Игорь Георгиевич Спичак

Чудо исцеления, или Волшебная сила Рэйки

ДУХОВНАЯ МАСТЕРСКАЯ. ЛИНИЯ ПЕРЕДАЧИ

1. Dr. Mikao Usui

2. Dr. Chijiro Haiashi

3. Mrs. Takata

4. Phillis Lei Furumoto

5. Carol Farmer

6. Leath Smith

7. William L. Rand (Usui Tibet Reiki)

8. Hazel Raven

9. Craham Raven

10. Padma С. Т. Gara

11. Mark O. Gara

12. Inna Higham-Tchoumakova

13. Valery N. Govyadinov

14. Sergey Postankevich

15. Igor Spichak

Истинная медицина занимается предупреждением болезней.

Китайская мудрость

РЭЙКИ: МАСТЕРА И ЛЕГЕНДЫ

Скажи мне кто другой, будто видел нечто такое, я бы не поверил.

Но очевидцами оказались все десять членов нашей группы, приехавшие во Вьетнам на семинар по восточной медицине. Именно во время одного из таких семинаров я услышал о девяностолетнем Ане, который, с одной стороны, народный лекарь, а с другой – не знаешь, как и сказать… Может якобы сечь себя саблей, и раны мгновенно закрываются.

– Можно посмотреть?

– Можно.

Знакомые нашего переводчика из местной газеты за небольшую плату взялись устроить посещение народного целителя.

В субботу жители деревни, стоящей на берегу мутной реки, встречали нас праздником – гирлянды, музыка, шатры. Провожатые извинились, что старец Ань будет просто зрителем, все же годы сказываются, силы сдают. Но секреты его искусства покажут молодые ученики. Сам мастер ради такого случая облачился в торжественный черный пиджак. Под глухие раскаты барабана всем зрителям поднесли попробовать сабли. Наточены они были как бритва. Подали знак, и на площадь, посыпанную песком, вышли три человека, ученики мастера.

Первый сюрприз: мы увидели быстрый танец. Сабли, по две у каждого, выписывали сверкающие зигзаги, вспыхивали на солнце, будто вокруг тел кружили молнии. Потом танцоры принялись полосовать себя саблями по всему телу: руки, ноги, животы, шеи, выставленные языки.

Сюрприз второй: слухи оказались не совсем верными, никаких ран не было. Обнаженные тела не поддавались оружию. Я смотрел во все глаза. Может, это трюк, сабли скользят, не прикасаясь к телу? В полутора метрах от нас падали ветки кустарников, срубленные теми же саблями. Хорошо было видно, как под лезвиями вминается и ерзает живая кожа. Вот танцор, находящийся ближе всех от меня, яростно пилит икру на ноге, икра продавливается, под нажимом ходит ходуном из стороны в сторону и… ни капли крови. Тела бугрились мускулами, гладко лоснились от пота – и только.

Танцоры не выглядели людьми, впавшими в беспамятный транс, они замечали все, что происходило вокруг них. Один, полосуя себя саблей по языку, услужил фотографу, вытянулся к нему поближе, чтобы на снимке вышло крупнее, другой комично пуганул мальчишек, прилипших к ограде, подняв бурю восторженного визга и хохота. А через несколько минут мы уже спокойно беседовали с исполнителями этого танца за чашкой чая.

Всем «молодым» ученикам Аня оказалось за пятьдесят. Нам сказали, что на обучение у старика им потребовалось тридцать лет.

– В чем же секрет?

– Тренировки. Надо уметь настроиться… Особая концентрация воли, главное – сосредоточить энергию в нужном месте.

– А если бы, положим, саблей тебя полоснул я?

– Во время танца – пожалуйста. Сказал бы раньше, мы бы дали тебе саблю.

– А теперь?

– Теперь у меня тело опять такое же, как у всех людей. Человек не может находиться в таком состоянии постоянно.

Восточная медицина признает, что человеческий организм имеет громадные резервные возможности, она вглядывается в их тайны, стремится опираться на них и в борьбе с болезнями. Больному человеку нужно помочь включить свои возможности исцеления, и организм сам справится с недугом. При общении пациента и врача-восточника устанавливается глубокая доверительная связь, предельное внимание к больному со стороны врача – вот основа основ восточной медицины.

Современная медицина западного мира при всех успехах переживает что-то вроде кризиса доверия. Причин хватает. Погоня за громадными прибылями заставляет фармацевтические концерны выбрасывать на рынок горы медикаментов сомнительного свойства. Проверка, проведенная в швейцарских аптеках, показала, к примеру, что из всех наличных средств действительным терапевтическим эффектом обладают меньше четверти. Сказывается и повальное увлечение лекарствами, вызывающими новые заболевания. «Средний» житель современной Европы стал глотать за жизнь тридцать тысяч таблеток! В США люди, страдающие от так называемых лекарственных заболеваний, занимают уже каждую седьмую койку в больницах! Медики отмечают также, что использование сложной технической аппаратуры сопровождается «отчуждением» врача от пациента.

И кое-что другое бросается в глаза на Востоке. При завидном доверии к какому-нибудь лекарю люди отнюдь не бегут к нему каждую минуту. Здесь основы медицины растворены в повседневности.

Помню, я посещал местный рынок, который бурлит с раннего утра. И чего только там нет! Не буду говорить о классических дарах тропиков, и без них глаза разбегаются. Ростки бамбука, лепестки хризантем, шишковатый лимонник, корни имбиря, стручки тамаринда, фиолетовые клубни батата, прорва вещей, которых наш переводчик и назвать-то не смог. Трудно понять, где кончается торговля съестными припасами и где начинается лекарственными. Люди там грызут семечки лотоса, как мы – подсолнуха, но я знаю, что они являются и лекарством. Восточная медицина начинается с близости человека к природе, с внимания к профилактике и к малейшим отклонениям в состоянии здоровья. Очень распространен массаж. Тут же на базаре видишь – дородная торговка распласталась ничком, а дочка месит ей спину пятками, слегка придерживаясь за бамбуковые «ходули». Здесь есть и травяная баня, которую оценила вся наша группа. Мы в ней тоже попарились, дыша, как лакомством, душистым горячим туманом.

А главное в том, что восточная медицина начинается с самой обыкновенной кухни.

Между курицей и уткой – по-нашему, птица и птица – здесь усматривают больше разницы, чем между курицей и каким-нибудь корешком гынг. Курица – пища «горячая», на гарнир к ней хозяйка кинет «холодной» травки, а утка сама «холодная», к ней как раз хорош «горячий» корешок гынг. С нашим разбором горячей и холодной пищи тут нет ничего общего, и вообще все выглядит завирально, но восточная медицина стоит на своем. Если рыба с красным хвостом или без чешуи, то для нее она «горячая», иначе – «холодная». Мясо красного буйвола «горячее», черного – «холодное».

У западных любителей экзотики есть претензии к восточным блюдам, которые можно попробовать за пределами традиционного Востока. Из медицинской статистики якобы следует, что их употребление часто приводит к желудочно-кишечным заболеваниям. Например, врач и историк Ананда Сайпаса рассказывает про занятный казус с блюдом, которое называется лап. У кого-то из европейских врачей возникло подозрение, что после этого самого лапа желудок начинает фокусничать. Ничего себе, мол, деликатес… А оказалось, что настоящий лап готовится с добрым десятком трав, тогда пальчики оближешь и никаких

wmg-logo
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату