Загрузка...

Маргарита Южина

Осторожно, дамы отрываются

Глава 1

Невесты оптом

– И-и-и… правая ножка пошла вверх! Р-р-раз! Мах!.. И плавненько присели! – бледным кузнечиком прыгал перед ядреной девицей дохленький хореограф. – Любовь Викторовна! Красиво присели, а не раскорячились! Девочки, девочки! Работаем! Головку набочок, спинку держим, ножки в третьей позиции, не забываем! И-и-и-и… левая ножка… Любовь Викторовна, втянули бедра! Бедра втяните в себя!

– Я не могу, – пропыхтела пышная Любочка. – Я уже туда втянула живот, грудь и ягодицы, как вы просили…

– Я просил! О боже!.. Девочки! Делаем махи! И-и-и… Любовь Викторовна, к вам это не относится, не надо махов! Я говорю – не надо! Пропустите это упражнение, вы все равно только Аллочку своими ногами сносите!.. И – мах! Любовь Викторовна! А вы как присели, так и не поднимайтесь пока…

– Вот гад, ну достал… – злобно сверкала глазищами Любаша и упрямо пыталась взмахнуть многопудовой ножкой «легко», потому что сидеть в третьей позиции ей и вовсе не удавалось. – Ир, ты заметила, как он меня домогается? И на что рассчитывает, косиножка?!

– Любовь Викторовна! Ну уже не дрыгайте вы своими ногами! – выходил из себя нервный преподаватель бальных танцев. – Вы ж мне всех танцовщиц переломаете!

Люба на визгливого хореографа попросту внимания не обращала – она заплатила за месяц вперед и теперь на всех правах могла постигать азы танцевального искусства. Тем более что и балериной никакой она не собиралась делаться, а просто они с сестрой Ирой решили сбросить несколько килограммов лишней красоты, отточить плавность движений и вусмерть поразить всех здешних мужчин бальными плясками. Пока поражать было некого, но любимые мужчины должны были появиться буквально каждую минуту, со дня на день, а потому надо было спешить оттачивать совершенство.

– Любовь Викторовна! Ну хватит уже ногой об пол колотить! – подскочил к сестрам учитель танцев. – Мы уже отрабатываем наклоны!.. Девочки! Ручка пошла перед собой, крыло лебедя, девочки! ножка впереди на носочке… и наклоняемся назад, личики повернули в мою сторону. Сильнее прогибаемся в талии, сильнее… и-и-и… Любовь Викторовна, вы можете не делать, только смотрите, а то в прошлый раз вы завалились, а позади вас Аллочка…

Любочка дернула носом, набычилась и закинула голову назад – по ее пониманию, в талии она уже прогнулась. Рука Любочки с растопыренной пятерней скрючилась над животом, а нога все так же продолжала долбить пол.

– Гос-споди… Любовь Викторовна, ну зачем вам бальные танцы? – простонал несчастный хореограф. – Ну почему не бокс?

– Так если б я с вами на бокс пошла, вы бы первый не выдержали… – здраво рассудила Люба. – Померли б.

– О боже… – закатил глаза тощенький танцор и захлопал в ладоши: – Девочки! Девочки! Не расслабляемся!.. Ирина Викторовна! А вы сегодня отчего-то вовсе не работаете… я хотел сказать – и хорошо! И правильно, и не работайте! Мне одной вашей сестрицы за глаза…

Эдакое замечание пребольно ранило старшенькую из сестер, вышеупомянутую Любочку. Она ткнула Иру под ребра и затараторила:

– Ты что это у станка окаменела? Спишь, как конь в яслях! За такие-то деньги и дома могла всхрапнуть! Марьванна не за простой платила! – И тут же взяла руководство танцами на себя: – Давай мах ножкой влево – тынц! Да сильнее ногой-то дрыгай! Выше задирай! Не бойся, за все заплачено, и-и-и – тынц, тынц! Я ведь не посмотрю, что ты родня, Марьванне расскажу, она тебя посадит на свекольный салат!

Если бы эта Марьванна слышала, как ее называют Любочка с Ирой, она бы скончалась от сердечного приступа. Сама себя она величала Марианной Венедиктовной и даже являлась таковой по паспорту. Была весьма элегантна, дома носила туфли на каблуках, а чашку держала исключительно двумя пальцами. К тому же по вечерам она изрядно выматывала сестер игрой на фортепиано.

С этой дамой судьба свела Любочку и Иру совершенно неожиданно. Сестры Гороховы всю жизнь прожили в поселке, который обещал стать перспективным. Не все сельчане понимали значение этого слова, но догадывались, что их ждет нечто светлое, прекрасное и сытное. А потому не слишком торопились поселок покидать. Правда, некоторые не особенно доверчивые граждане все же тянулись в город или хотя бы выталкивали туда своих детей. После того, как Любе исполнилось двадцать пять, а Ире двадцать четыре, их матушка тоже проявила бессознательность :

– Собирайтесь в город, нечего здесь оставаться, все одно вам ни работы порядочной, ни мужей не сыскать…

– Мама! А Васька-скотник? – в один голос возопили сестрицы.

И одна и вторая уже который год страдали по веселому, разбитному Ваське, который умел играть на гитаре и с успехом обхаживал женский пол.

– Все равно вам одного Васьки на двоих не хватит! – прикрикнула мать. – Тем более что он вчера к Машке Миклухиной посватался! Собирайтесь!

Девушки от такого известия решили пустить слезу, а старшенькая – Любочка и вовсе заревела в голос. Однако матушка быстро успокоила:

– Не выть! Нашли по кому волосья драть! – и уже спокойнее добавила: – В городе вы себе начальников в мужья выберете. Там ведь этих начальников… плюнуть некуда. Начальники да эти… как их, задави их душу… лихархи!

– Олигархи, мамань, —поправила более просвещенная Ирина.

– Хоть как назови, деньги те же, – отмахнулась маманя. – Да и грех от такой удачи отказываться! Я тут бабушку одну встретила, которая… у которой вы в этом самом городу можете жить спокойно, ни о чем не беспокоиться, да еще и уму-разуму учиться. Она уж вас точно за начальников вытолкает…

Девушки про бабушку ничего толком не сообразили, однако старушка и впрямь встретила их на вокзале,

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату