Загрузка...

Удилов Вадим Николаевич

Записки контрразведчика. (Взгляд изнутри)

Почти сорок лет прослужил в органах государственной безопасности генерал-майор Вадим Николаевич Удилов. Начинал рядовым сотрудником МГБ Узбекской ССР. Завершил службу в должности заместителя начальника управления КГБ СССР по линии контрразведки. За плечами В.Н. Удилова десятки успешно завершенных дел хитроумных операций, о которых широкая общественность если и знала, то только из коротких сообщений ТАСС либо из официальных нот МИДа.

В своих воспоминаниях Вадим Николаевич приоткрывает тайну над некоторыми из этих дел.

Дорогой читатель!

В течение четырех десятков лет, прошедших с момента смерти И.В.Сталина, и до последнего времени в нашем обществе проявляется повышенный интерес к структуре и деятельности органов государственной безопасности страны. Как правило, ход анализа приводит к выводам обвинительного характера, причем по всем периодам деятельности органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ- КГБ.

С частью обвинений можно согласиться, особенно, если они касаются периода тридцатых-сороковых годов, когда законность почти отсутствовала, а в стране был произвол необоснованных арестов, обысков, осуждений, расстрелов или попросту длительных заточений в исправительно-трудовых лагерях, по быстрым приговорам так называемых 'троек' и 'особых совещаний'. В этой критике слышатся голоса и весьма агрессивных оппонентов, которые пытаются очернить все и вся: в принципе необходимость существования подобных органов у государства, методы и приемы их работы и, главное, идут попытки тотальной дискредитации всего личного состава органов госбезопасности.

Автору этих строк с детства и до глубоких седин приходилось встречаться с людьми, которые работали в органах ВЧК-ОГПУ-НКГБ-МГБ-КГБ. Смею заявить, что в этих органах, как и в других советских и партийных учреждениях, работали люди, в большинстве своем преданные Родине, с высоким идеологическим накалом, неподкупной честностью и повышенным исполнительским мастерством.

Конечно, как сказано в одной из русских пословиц: 'В семье не без урода', встречались в органах и подобные типы. Были и карьеристы, и подхалимы, и склочники, и трусы, и немалое число 'унтер Пришибеевых'.

В то же время Отечеству служило множество хороших, честных людей, которые свято верили в светлое будущее нашего общества.

Им и посвящается эта книга.

Автор

НАЧАЛО ПУТИ

В 1988 году в городе Пржевальске Киргизской ССР одну из улиц назвали именем Николая Удилова. Это мой отец, чекист с 1917 года, о котором впервые было написано в республиканской газете 'Советская Киргизия' накануне 50-летнего юбилея Октябрьской революции.

Удилов Николай Прокопьевич родился в 1896 году в городе Пржевальске. Мать его (моя бабка), Христина Васильевна, имея на руках малолетнего сына Николая, вышла замуж за Васильева. Таким образом все его братья, родившиеся позднее, носили фамилию Васильевых. Жили они в Пржевальске, за озером Иссык-Куль, недалеко от границы с Китаем. Жить отцу в детстве было нелегко. Тяжелую и грязную работу по уходу за скотом и по хозяйству отчим все время взваливал на него. Запрещал даже читать, чтобы не было перерасхода керосина. И в этой нелегкой обстановке отца все время преследовала мысль пристроиться где-нибудь так, чтобы получить образование. Но в условиях Пржевальска добиться этого малоимущему было почти невозможно.

Моя мама, тоже уроженка Пржевальска, вспоминает, что в то время был сильно развит детский труд. Она уже с 12 лет ходила трудиться на шерстомойку, а позднее, как и многие другие пржевальские дети, стала полоть опиум на землях, арендованных китайскими барышниками. Поэтому отец решил попытать счастья где-нибудь в большом городе и уехал в город Верный. Такое название носил город Алма-Ата до революции.

В Верном, он благодаря своему упорству, успевал и работать, и учиться. Его приметили и направили в специальную сельхозшколу. Видимо, там он попал под влияние социал-демократов большевистского направления, сторонником которых остался до конца своей жизни.

Во время первой мировой войны Н.П.Удилова, как наиболее грамотного, направили в Ташкентскую школу прапорщиков. Но люди с военным образованием в то время были нужны не только царскому правительству, но и партии большевиков. Из материалов тех далеких лет у моей матери сохранился документ, из которого видно, что Н.П.Удилов являлся красногвардейцем-партизаном, то есть с первых дней Октябрьской революции, еще до создания Красной Армии, он с оружием в руках отстаивал завоевания трудового народа.

А знакомство матери и отца произошло при следующих обстоятельствах. Зимой 1920 года на территории Туркестанского края шла перепись населения, скота и имущества. Для ее проведения были привлечены и ученики старших классов Пржевальской школы, в их числе моя мать — Татьяна Светличникова, ее подруги Катя Шеленина, Женя Кучма, одноклассники Володя Юпатов, Виктор Кучма, Павел Шепелькевич и другие. Они проводили перепись в Шаркратлинском уезде Киргизии (ныне район Токтогульской ГЭС), где вспыхнуло восстание белых. Арестовав переписчиков, белые под конвоем отправили их в Нарын. Тюрьма в Нарыне оказалась переполнена, поэтому ребят, как менее опасных, разместили под охраной в здании местной школы. Было холодно и голодно. Арестованных никто не кормил. Ребят спасло то, что они случайно нашли забытый кем-то мешок с сухим урюком. Им и питались. Через несколько дней в город ворвались красные части, среди которых был и чекистский отряд под командованием Николая Удилова. Всех арестованных освободили. Мою мать, у которой был хороший почерк, взяли на работу в Семиреченскую ЧК, где она познакомилась с Удиловым и вскоре стала его женой.

По воспоминаниям многих старых чекистов, друзей и соратников моего отца, участвовавших в становлении Советской власти на территории Киргизии, деятельность органов ВЧК в то время была пронизана большой личной ответственностью и самостоятельностью при принятии оперативных и даже политических решений. Особенно это проявлялось в первые годы Советской власти, когда отсутствовала должная централизация в работе из-за отвратительной телеграфно-почтовой и телефонной связи. Постоянное возникновение сложных и тревожных ситуаций заставляло наших старших товарищей руководствоваться в своих решениях революционной совестью и правосознанием, многое брать на себя, рассчитывая исключительно на свои силы, Именно таким, по воспоминаниям матери и сослуживцев, был мой отец. В подтверждение позволю привести выдержку из характеристики, данной отцу одним из соратников Ф.Э.Дзержинского, уполномоченным ВЧК по Туркестанскому ЦИК Эйхмансом:

'Товарища Удилова Николая Прокопьевича, занимавшего в последнее время должность начальника политбюро Андижанского уезда, знаю по совместной работе с ноября 1920 года, когда Удилов работал по ликвидации восстания. Благодаря энергичной и самоотверженной работе тов. Удилова, все мятежники были выловлены и разоружены. По выполнению вышеуказанной задачи тов. Удилов был мною

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату