Ким Ригерт

Секретный ключик

«Дорогой Дан!

Надеюсь, что дошедшие до меня сведения о состоянии твоего здоровья верны и ты действительно серьезно не пострадал от этого дурацкого столкновения с могучим дубом (или старым вязом?). Если так, то тебе надо поскорее включиться в работу. А то ведь Элтон Локсли, эсквайр, как тебе известно, не только непоследователен в своих требованиях, но и чрезвычайно нетерпелив.

Он, кстати и некстати, ссылается при этом на своего легендарного предка из Шервудского леса: тот тоже не любил откладывать дела в долгий ящик. Решит приструнить шерифа Гая Гисборна – и немедленно отправляется в крепость со своими молодцами (совершенно не подготовив военную операцию, что я добавляю уже от себя). Я тут перечитал снабженный умными комментариями сборник баллад о Робин Гуде (родовое имя рыцаря леса, как известно, – Локсли) и усомнился: как наш заказчик может быть его потомком, если этот герой, мягко говоря, не интересовался женщинами и потому не мог оставить детей?

Но это к слову. Главное – берись за дело, дружище. Все данные по «Летучей рыбе» мы должны получить от тебя в течение ближайшей пары недель, а иначе, неровен час, потеряем заказ.

Твой Пол Формен».

Глава первая

Джордано Рикелли была нужна женщина. Желательно, роскошная блондинка. И чем вульгарнее, тем лучше.

Не помешает, если на ней будет обтягивающее платье под леопардовую шкуру, подумал Джордано с легкой усмешкой. Но без этого можно будет обойтись, решил он, набирая телефонный номер. Сойдет и что- нибудь в таком же роде.

– Агентство знакомств «Красотки Аманды», – промурлыкал голос на другом конце линии.

– Я нуждаюсь в услугах одной из ваших сотрудниц. Причем немедленно, прямо сегодня днем.

– Конечно, сэр, – ответил мурлыкающий голос. – Все, что пожелаете.

Больше всего Джордано желал как можно скорее оказаться за пять тысяч километров от отцовского особняка, но понимал, что говорящая с ним женщина имеет в виду совсем другое. Однако она поможет ему добиться своего, поэтому он объяснил, какое именно «сопровождение» ему требуется.

– Порочного вида женщина? – переспросила его собеседница.

– Совершенно верно, – приветливо согласился Джордано. – В полном смысле этого слова. Никак не недотрога. Вы понимаете, что я имею в виду?

– Пожалуй… – по-прежнему несколько неуверенно протянула женщина. Однако служебный долг возобладал: – Да, у нас есть как раз то, что вам нужно. Я пришлю ее прямо сейчас.

Джордано назвал адрес.

– Я буду в коттедже домоправителя, сразу за главным зданием. Возле бассейна проходит небольшая вечеринка, но пусть она не обращает на это никакого внимания.

Джордано бросил взгляд на группу гостей, собравшихся во внутреннем дворике позади дома – особенно на не поддающегося ходу времени, консервативного по взглядам отца, подставляющего скамеечку для ног Изабелле, своей беременной молодой жене, – и нетерпеливо расправил плечи. Отягчающая их ноша, казалось, слегка ослабла. Еще немного, и она спадет совсем.

– Да, сэр. Я ей объясню. Уверена, что она не обманет ваших ожиданий, – заверила его женщина.

– Конечно, – в свою очередь вкрадчиво промурлыкал Джордано.– Уверен, что так и будет.

Прошло почти три четверти часа, пока, наконец, не раздался стук в дверь, прозвучавший как-то робко… по-деловому. Страсти в нем было не слишком много. Хотя, вероятно, выразить страсть посредством стука в дверь не слишком-то просто.

Не имеет значения. Должно быть, по пути ее остановил садовник, решивший, что девушка просто ошиблась дорогой. Вряд ли ее можно было принять за одну из гостей, явившихся на прием к Бенито Рикелли. Джордано вновь усмехнулся и запихнул в чемодан еще кое-что из своих вещей: лучше быть готовым к тому, что отец немедленно выгонит его из своего дома.

Если бы он был способен вести машину, его давно бы уже здесь не было. Но случившаяся месяц тому назад автомобильная авария оставила его с гипсом на ноге, ограничив возможность передвижения. И тем самым предоставила отцу долгожданную возможность – нажать на сына и заставить его, наконец, работать на «корпорейшн».

Никогда в жизни, подумал Джордано. Скорее в аду снег выпадет.

С трудом выбравшись из кресла, он заковылял к двери, думая, что если действительно крошку задержал старый Треццо, то, может быть это и к лучшему. Садовник был еще одним человеком из окружения Бенито Рикелли, которого шокировало неподобающее поведение Джордано. И, вероятно, одним из многих, постоянно твердивших старику, что его старший сын неисправим и поэтому надо вышвырнуть этого негодяя вон.

Хотя, честно говоря, Джордано сомневался в этом. После тридцати лет, проведенных на службе у Рикелли, вряд ли какие-либо поступки членов этой семьи могли шокировать старого садовника. Впрочем, он хотел шокировать и разгневать вовсе не многострадального Треццо, а своего собственного отца. Даже жаль, что при этом приходилось приводить в ужас всех этих женщин, хлопочущих вокруг его молодой беременной мачехи. Правда, им явно доставляет удовольствие шептаться и сплетничать о нем.

Джордано нравилось быть предметом слухов и сплетен, и, поняв, до какой степени они выводят старика из себя, он как мог способствовал их возникновению. А если этим людям нечего делать, кроме как осуждать предполагаемые грехи других, какое ему до того дело.

И все же зрителей собиралось гораздо больше, чем он предполагал. Возле бассейна толпились не менее пятидесяти великолепно одетых женщин. Они щебетали вокруг Изабеллы, открывающей многочисленные подарки своему будущему ребенку. Ее подруга Эстер Филдинг, помогавшая в организации приема, должно быть, пригласила на него все чертово графство!

Голубые и розовые воздушные шарики, привязанные к установленным по этому случаю легким шестам, колыхались на легком утреннем ветерке. На недавно построенной на крыше дома башенке развевались ленты тех же цветов. Все утро он наблюдал за этими приготовлениями и скрежетал зубами.

Медленно проковыляв к двери, облаченный лишь в халат и гипс, Джордано открыл ее.

Гостья была отнюдь не вульгарной красоткой. И даже не блондинкой. Ее волосы были светло- каштановыми, но не темными, а скорее цвета старого меда, длинными и собранными в пучок на затылке – ничего вызывающего. Кроме того, девушка совсем не производила впечатления страстной, хотя и обладала самыми большими сине-зелеными глазами из всех, какие он когда-либо видел. В своей простой темно-синей юбке и блузке с круглым вырезом она выглядела чопорной, приличной и походила скорее на школьницу.

Вырез блузки тоже не слишком глубок, с внезапным раздражением подумал Джордано. Хотя, надо отдать должное, грудь у нее неплохая. Но все же, если таково представление «Красоток Аманды» о вульгарности, то они вряд ли долго занимаются своим делом.

Джордано взглянул на собравшуюся возле бассейна группу, пытаясь понять, обратил ли кто-нибудь из них внимание на его гостью, далеко не столь эффектную, как он ожидал. Почти никто из женщин внимания не обратил. Однако – Джордано внутренне улыбнулся – это сделал его отец. Старикан стоял немного в стороне от женщин, повернувшись к столу, за которым его жена все еще продолжала открывать подарки, но его взгляд был сосредоточен на коттедже. Вот и прекрасно!

Конечно, визитерше не помешало бы побольше эффектности и наглости, но, по крайней мере, она была женщиной и в качестве таковой вполне годилась. Может быть, ее скромность – всего лишь прием? Ведь если распустить ей волосы, то, по контрасту с обликом сельской учительницы, она будет выглядеть весьма сексуально. Жаль, что у него нет времени проверить свое предположение.

– Давно пора, – упрекнул Джордано гостью, напустив налицо выражение голодного нетерпения. – Она открыла было рот, но Джордано не дал ей заговорить. – Иди и покажи мне, что прячется под твоим маскарадом, милочка. – С этими словами он схватил ее и поцеловал.

Краем глаза он мог видеть, что у отца буквально отвалилась челюсть, и чуть было не вскрикнул от

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату