Загрузка...

ОТ АВТОРОВ

«Робину Кингсборо, выбравшему последнюю границу»

Мы глубоко благодарны настоящему, реальному Салману Нэнси, чья горячая дружба и поддержка, а также ценные комментарии и исследования помогли сделать эту книгу лучше.

Мы благодарны ему за разрешение пользоваться его богатой коллекцией «Star Trek» («Звездный путь»). Как писатели, мы очень благодарны издателю серии Дейву Стерну за его советы и, самое главное, за терпение. Как читатели, мы также благодарны ему за то, что он поддерживает существование вселенной «Star Trek», выпуская такие занимательные и увлекательные серии книг. Как зрители, мы также благодарны Грегу и Майклу Холл и всем остальным, кто помогал нам и снабжал сюжетами этой книги, за их щедрость.

Мира Ромейн и Альфа Мемори впервые появились в телевизионной серии «Огни Зетара» («The Lights of Zetar») – сценарий Джерими Тарчера и Шерой Льюиса. Кроме того, мы воспользовались некоторыми данными и сведениями из книг Джин Л. Кун, Дайян Дуэн, Брэда Фергюссона, Д.С.Фонтана, Джона М.Форда, Дэвида Джеральда, фонда Н.Макинтайр, Питера Морвуда, Марка Окранда, Теодора Стерджина, Лоренс Н.Вулф, и, конечно, Джина Роденберри.

Спасибо всем им.

Глава 1

На этой планете все были пришельцами, чужаками. Местная, туземная жизнь исчезла здесь более пятидесяти веков тому назад из-за медленного увеличения массы светила, и теперь любой, кто прилетал сюда из миров, входящих в состав Федерации, или с имперских систем, или из неприсоединившихся галактических миров, был на этой планете только гостем, временным визитером.

С тех пор здесь побывали ученые многих десятков самых различных цивилизаций. Андориане тщательно изучали опаленные жаром пески, пытаясь найти ключ к пониманию процессов, происходивших на их собственной звезде, готовившейся превратиться в сверхновую. Вулканцы однажды установили на планете автоматические планетарные станции, но, обработав данные, буквально через день убрались за пределы системы. Терпеливее их оказались ученые с Террана. Они в течение шести месяцев исследовали все, что только возможно, в надежде основать колонию, однако тоже получили отрицательные результаты. Даже научно-исследовательский штурмовой звездолет Империи Клингонов, пролетая как-то раз по соседству, обнаружил присутствие дилипсия и поспешно удалился.

Несмотря на эти набеги ученых мужей, планета все крутилась себе и крутилась на своей орбите, никому не принадлежащая и никому не нужная, все больше засоряясь хламом от разных исследовательских лагерей и хищнической разнузданной эксплуатации природных ресурсов. В конце концов, она так и осталась безымянной точкой на всех навигационных картах, получившей в Новом Каталоге Т'Лина только порядковый номер, под которым и была известна: TNC 3459-9-SF-50. Это был заброшенный, мертвый мир. И как раз поэтому он и был притягательным кое для кого в этом районе Галактики…

* * *

На этот раз его имя будет Старн, и он будет носить голубую тунику и красную накидку цеха торговцев напитками. Купцы с лицензией, честно делавшие свой бизнес, были известны на планете TNC-50, так что эта маскировка ему неплохо послужит.

Старн, не торопясь, шел по узким улочкам Города, внимательно отмечая про себя все, что попадалось ему по пути, и сравнивая с маршрутом, который был разработан корабельным компьютером еще на орбите. Следовало заранее продумать дорогу к отступлению. Тонкие шпили молитвенных башен, построенных андорианами, взмывали над приземистыми, круглыми, словно пузыри, куполами телларитских общественных купален, и их черные длинные тени тянулись к самому горизонту через песчаные волны барханов. А над ними, подобно алому туману, клубилась дымка из мельчайшего ярко-красного песка. Внезапно откуда-то из- за угла появилась группа пиратов с Ориона все с противопыльными фильтрами на лицах. Ни пиратам, ни террористам, ни любым другим преступникам не нужно было опасаться на TNC-50 представителей власти – здесь существовал только один закон. И Старн, к счастью, знал его.

Пираты замедлили свои шаги, хладнокровно прикидывая, какое сопротивление сможет оказать встреченный ими на улице одинокий купец.

Однако Старн на мгновение распахнул свою накидку так, будто ее полы разлетелись от внешнего порыва ветра, и орионцы тут лее вскинули свои зеленые пальцы к вискам в знак уважения и пошли своей дорогой. Простого взгляда на черную ребристую рукоятку иопронового резака Старна было достаточно, чтобы понять, что, подобно всем обитателям TNC-50, Старн не тот, кем старается выглядеть.

Больше на улицах никто не делал попытки побеспокоить медленно идущего куда-то торговца. Большая часть прохожих из числа тех, кто дышит кислородом, прикрывала свои лица защитными фильтрами. И только некоторые, подобно Старну, ничего подобного не одевали. Тем, чьи легкие были опалены бесконечной жарой в 40 Эридан, этот бесплодный нищий мир был почти по-домашнему уютен.

Когда Старн подошел к центру Города, у него в ушах стало покалывать, и он ощутил легкое сопротивление чего-то неосязаемого, словно эластичная стена прогнулась перед ним, неохотно пропуская через себя.

Это был транспортирующий щит, разработанный и построенный купцами Города. Старн хорошо знал принцип действия транспортирующих лучей, благодаря которому внутрь охраняемого пространства попасть было сравнительно легко, а вот выбраться обратно практически невозможно, если захочется быстро сбежать после какой-нибудь проделки. Беглец увязал на несколько минут в защитных лучах и превращался на это время в отличную мишень для желающих совершить возмездие. Все, кто прилетали на TNC-50, имели врагов, и Город продолжал существовать только потому, что мог предложить своим гостям надежное безопасное убежище.

Наконец Старн добрался до места, где ему была назначена встреча жалкого вида таверны, собранной из обломков всякого мусора и хлама, оставшихся от прежних исследовательских лагерей. Над входом в нее, громыхая на ветру, висела вывеска, судя по которой становилось ясно, что владельцем таверны был кто-то из клингонов. Ни одному гуманоиду и в голову бы не пришло вслух произнести название этого заведения, и только клингоны, которые, не задумываясь, оскорбляли кого угодно, могли отважиться на это публично.

На вывеске было помещено двухмерное изображение чудовищно жирного вулканца, прижавшего к себе двух тоненьких орионских рабынь. На лице вулканца застыла искажавшая его отвратительная гримаса, а внизу, под изображением, угловатыми знаками было написано название таверны, в переводе с «клинжай» – языка клингонов – означавшее что-то вроде «объятия грязного Вулквонгана». Впрочем, на самом деле значение этих слов могло быть еще более оскорбительным. Старн поплотнее запахнул полы накидки так, чтобы в случае необходимости удалось легко достать оружие, и шагнул через порог таверны.

В тускло освещенном центральном зале было очень дымно. На мгновение Старн удивился, увидев у дальней стены ярко освещенный очаг с горящим огнем. Такое пламя на планете, лишенной какой-либо растительности, могло означать только то, что часть брошенных лагерей терранов уже была уничтожена здесь, послужив материалом для отопления жилищ.

Однако спустя мгновение Старн заметил, что пламя в очаге горит, не согревая пространства вокруг. Очаг, с потрескивающими в нем кусками топлива, оказался простым голографическим изображением.

– Скорее всего, это выдумка терранов, – подумал Старн. – Теллариты, те специально завезли бы сюда для очагов уйму дерева, да и звездолета не пожалели бы на такое дело.

Кроме того, он не сомневался, что костер у дальней стены горит вовсе не случайно. Видимо, за ним скрываются датчики видеосистем, и, более чем вероятно, что хозяин уже знает, что Старн прибыл в его таверну.

Старн прошел через весь зал и уселся возле самой стойки бара на свободный табурет. В ту же секунду какое-то омерзительного вида создание демонстративно понюхало воздух и торопливо заковыляло на всех своих нескольких ногах к другому стулу, подальше. Старн не обратил на него никакого внимания.

Зато он сразу заметил, что бармен за стойкой бара – скорее всего клингон, причем довольно старый для такой работы. Этот тип отчаянно хромал на свою отвратительно изготовленную и плохо вживленную искусственную ногу, к тому же в его левой пустой глазнице посверкивал рубиновый почетный знак отличия. Это изрядно обеспокоило Старна. К клингону со знаком отличия придется обращаться с огромным почтением, только на «клинжай». Да и вообще, ветеран с такой медалью никогда не позволил бы себе стать трактирным служкой. Это могло означать только одно – бармен свою медаль просто украл у кого-то. Представить себе клингона без почетного наградного знака было так же невозможно, как невозможно

Вы читаете Прима Мемори
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату