Загрузка...

Александра Авророва

Шутка с ядом пополам

(Ученики и любовницы)

День 1. Четверг

— Вика, привет! Слушай, я могла бы сегодня часов в восемь к вам подъехать? То есть к тебе с Игорем Витальевичем. Мне надо с ним поговорить.

— С ним? — удивилась Вика, про себя отметив, что голос подруги в телефонной трубке звучит непривычно нервно. — Ну, по-моему, у него нет планов на вечер. Конечно, приезжай. А что случилось?

— Расскажу при встрече. Прости, звенит звонок, я бегу!

— Какой еще звонок? А, ясно, на твою лекцию! Тогда до вечера.

Марина преподавала физику в университете и, похоже, находилась сейчас на работе. В таком случае понятно, почему она не стала распространяться подробнее — переменка не слишком подходит для задушевных бесед. И все равно, могла бы хоть намекнуть, в чем дело! Не в ее правилах темнить. Зато не в правилах Вики было забивать себе голову лишними вопросами. Вот придет Маринка в восемь и все объяснит, а пока надо быстро прикинуть, есть ли в доме что-нибудь вкусненькое. Ужин-то, разумеется, есть, да что там ужин — полный обед. Игорь, он вечно кусочничает вместо того, чтобы нормально сходить в столовую, и Лешка с Викой дружно заставляют его вечерами начинать трапезу с супа. Впрочем, «заставляют» — сильно сказано. Делают вид, что заставляют, а он делает вид, будто предпочитает не наедаться на ночь, но по доброте душевной не может обидеть близких отказом. Почему-то ритуальная эта игра никогда не надоедает, ежевечерне доставляя всем участникам массу удовольствия. Ежевечерне на протяжении уже почти двух лет. Фантастика! Неужто они с Игорем поженились так давно? Или наоборот — так недавно? Странное дело: с одной стороны, время пролетело незаметно, словно единый миг, а с другой, кажется, ты никогда не жила иначе, чем теперь. Страшно подумать, но даже годы с Сашкой стали… нет, не то, чтобы забываться, но как-то затуманиваться. Хотя фотография Сашки стоит на почетном месте, и Игорь ничего не имеет против.

Вика вздохнула. Первый муж у нее был военным и погиб в Чечне. Тогда мнилось, ни о каком счастье в жизни больше не может идти и речи, а если б не сын Лешка, еще неизвестно, хватило бы сил вообще жить или нет. Но ради Лешки пришлось взять себя в руки, а потом появился Игорь. Вика руководила самодеятельным театром при Доме Культуры, Игорь же Витальевич, несмотря на суровую профессию следователя, да еще какого-то особо важного, оказывается, с детства увлекался подобными вещами. Правда, в студию не вступил, зато посещал почти все спектакли. С Мариной Вика познакомилась тоже благодаря театру. Будучи кандидатом физико-математических наук и доцентом Университета, в качестве хобби, представьте себе, Маринка сочиняет детективные пьесы. Вика как раз подыскивала для своих подопечных подходящий опус, и кто-то из приятелей дал ей телефон некоей Лазаревой. Совпадение интересов способствовало сближению, а упрочила сближение вещь совсем уж неординарная — убийство одного из актеров, случившееся на банкете после премьеры. Именно это событие заставило Игоря Витальевича Талызина из молчаливого почитателя таланта Виктории Косицкой стать человеком, активно пытающимся оградить ее от неприятностей и выяснить правду. В процессе расследования совершенно незаметно выяснилось… то есть произошло… короче, в результате они взяли да поженились.

Впрочем, сейчас не время пускаться в воспоминания.

— Лешка! — позвала Вика. — К нам сегодня придет Марина. Часиков в восемь.

— О, блин! — неожиданно выругался сын.

— Ты что? — удивилась Вика. — Во-первых, нечего ругаться при матери, а во-вторых, разве вы с ней ссорились? А, ну да, вы же сцепились по поводу последней книги этого… Юрия Буйды, да? Ты что, на нее обиделся? Она ж не виновата, что у нее такой острый язык. Я не думаю, что она хотела тебя обидеть.

— Ты бы, любящая мать, сперва выслушала, а потом воспитывала, — беззлобно предложил Лешка. — Что я, по-твоему, мешком вдаренный? Марина — классная тетка. Завидую тем, кто у нее учится. Не то, что наша физичка… Вон, смотри…

— Ну… какие-то каракули. И что?

— Не каракули, а мой реферат по физике. Она ополоумела под конец года! Май месяц, пора отдыхать, а ей по каждой теме подай реферат. Я их, конечно, скачиваю из интернета, так она требует от руки. А я от руки уже и писать-то разучился, привык на компьютере.

— Потому и требует от руки, что знает про ваш интернет. Ей же, наверное, нужно, чтобы вы в чем-то разобрались, да?

— А вот Марина, — наставительно поведал Лешка, — не заставляет от руки. Она принимает напечатанное, но задает вопросы на понимание. Можно подумать, от того, что я пишу целый вечер, как макака, я поумнею!

Вика хмыкнула, представив пишущую макаку, и заметила:

— Так что, это с каждым из вас отдельно надо разбираться? У учителя, по-твоему, времени навалом? Конечно, ему легче просто взять и быстренько проверить ваши каракули.

— Но Марина же разбирается!

— Ну, знаешь ли! Если б все были, как она… Я думаю, что и у них в Университете таких мало. Так ты с ней не ссорился?

— Нет, конечно. Просто обидно — мне к завтрашнему дню надо сперва домучить этот придурочный реферат, а потом еще сочинение.

— Так сочинения ж ты любишь! И литераторша тебя любит.

— Это да, — со вздохом кивнул Лешка, — но ты представляешь, сколько мне надо потратить времени? А если я опять сцеплюсь с Мариной, ничего не успею.

— А ей некогда будет с тобой цепляться, у нее какое-то дело к Игорю. Слушай, отправляйся-ка ты на вторую квартиру! Там тебе никто не помешает.

Вторая квартира, однокомнатная, располагалась в двух шагах от первой и принадлежала Игорю Витальевичу. Они неоднократно обсуждали вопрос о том, что не мешало б ее сдать, но так и не собрались. К тому же Игорь не переносил шумное богемное окружение жены и при появлении большинства ее знакомых тихо сбегал к себе.

— Да, — возмутился Лешка, — вы тут будете кайфовать, а я там реферат писать? Марина наверняка принесет конфеты.

— Да, — согласилась Вика, — и наверняка очень вкусные. Ей студенты дарят. От остального она отказывается, а цветы и конфеты берет. Но ты не переживай, мы тебе оставим!

— А нам надо купить пива, чипсов и сушеных кальмаров. Знаешь, такие пакетики? Она очень любит. Ладно, я сейчас быстренько сбегаю, а то ты купишь, как всегда, первые попавшиеся, а она любит «Лэйс». А ты пока грей мужу ужин. Я, наверное, все-таки дождусь Марину, хоть поздороваюсь, а потом пойду на каторжные работы.

— Ты и на себя купи обязательно! — предложила несколько смущенная Вика. — И чипсов, и кальмары. Хоть погрызешь за своим рефератом. Она в который раз удивилась, за какие заслуги бог послал ей такого хорошего ребенка. На родительских собраниях в их десятом «а» она вечно чувствовала себя белой вороной. Все дружно делились опытом по дрессировке дикого животного под названием подросток, а ей нечего было сказать в ответ — разве что сообщить, что у них в семье в дрессировке нуждается кто угодно, только не Лешка.

Вернувшийся с работы Игорь известию о скором приходе Марины обрадовался — она относилась к тем немногим приятельницам жены, от которых он не сбегал на другую квартиру, сославшись на неотложные дела. Зато сообщение, что Марине на сей раз почему-то требуется именно он, заставило его нахмуриться. Однако высказываться на данную тему он остерегся, будучи вообще не слишком-то многословен. К тому же он едва приступил ко второму блюду, когда раздался звонок в дверь. Вика сразу обратила внимание на непривычное обилие косметики на лице гостьи. Вообще-то Маринка красилась мало — чуть тронуты помадой

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату