Загрузка...

 Вера Юрасова - Ветеран

Этюд.

Когда опасность близко и вот уже шепчет тебе на ухо страшные слова,то зрачки расширяются...Паника. Тогда человек может совершить всё!

Кто-то бежит на перегонки со смертью, кто-то стоит и теряет время, а кто-то просто улыбается и использует последние секунды на те вещи, которые никогда бы не совершил... Как говорится: 'Если б я точно знал, что скоро будет конец света, я бы завтра же бросил институт, ограбил банк и махнул в Вегас'

Что бы ни происходило, важно не забыть свою душу.

Просто поймите,что всё неизбежное — заслуженно. Используйте каждый день, каждую секундочку для любви —  и тогда будет ничего не страшно...

(Lanvin)

Часть 1.

Лабиринт.

Глава 1. Видение.

Но под толщей земли, в лабиринтах метро

В убежище Судного Дня

Горстка выживших не прекращает борьбу,

Человека в себе храня.

Человек, ты не веришь в неизбежность конца,

Но открой глаза и смотри:

Это твой новый мир. Ты его заслужил.

Мир метро две тысячи тридцать три.

(Маневры, «Метро2033»)

... Паника гнала людей вперед. Все ломанулись к дрезинам. Перед Егором появилось лицо отца.

-Сынок! Хватай мать и беги! Спасайтесь скорее, а мы их задержим!- отец вскинул автомат и дал короткую очередь по наступающей нечисти. Егор побежал к подкатившей дрезине, рядом уже стояла, выискивая его в толпе, мать. Двое вояк втащили их и еще нескольких пассажиров на дрезину, и что есть мочи погнали к тоннелю... Егор обернулся, в удаляющемся пятне света он успел заметить фигуру отца, яростно отбивавшегося от наседавших тварей...

Егор резко сел. По лицу градом катился пот. Нашарив рядом с собой кружку, он выхлестал половину находящейся в ней воды, а остальное вылил себе на голову. В мозгу наконец прояснилось.

Этот сон мучил Егора на протяжении семи лет. Тот день, когда он последний раз видел отца, Егор запомнил до мельчайших деталей. С тех пор они сменили две станции проживания, оказавшись на Кирзе — переименованном Кировском заводе. Егору было всего четырнадцать, когда их родную станцию — Проспект Ветеранов — атаковала нечисть. В народе их прозвали по-Уэллсовски — морлоки. В тщедушных тельцах скрывались неимоверные сила и выносливость. Людям пришлось спасаться бегством и взрывать проход между Ветеранов и Ленинским проспектом, а прикрывали их отступление горстка сталкеров, в том числе и сталкер по прозвищу Диггер — отец Егора.

Мысли Егора перенеслись еще раньше — во времена катастрофы. Его отец — диггер и бывший метростроевец, услышав о катастрофе, сразу повел семью на близжайшую станцию — Проспект Ветеранов. Там, вместе с остальными выжившими, семья Егора и осталась жить, когда на Земле не осталось ни одного государства... Хотя об этих временах парень почти ничего не мог помнить, но — помнил. Воображение восполняло пробелы в памяти.

Егор мотнул головой, отгоняя воспоминания. Он встал с матраца, оделся и вышел на станцию.

Вокруг кипела жизнь. На рынке шумели торговцы, прозванные в Метро челноками, кто-то тащил сломанную дрезину к механику, кто-то бесцельно слонялся по платформе.

Егор пошел вдоль жилых рядов. После катастрофы жители Метро создавали себе небольшие огороженные участки-квартирки с помощью всякого хлама: листов фанеры, ткани, различного стройматериала, который нашли в жилых помещениях. Егор слышал, что их станции повезло больше других — на некоторых людям приходилось ютиться в палатках, а на некоторых люди спали вповалку на спальных мешках.

К платформе подкатила дрезина, тихо прогудел гудок. Егор подошел к ней, дежурный молча протянул ему старый ржавенький автомат Калашникова, Егор сел в дрезину. Дождавшись остальных, дрезина дала ход в тоннель.

Дрезина поскрипывала, набирая ход; мимо Егора проносились ответвления в другие тоннели; провода, тянувшиеся по стенам, словно бежали вместе с дрезиной.

Мир вокруг Егора поплыл, и он вновь вернулся мыслями в прошлое. Но лента воспоминаний вновь и вновь приводила его ко дню катастрофы и к тому дню, когда он потерял отца.

После гибели Диггера Егор стал последним, для чего его матери — Ольге — стоило жить. Надежды на светлое будущее потонули во взрыве, навсегда отрезавшим станцию «Проспект Ветеранов» от остального метро...

Дрезина остановилась, и кто-то мягко подтолкнул Егора, выводя его из воспоминаний. Парень тряхнул головой и слез с тележки. Вместе с остальными он подошел к горящему в баке костру, вокруг которого сидела дежурящая группа. Скупо поздоровавшись, отряд Егора занял позиции, а усталые дежурные снялись с места и на дрезине покатили к станции. В тоннеле повисла тишина.

Судьба распорядилась так, что дружиннику Егору приходилось дежурить в тонелле, ведущему к станции «Автово», за которой значилась станция «Ленинский проспект». Но Егор всегда забывал про эти станции, и его взгляд был направлен туда, где завал из арматуры и бетона отрезал путь к конечной станции этой ветки...

Вы читаете Ветеран
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату