бирже?

Повисла гнетущая тишина. Энджи в упор смотрела на брата, виновато опустившего голову:

— Алекс, отвечай.

— Роке, — буркнул он в ответ.

Роке?

На секунду ей показалось, что она падает в обморок. Она почти задыхалась от волнения.

— Ты… ты хочешь сказать, что это Роке поощрял тебя играть на бирже?

— Конечно, нет! — с отвращением крикнул Алекс. — Я бы его никогда не послушал. Я его ненавижу. И ты это знаешь. После того, что он с тобой сделал, я…

— Тогда при чем тут он?

— Я воспользовался одной из твоих кредитных карт.

— Но я не пользуюсь кредитками!

У нее были обычные денежные карточки, но никогда она не осмелилась бы оформить кредитную карту, потому что в этом случае у нее появилось бы искушение залезть в долги, а долги — это…

— Я взял ту, что тебе дал Роке.

Энджи застыла. Карточка, которую ей дал Роке… За этой кредиткой стояли неисчерпаемые финансовые источники Роке, которыми она никогда не пользовалась, хотя карточка все еще где-то валялась у нее дома, может, в…

— Я наткнулся на нее в твоей прикроватной тумбочке, когда был здесь последний раз, и…

— Ты рылся в моих вещах?! — задыхаясь, воскликнула Энджи.

— Проклятье! Прости меня! — крикнул Алекс. — Я сам не знаю, что на меня нашло. Просто мне нужны были деньги. И мне не хотелось снова клянчить их у тебя. Поэтому я посмотрел, не оставила ли ты какую-нибудь мелочь. Я увидел эту кредитку и сразу же схватил ее. На ней было его дурацкое имя, великий и прославленный Банк де Кальвоса. — В его голосе прозвучала нескрываемая вражда по отношению к человеку, которого он никогда не любил. — Сначала я хотел разрезать ее на мелкие кусочки и выслать их ему по почте… с посланием. А потом подумал: почему бы не воспользоваться ей и не нанести ему сокрушительный удар? Мне казалось, все проще простого…

На ватных ногах Энджи подошла к креслу и рухнула в него. Она вся дрожала.

Роке. Боже милостивый. Она закрыла глаза и беспомощно кивнула:

— Не могу поверить, что ты мог так со мной поступить.

Она прижала к дрожащим губам холодные как лед пальцы.

— Что ты хочешь от меня услышать? — глухо спросил Алекс. — Да, я наделал глупостей, а теперь очень об этом, жалею: Но, Энджи, он должен был позаботиться о тебе! Ты заслуживала того, чтобы о тебе позаботились. А вместо этого он изменил тебе с этой девицей и… Хорошо. Давай теперь поговорим о тебе.

— А что со мной не так? — изумленно спросила Энджи.

Алекс засмеялся так, как будто она сказала какую- то глупость:

— У тебя была работа, о которой большинство девушек могут только мечтать. Твои фотографии были везде: на рекламных щитах, на обложках журналов. Все мои друзья завидовали мне, что у меня такая необыкновенно красивая сестра. Они воевали друг с другом за возможность увидеть тебя. Потом появился Роке и опустошил тебя. Ты ушла из модельного бизнеса, потому что Роке не одобрял этого…

— Ты не прав…

— Прав! — зло крикнул Алекс. — Он был эгоистичной, самовлюбленной и высокомерной свиньей. Этот тиран хотел подавить тебя и управлять тобой. Ему не нравилась твоя привязанность к работе и твоя привязанность ко мне.

Она не могла возразить. Роке действительно требовал от нее внимания, преданности, чтобы все ее желания были сосредоточены только на нем…

— А сейчас ты выполняешь эту дурацкую работу в офисе того же самого модельного агентства, которое когда-то стелило тебе под ноги красную ковровую дорожку, стоило тебе туда зайти. И ты снова еле сводишь концы с концами, тогда как он летает на своем личном самолете, а я не могу осмелиться попросить у тебя чуть больше денег без того, чтобы не чувствовать себя дико виноватым. Роке в долгу передо мной за то, как поступил с тобой. А ты просто позволяешь ему уйти, как будто он…

— Он должен мне, но не тебе! — гневно воскликнула Энджи. — Алекс, Роке был моей ошибкой, а не твоей. Он ничего тебе не сделал!

— Ты это серьезно? — вспылил брат. — Он лишил меня сестры, которой я гордился, и оставил меня с настоящей развалиной, которую я сейчас вижу перед собой. Энджи, куда подевалась твоя энергия? Твоя живость? Он забрал их. — В его голосе слышалась горечь. — Если бы он не женился на тебе, а потом не изменил, ты бы не плыла по жизни, как разбитое корыто. Ты бы до сих пор находилась на вершине своей карьеры, купалась в деньгах, и мне не пришлось бы воспользоваться его кредиткой, чтобы играть на бирже, потому что я брал бы деньги у тебя.

Энджи поежилась. Она посмотрела правде в глаза и увидела, что в своих бесконечных стараниях сделать жизнь Алекса как можно комфортнее она вырастила монстра. Наглого, эгоистичного до мозга костей недоросля, который считал нормальным украсть чужие деньги, если они дадут возможность получить то, чего он хочет.

Когда-то, во время очередной ссоры, Роке сказал ей, что, если она не остановится, она испортит Алекса и превратит его в невежественного прожигателя жизни.

Что ж, его предсказание сбылось. Но кто давал Роке право осуждать способ, которым она пыталась справиться с бунтующим подростком, когда он сам находился в привилегированном положении, которое давало ему возможность получить все одним лишь кивком головы?

Когда Энджи впервые встретила Роке, Алексу было семнадцать лет. Он все еще учился в школе и полностью зависел от нее. Влюбиться в кого бы то ни было никак не входило в ее планы, но, встретив Роке, она не смогла противостоять своим чувствам. Этот мужчина получал все, чего хотел. Они с Алексом так много требовали от нее, и ей иногда казалось, что она не выдержит и разорвется пополам.

С одной стороны, ей доставлял проблемы Алекс, с которым было все труднее договориться. Он прогуливал уроки, сбегая в город, и вечно попадал в неприятные ситуации, которые приводили к тому, что ей приходилось лететь к нему в школу и договариваться, чтобы его не исключили. С другой стороны на нее наседал Роке, который злился, что она слишком балует своего брата и потакает всем его капризам.

Когда Алекс получил место в Кембридже, Энджи почувствовала себя отомщенной. Он достиг этого не праздными шатаниями по городу. Он успокоился и за этот год в университете почти не доставил ей никаких хлопот.

Энджи вздрогнула. Алекс не успокоился. Он просто скрывал от нее, что делал то, что хотел, даже если это означало рысканье по ее квартире и кражу кредитной карты для игры на бирже.

— Я ненавижу его, — повторил Алекс, не догадываясь, о чем задумалась Энджи. — Ему бы не поздоровилось, если бы я загулял и полностью обчистил его. Я бы купил яхту, или две, или частный самолет, чтобы летать куда захочу, а не сидеть в университете и тратить его проклятые деньги, прежде чем он узнал бы, что это я… — Алекс резко замолчал, и его недосказанные слова повисли в комнате, как грозовая туча.

— Договаривай, — поднялась Энджи.

Чертыхнувшись, Алекс потер затылок и добавил:

— Роке приезжал ко мне сегодня. Он назвал меня слабаком, вором и тряпкой и грозился сломать мне шею, если я не… — Алекс остановился, судя по всему решив проглотить остаток оскорблений, которые ему нанес Роке. — Короче, он хочет, чтобы я вернул деньги. И пригрозил, что, если я не верну их, он обратится в полицию.

— Полицию? — Энджи снова рухнула в кресло.

— Я боюсь его, мне кажется, он не блефовал. На самом деле я даже в этом уверен.

Энджи тоже в этом не сомневалась. Роке никогда не сотрясал воздух попусту. Значит, он решил разделаться с ними.

Ее сердце наполнилось горечью, когда она вспомнила их последний поединок, когда они стояли лицом друг к другу, как смертельные враги, а не любящие муж с женой.

«Энджи, я предупреждаю тебя, если ты сейчас бросишься на помощь своему брату, я найду кого-нибудь другого, кто сегодня вечером займет твое место в нашей кровати».

Она поехала к Алексу. Он нашел Надю. Брак распался.

— И как же, по его мнению, ты с ним рассчитаешься? — спокойно спросила Энджи, догадываясь, что ее ждет.

Алекс сунул руку в карман:

— Он сказал, чтобы я передал тебе вот это.

В его руках она увидела визитку с фамильным гербом Кальвоса, за которым стояли могущественная международная инвестиционная империя, несколько самых лучших виноградников его родной Португалии и полученные в наследство обширные участки земли в Бразилии.

— Он что-то написал на обратной стороне, — буркнул Алекс.

Энджи ледяными пальцами перевернула визитку, на которой было написано: «Восемь часов. На квартире. Не опаздывай».

За время их совместной жизни он узнал об одном из ее самых существенных недостатков: Энджи постоянно везде опаздывала. Она частенько

wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

37

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату