Загрузка...

Кристи Риджуэй

Опрометчивый поцелуй

Глава 1

Представьте себе женщину ростом сто пятьдесят восемь сантиметров и весом сорок пять килограммов, с осиной талией, одетую в вечернее платье телесного цвета с глубоким декольте (при этом грудь красноречиво подчеркнута), явившуюся с опозданием на послеобеденную встречу, и вы поймете, что это считается плохим тоном. Добавьте к ее внешнему виду тонкие бретельки и несколько золотистых блесток на плечах и шее, и на деловой атмосфере можно поставить жирный крест.

Джилли Скай понимала это. Однако она знала, что у нее не было выбора, как и не было возможности сменить костюм.

Она затормозила у ворот перед имением Рори Кинкейда. Прежде чем нажать на звонок, она некоторое время колебалась.

С утра ее преследовали неудачи, и она надеялась, что металлические ворота – последняя преграда в этот день. Накануне друзья подсказали ей, что Рори Кинкейд собирается продать дом, который был напичкан старой одеждой и костюмами. И Джилли не преминула воспользоваться случаем, чтобы опередить пронырливых конкурентов. Она была дилером по старинной одежде, и ей очень хотелось посмотреть на сокровища Рори Кинкейда.

Она страшно волновалась, потому что никогда еще не бывала в подобных поместьях. К тому же ее желудок взбунтовался первым и напомнил, что не привык с утра до вечера ходить пустым.

Безумный день! Безумный, потому что с утра все пошло наперекосяк: во-первых, ведущий благотворительной выставки затянул программу на целый час; во-вторых, помощница куда-то пропала вместе со всей одеждой магазина «Вещи прошлого» (включая, разумеется, деловой костюм, в который Джилли намеревалась переодеться); в-третьих, она не могла дозвониться Рори Кинкейду, чтобы извиниться. Но Джилли Скай была не из тех, кто останавливается на полпути, – слишком много было поставлено на карту. А уж если она что-то задумывала, то доводила до конца.

Она никак не решалась протянуть руку и нажать на звонок. «Успокойся, успокойся, дуреха… – уговаривала она саму себя. – Ты ведь не устраиваешься на работу. Ты пришла поговорить о деле. Глубокий вдох – и вперед». Но когда она наконец вздохнула, у нее возникли проблемы с грудью, которая, подталкиваемая неутомимым желудком, грозила покинуть пределы глубокого декольте.

– О Боже! – Джилли едва не потеряла терпение.

Поправив бюстгальтер, она впала в другую крайность – щеки пылали, руки не могли найти себе места. Она достала из сумочки губную помаду и пудру. То, что казалось естественным на выставке «Только для женщин», сейчас оказалось пугающе вызывающим. Чертов Рори Кинкейд! Она так рассчитывала на него, вернее, на его коллекцию. Почему он весь день висит на телефоне?

Она догадывалась, что причиной всему Интернет. Известно, что Рори Кинкейд – преуспевающий бизнесмен. Как и Билл Гейтс, он молод, удачлив и богат. Билл Гейтс! Кто еще?! Ее сердечко немного успокоилось. Повторив еще раз, как заклинание: «Билл Гейтс!» – она окончательно взяла себя в руки, представляя себе Рори Кинкейда в образе майкрософтовского магната: в очках, лохматого, интересующегося больше CD-ромными дисками, чем современной одеждой или модными аксессуарами. После этого она почувствовала себя почти нормально и улыбнулась: «А если окажется, что он действительно всего лишь техноман, потерявший чувство времени, то тем лучше: тогда ему все равно, во что я одета. А сама я ни за что не дам ему повода усомниться в моем вкусе и имидже деловой женщины». Подобные мысли отвлекали ее от желания заехать в какой-нибудь бар и проглотить порцию коктейля. Желудок больше не бунтовал, а на душе стало спокойнее. Джилли протянула руку и уверенно нажала на звонок. В конце концов, это ее работа, и она ее любит! Она выпрямилась, подняла подбородок и расправила плечи. В этот момент ворота открылись. Она нажала на газ и, повторяя, как мантру: «Билл Гейтс-с-с, Билл Гейтс-с-с, Билл Гейтс-с-с…» – въехала на территорию имения Рори Кинкейда.

Пока она представляла Рори Кинкейда в образе Билла Гейтса, ее шансы на успех были чрезвычайно высоки. Ее автомобиль медленно проплыл мимо пустой сторожки, взбираясь вверх по серпантину к дому. Она немного поерзала на сиденье, стараясь втиснуть себя в узкое и короткое платье.

Рори Кинкейд вышел из дома встретить гостью. Он жил в сорокачетырехкомнатном доме испанского стиля, и после кондиционированной прохлады жара показалась ему даже приятной. Однако он не любил долго ждать, тем более что ветер из апельсиновой рощи был слишком сух, солнце на белесом небосводе – слишком яркое, а запахи утомленных зноем цветов – слишком приторными. Честно говоря, его раздражало даже чириканье птиц, не говоря уже о шуме фонтанов.

Несмотря на то что он жил почти в земном раю, ему казалось, что это не самое лучшее место в южной Калифорнии. Возможно, Лос-Анджелес вполне подходил для места, где сбываются мечты человека, но Рори Кинкейд мечтал о запахе дождя и легком морозце. Недаром ему снилась Канада, где он однажды провел неделю, охотясь на лосей. Следующая волна жары едва не загнала его назад в дом. Засунув руки в карманы джинсов, Рори мужественно вышел из тени. При этом он воспользовался солнцезащитными очками марки «Рейнбейнз», которые считал единственной необходимой вещью в Голливуде.

Его дед, Родерик Кинкейд, царство ему небесное, наверняка пребывает в преисподней. Рори Кинкейд пришел к этому выводу путем долгих раздумий – ведь дед сделал все для того, чтобы Рори стал полновластным хозяином поместья Кэйдвотер. Что подвигло деда к этому, осталось тайной – не иначе старческая прихоть. Родерик Кинкейд не назвал своим наследником ни отца Рори – Даниэля, ни брата – Грэга. Он выбрал именно того человека, который не любил родовое поместье и редко здесь бывал, – именно его, Рори Кинкейда. Десять лет назад он стряхнул родовую пыль с ботинок и был таков. Он дал себе клятву никогда не возвращаться в родовое гнездо. Увы, жизнь распорядилась по-иному: его нашли бойкие юристы деда и уже не выпускали из своих крючкотворных законов. Но самым большим сюрпризом оказалось то, что он, так ненавидящий и презиравший свой род, оказывается, был наделен непомерным чувством ответственности. Вот это, пожалуй, и сыграло с ним злую шутку. Теперь же он был обременен огромным поместьем и малолетней внучатой теткой, которую звали Айрис и попечителем которой он был назначен до ее совершеннолетия.

Кроме всего прочего, он «болел» политикой: работа над последним отчетом сената занимала у него много времени. Последние годы Рори Кинкейд входил в верхушку партии демократов, которая поддерживала его кандидатуру на пост сенатора в конгресс. Он давно хотел уехать на север Калифорнии, где у него был дом в Артертоне. Вместо этого он застрял здесь, хотя интересы предвыборной кампании периодически требовали от него напоминать избирателям, что он, Рори Кинкейд, является членом ныне здравствующей семьи Кинкейдов.

И вот вместо выполнения своего долга перед горячо любимой им страной он должен был ждать

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату