Загрузка...

Айзек Азимов

Очень плохо

Перевела Диана НЕРСЕСОВА.

Грегори Арнфельд еще жил, но дни его были сочтены. Он был болен раком, и эта опухоль не могла быть устранена хирургическим путем. А предложение попробовать химио- и рентгенотерапию он и вовсе категорически отверг.

Он полусидел, опираясь на подушку, и сказан, улыбнувшись жене:

— Я — идеальный случай, Терция, и Майк справится.

Терция не ответила на его улыбку. У нее был очень озабоченный вид.

— Существует столько других способов. Грегори. А Майк — только последний шанс. Может, обойтись и без вмешательства этой машины?

— Нет-нет, когда меня перестанут пичкать химикатами и облучать радиацией, болезнь уже настолько разовьется, что его вмешательство станет бессмысленным. И, прошу тебя, не называй Майка 'эта машина'.

— Грег, мы живем в двадцать втором веке. Есть столько способов лечения рака…

— Да, и Майк — один из них. И, на мой взгляд, самый лучший. Мы действительно живем в двадцать втором веке и знаем, что могут роботы. Я, по крайней мере, знаю. Я занимался Майком больше, чем кто бы то ни было. И ты это отлично знаешь тоже.

— Не потому ли ты и хочешь, чтобы он был использован, что ты сконструировал его? Да и насколько можно быть уверенным в миниатюризации? Эта технология еще моложе, чем роботика.

— Ты имеешь право сомневаться, Терция, — кивнул Арнфельд. — Но, кажется, парням, которые работают над миниатюризацией, можно доверять вполне. Они способны уменьшать и вновь увеличивать константу Планка так, что это исключает в разумных пределах, всякую ошибку. Устройство, которое позволяет это, вмонтировано в Майка. Он может уменьшаться или увеличиваться по собственному разумению, без влияния извне.

— Исключает в разумных пределах ошибку, — повторила Терция с легкой горечью.

— Большего и желать не приходится. Подумай сама, Терция. Для меня большая честь участвовать в опыте. Я войду в историю как главный конструктор Майка. Но не это самое важное. Самым большим достижением станет, что я буду человеком, которого успешно прооперирует мини-робот. По моему собственному желанию и выбору.

— Ты знаешь, что это опасно.

— Опасность скрыта во всем. Химикалии и радиация дают побочный эффект. Они могут задержать болезнь, но не остановить ее. И будешь влачить потом жалкое полусуществование. А если не предпримешь еще что-то, обязательно умрешь. А если, Майк хорошо справится с делом, я выздоровею абсолютно. Если же опухоль снова появится, — Арнфельд бодро улыбнулся, — Майк опять устранит ее.

Он сделал усилие, чтобы взять ее за руки.

— Терция, мы знаем, что пора решиться — ты и я. Давай воспользуемся обстоятельствами, попробуем. Даже если опыт будет неудачным — а он будет удачным, — он не пройдет даром.

*

Луис Секундо из группы миниатюризации покачал головой.

— Нет, миссис Арнфельд. Мы не можем гарантировать абсолютный успех. Миниатюризация очень тесно связана с квантовой механикой, а в ней много непредсказуемого. После того как МИК-27 уменьшит свои размеры, будет существовать вероятность незапланированного внезапного обратного расширения, которое, естественно, убьет… пациента. И чем более уменьшатся размеры робота, чем меньше он станет, тем больше вероятность того, что он увеличится. А когда он начнет расти снова, шансы быстрого и резкого роста будут еще больше. Обратное увеличение по-настоящему опасно.

Терция задумалась.

— Вы считаете, нечто подобное случится?

— Вероятности такой опасности, миссис Арнфельд, практически нет, но она никогда не может быть нулевой. И это мы должны уяснить.

— А доктору Арнфельду это ясно?

— Разумеется. Мы подробно обсуждали это. Он придерживается мнения, что обстоятельства оправдывают риск, — ученый на мгновение заколебался. — Как и мы…

— И все же, какова вероятность его расширения при такой величине?

— Когда МИК-27 достигнет, скажем, размера нейтрино, теоретическое время его полураспада будет порядка секунд, что означает, что вероятность расширения в эти секунды — 1:2. Но во время, когда он разрастется, он будет находиться уже в сотнях километров в космическом пространстве, и взрыв, который воспоследует, распространит, к удивлению астрономов, определенное количество гамма-лучей. Но этого не случится.

*

Миссис Арнфельд знала, что не избежать встречи с прессой. Она категорически отказалась появляться перед голокамерой, и гарантия права на личную жизнь, записанная в Мировой хартии, обеспечила выполнение этого желания.

Она чувствована себя скованно, когда сидящая перед ней молодая женщина задавала свои вопросы.

— Не является ли, помимо прочего, миссис Арнфельд, странным совпадением, что ваш супруг — главный конструктор Майка микроробота и будет также его первым пациентом?

— Вовсе нет, мисс Рот, — ответила Терция устало. — У доктора наследственная предрасположенность к этой болезни, и другие члены его семьи страдали ею. Он говорил мне об этом, когда мы только поженились, так что я была в курсе этого вопроса, и поэтому мы решили не заводить детей. Также именно по этой причине мой муж сделал свой выбор, чему посвятить свою жизнь. Он с самого начала знал, что станет его пациентом. Понимаете?

*

Миссис Арнфельд настояла на встрече и разговоре с Майком. В данных обстоятельствах ей не могли отказать. Работавший с ее мужем на протяжении пяти лет Бен Джоганес, которого она довольно хорошо знала, чтобы быть с ним на «ты», отвел ее в комнату робота.

Миссис Арнфельд видела Манка вскоре после его появления на свет, когда он еще проходил основные испытания, и робот помнил ее.

— Я рад вас видеть, миссис Арнфельд, — сказал он поразительно нейтральным голосом, слишком ровным и чистым, чтобы принадлежать человеку.

Робот не отличался особенной красотой… Его тело было почти конусообразным. Миссис Арнфельд знала, что объемистое устройство для миниатюризации находился у него в области «живота», как и мозг, чтобы увеличивать скорость реакции. Располагать мозг за высоким лбом излишний антропоморфизм, как объяснял ей муж. Все-таки это делало Майка внешне глуповатым, смешным. 'В антропоморфизме есть психологические преимущества', — подумала она и почувствовала неловкость.

— Ты уверен, Майк, что уяснил свою задачу? — спросила миссис Арнфельд.

Вы читаете Очень плохо
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату