Загрузка...

Равиль Бикбаев

ЧЕРНАЯ МОЛНИЯ. ТЕНЬ БУРЕВЕСТНИКА

От автора: Всё, что изложено в данном произведении является авторским вымыслом, а любое сходство с реальными людьми и событиями совпадением.

«Над седой равниной моря ветер тучи собирает, между тучами и морем гордо реет буревестник, черной молнии подобный…»

Максим Горький

«Дело не в дороге, которую мы выбираем. То, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу»

О. Генри

Непокоренным мужчинам и женщинам России.

Посвящаю

Командировочный отчет

В слепящем конусе электрического света закованный страхом я сижу на жестком стуле. За гранью направленной на меня лампы темнота. Я не вижу кто задает мне вопросы, его лицо в тени.

— Ну зачем тебе все эти проблемы? Зачем ты всякую херню пишешь? Время своё тратишь. Толку то нет никого. Суета сует и ничего более, — вкрадчиво с заметным презрением спрашивает тень, — живи себе спокойно, не дергайся. Не ищи себе лишних проблем, а то придут не обрадуешься.

— Не понимаю, — испуганно бормочу я, — я вообще не понимаю смысла ваших вопросов и этого допроса.

— Не понимаешь? — с насмешливой угрозой спрашивает тень, — я всегда знал, что ты туп. Ты хоть сам понимаешь кто ты есть такой?

— Тварь дрожащая, — закрывая глаза от режущего света тихо отвечаю я, — но иногда вот как сейчас, мне хочется стать человеком.

— Человек! Это звучит подло! — визгливо хохочет тень.

— А может это зависит только от человека?

Это не классический допрос, никто меня не допрашивает, никому это не нужно. Я говорю со своей тенью. Шизофрения. Впрочем быть шизофреником в нашем обществе это уже почти нормально, особенно если вы летаете внутренними рейсами отечественных авиакомпаний…

— Просыпайтесь мы прилетели, — легонько толкнул меня сосед.

Я открыл глаза, действительно прилетели. Шасси старого Boing-737 уже коснулись посадочной полосы аэродрома, а разновозрастные пассажиры в салоне аэробуса облегченно вздохнули. Самолет еще катился по взлетно-посадочной полосе, но пассажиры не слушая просьб молоденькой усталой девчонки стюардессы уже вставали, доставали свои сумки, торопливо одевали верхнюю одежду. Они сразу подхватили вирус бешеного ритма и неудержимой суматохи этого города.

Ну в очередной раз здравствуй любимая столица, жители замордованной провинции приветствует тебя. Как там кричали рабы гладиаторы выходя на арену? «Ave Caesar, imperator, morituri te salutant — Здравствуй, Цезарь, император, идущие на смерть приветствуют тебя» — всплыла затверженная еще в институте латинская цитата. А у нас? Ave Третий Рим, идущие к тебе с поклонами готовы на коленях ползать перед тобой? Ну-с Рим Третий, теперь то, что ты мне приготовил?

Глава первая

Наших героев шаг

Вновь попирает твердь.

Солнцем разорван мрак,

В страхе бежит Смерть.

Слушай, заклятый враг,

Наших колон клик -

Вновь поднимает стяг

Северный штурмовик.

Сергей Яшин

Ему только двадцать два года, но у него уже много имен. В определенной среде или в движении его знают под псевдонимом «Макс», имя данное родителями — Вадим, первое имя которым его назвали сверстники из среды было: «Драккар» — корабль викингов. Раньше он был скином. Для обывателя, этот Драккар был истинным пугалом, по внешности, по убеждениям и манере поведения. Давно это было. Как в другой жизни. Целых шесть лет тому назад. А в юности такой срок это почти вечность. Тогда как и многие в начале третьего тысячелетия, отрывочные исторические знания Вадим получал из довольно мутных источников во всемирной паутине. От несистематизированного отрывочного изучения истории у рослого агрессивного подростка образовалась взрывоопасная смесь в голове. И конечно ему было приятно осознавать себя арийцем, белой бестией, сверхчеловеком. Тешить себя избранностью и выплескивая возрастную агрессивность, утверждать ее в жестоких драках. А чтобы побеждать надо быть сильным, и он тренировал тело в спортивных залах, дух закалял в жестоких уличных стычках. Он стремился к своему идеалу, быть белой бестией и стал ею. Теория нацизма его интересовала постольку поскольку, что такое индоевропейская группа народов, он вообще не знал, о существовавшем племени ариев и ареале их обитания имел довольно смутное представление, про Ницше что-то такое слышал, «библию» германского национал социализма читать не стал (слишком много букв…) Он был бойцом. Тогда его привлекала мрачная полная мистических символов готическая атрибутика третьего рейха. Брошены уроки, в школе он изредка появлялся, все время уходило на жесткие силовые тренировки, общение с друзьями единомышленниками и боевые акции. Вечером волчьей стаей они выходили на улицы и явный страх обычных людей поспешно уступавшим им дорогу действовал на них как возбуждающий наркотик. Вызывающе одетые, бритые наголо, они били подростков, юношей и уже зрелых мужчин за модную одежду, стильные прически, цвет кожи, национальную принадлежность и манеру поведения, за сексуальную ориентацию и музыкальные пристрастия. Нападали стаей по волчьи с заранее распределенными силовыми действиями. Безжалостно терзали случайную жертву и быстро уходили, растворяясь в рукотворных каменных джунглях столицы. До убийств дело не доходило. Пока не доходило, еще срабатывали «внутренние тормоза». Это ощущение вседозволенности, этот выплескиваемый в нападениях адреналин, этот драйв стали их жизнью, их подлинной и единственной реальностью. Они росли в относительно сытую эпоху «нулевых», в эпоху откровенной коррупции, тотальной наглой лжи и убогих стереотипов навязанных рекламой и бесконечными сериальными шоу, в эпоху бездуховности и всеобщего цинизма. Они ответили этой эпохе создав свой мир.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату