Загрузка...

Галина Полынская

Шандола

Посвящается моему сенбернару Барону.

Спасибо тебе, лохматая муза!

Глава первая: Ирвин и Пилат

«Ночь выдалась на редкость гнусной. Лил дождь, свистел ветер, трещали деревья. В кустах ухало что-то злобное, наверное, птица. Бледно-желтый глаз Луны таращился из разрывов жутких туч, а холодные капли дождя стекали мне за шиворот с завидным усердием и постоянством. Моя дорога лежала через клатбище… кладбище…»

«Клат» или «клад»? – юноша задумался, оторвался от листа бумаги и посмотрел на лежавшую рядом собаку.

– Пилат, как ты думаешь, «клатбище» или «кладбище»? Как правильно написать?

Пес смачно зевнул, демонстрируя крепкие белые зубы, и всем своим видом показал, что ему глубоко почесаться на все попытки хозяина написать рассказ.

– Эх, ты, – вздохнул юноша, – ничего ты не понимаешь в искусстве. Это должен получиться очень неплохой ужастик… я так думаю… ну, я надеюсь, что неплохой.

Пес чихнул, перевернулся на спину и принялся кататься по траве, пиная юношу длинными лапами.

– Перестань, Пилат! Ты же меня всего испачкал!

Пес угомонился. Он смотрел на своего хозяина лукавыми коричневыми глазами, казалось, собака улыбается.

– Пойдем, искупаемся, что ли?

Пес сразу же демонстративно повернулся к озеру спиной.

– Ну, как хочешь.

Юноша сбросил одежду, разбежался и прыгнул в прозрачную воду, а Пилат тут же развалился на брошенной рубашке, наблюдая за хозяином.

Солнце неторопливо скрывалось за деревьями, тени удлинялись, подползая к воде. Вскоре появились надоедливые мошки, которых Пилат ненавидел настолько, насколько было способно его беззлобное собачье сердце.

Доплыв до середины озера, юноша повернул к берегу. Солнце почти скрылось за ярко-зелеными кронами, вода поменяла свой цвет и стала синей. Юноша вышел на берег, слегка обсохнув, натянул светлые широкие штаны и полотняную рубашку, испорченную Пилатом. Его мокрые волосы потемнели и казались рыжими. Улегшись на траву, он снова взялся за бумагу. Пилат положил голову ему на плечо и блаженно зажмурился.

– Итак, Пилат, на чем я остановился? Ах, да, на кладбище… Может, как-то иначе сказать? Например «могильники»? Моя дорога лежала через могильники… Нет, что-то не то. «Захоронения»? Еще хуже… Моя дорога лежала через плохое место, вот! Значит так, – он взял карандаш и устроился поудобнее: «Моя дорога лежала через плохое место, и я невольно ускорил шаг. Вокруг была страшная грязь, и мои ноги постоянно разъезжались в разные стороны. Я весь промок и ужасно замерз. За каждым могильным холмом мне мерещились обезумевшие от голода монстры а, возможно они там действительно были…» Ну, как, Пилат, страшно?

Пес щелкнул зубами и принялся самозабвенно чесаться. Юноша отодвинулся чуть в сторону и продолжил: «Казалось, этому пути нет ни конца, ни края. Я все шел и шел, а дождь все лил и лил и я все больше и больше задумывался над тем, зачем меня вообще понесло именно сюда?»

– Ирвин! – послышался отдаленный крик. – Ирви-и-ин!

– Я здесь!

Из зарослей змеевихи вышла симпатичная бронзоволосая девушка в длинном зеленом платье.

– Наконец-то я вас нашла. Привет, Пилат, ты чего не здороваешься?

Пес лениво повозил хвостом по траве, решив, что этого вполне достаточно.

– Что-то случилось, Тайрис?

– Тебя зовет Мудрый.

– Зачем?

Девушка пожала плечами и погладила Пилата. Пес снисходительно стерпел.

– И давно он меня ищет? – Ирвин поднялся на ноги.

– Нет, не очень, он сразу же сказал, что ты, наверняка, валяешься на озере вместе со своей дворнягой… Ой, извини, пожалуйста.

– Ничего, – улыбнулся юноша и взъерошил пальцами подсохшие волосы. – Он не сказал, зачем я ему нужен?

– Нет. Он сегодня опять болен и у него очень скверное настроение, поэтому, лучше поспешить.

Юноша свернул бумажные листы в трубочку, сунул в карман и быстро пошел вперед, вместе с Тайрис пробираясь сквозь густые заросли кустарника, следом нехотя потрусил Пилат, досадуя, что его идиллия с хозяином была так бесцеремонно прервана.

Когда они пришли в селение, почти совсем стемнело. Одна за другой зажигались лиловые звезды, а воздух становился прохладней и свежее. Все селение освещалось многочисленными кострами, треугольные деревянные дома с острыми крышами и пестрой тканью, заменяющей двери, выглядели спокойно и мирно в теплых отблесках огня.

– Хочешь, я подожду тебя? – Тайрис заглянула в золотистые глаза юноши.

Ирвин кивнул.

– Пойдем, Пилат, подождем Ирвина в сторонке.

Собака моментально вросла в землю, исподлобья глядя на девушку, с места он сдвигаться не собирался.

– Ну, миленький, пойдем, не упрямься!

Но пес и не думал подчиняться.

– Пилат, перестань, – Ирвин потрепал его по лохматой голове, – иди, с Тайрис!

Пес продолжал стоять, как вкопанный.

– Ну, что мне с ним делать? – юноша вздохнул и грозно произнес: – Пилат, если ты сейчас же не пойдешь с Тайрис, на ужин можешь не рассчитывать!

Эти слова произвели на собаку магическое воздействие, он тут же потрусил вслед за девушкой. Отдернув пестро шитую ткань, Ирвин заглянул в дом.

– Давай, заходи! – раздался хриплый голос Мудрого.

Юноша вошел внутрь. В доме царил полумрак, на больших подушках, разбросанных по полу, полулежал Мудрый – бородатый дядька килограммов под сто двадцать, с редкими соломенными волосами и длинной клочковатой бородой.

– Садись, – Мудрый махнул рукой в сторону подушек лежавших у самого входа и громко икнул. В воздухе разнесся сильный винный запах. Юноша послушно уселся на подушки.

– Значит так… – Мудрый попытался собраться с мыслями. – Что я хотел тебе сказать… В общем… значит…

Ирвин терпеливо ждал, а Мудрый разглядывал его. «Ну, надо же, – думал он, – как этот змееныш быстро вырос! Ведь говорили же, уверяли, что невозможно появление золотоволосого, и вот, на тебе, пожалуйста!»

Доходящие до плеч кудри юноши, сверкали червонным золотом.

«М-да, – продолжал думать Мудрый, – надо с этим что-то срочно делать. Еще немного, еще чуть-чуть и меня отправят в Вечную Долину, а этот щенок проклятый…»

Ирвин тихонько кашлянул.

– Значит так, – Мудрый протер заплывшие глаза, мир стал гораздо ярче, четче, от чего еще сильнее заблестели волосы Ирвина, и настроение Мудрого испортилось окончательно. – Пришло твое время, сынок, – он попытался придать своему голосу всю нежность, на которую был способен. – Пора тебе отправляться в путь.

– Куда? – удивился юноша.

– Неужели ты не знаешь? – изобразил изумление Мудрый. – Скоро ты займешь мое место, станешь

Вы читаете Шандола
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату