Загрузка...

Майкл Ридпат

Хищник

Часть первая

Крис сорвал жёлтую наклейку со своей любимой кофейной кружки и прочитал коротенькое послание, написанное знакомым петлистым почерком:

Уехала в Прагу. Вернусь в среду. Может быть. Целую. Л.

Он вздохнул и покачал головой. Было утро понедельника, он только что вернулся из французских Альп, где провёл десять дней, катаясь на лыжах. Поездка оставила самые приятные воспоминания. Уже с половины восьмого Крис находился у себя в офисе, пытаясь разобраться, что натворила за время его отсутствия Ленка. Как выяснилось, кое-что натворила: компьютер не работал, на столе лежало письмо от аудитора, намекавшего на неожиданно возникшие проблемы с выплатой накопившегося процента по займам; кроме того, она накупила кучу ценных бумаг, выпущенных весьма сомнительной польской телекоммуникационной компанией.

А на десерт оставила ему эту записку.

Знала, что он разозлится. Потому и спрятала кружку с наклейкой на кухне. Ей хотелось, чтобы он сначала — хотя бы поверхностно — ознакомился с новостями, а уж потом прочитал её каракули. Что и говорить, основательно подготовилась. Могла ведь просто остаться в Лондоне хотя бы ещё на день и рассказать все сама. Вот уже два года, как они с Ленкой основали менеджерский фонд «Карпаты», и это был его первый отпуск. Он догадывался, что в его отсутствие дела пойдут не совсем так, как ему того бы хотелось, но потом вспомнил, как скрипел под лыжами рассыпчатый снег на склонах Альп, и решил, что отпуск того стоил.

Зазвонил телефон. Крис поставил кружку с кофе на стол и снял трубку.

— Фонд «Карпаты».

— Доброе утро, Крис! Как твой загар?

Крис сразу узнал чуточку хрипловатый жизнерадостный голос.

— Ленка! Ты где?

— Ты что, ещё не прочитал мою записку? В Праге.

— Ясно. Но что ты там делаешь? Могла бы дождаться меня в Лондоне и сама ввести меня в курс дел.

— Но ты же умный мальчик, Крис. Сам справишься. Я здесь тоже время даром не теряю — открыла филиал.

— В Праге?

— А где же ещё? Мы же это обсуждали — вспомни!

Это была правда. Они и впрямь подумывали о том, чтобы со временем открыть несколько филиалов в Центральной Европе. Но не сейчас же, подумал Крис. При мысли о том, сколько расходов и забот все это потребует, у него упало сердце.

— В чём, собственно, дело, Крис? Офис расположен в отличном месте, и мне кажется, я нашла хорошего менеджера. Его зовут Ян Павлик. Он тебе понравится. Приезжай и сам все посмотри — на месте.

— Когда? У меня и здесь дел невпроворот.

— Я всё равно буду тебя ждать, — сказала Ленка. — Это очень важно. Чтобы офис остался за нами, нам надо поскорее уладить все формальности. Приезжай, а? Я не могу принять окончательное решение без твоего участия.

До сих пор у Криса складывалось впечатление, что все решения она принимала единолично.

— А как быть с компьютером? И что мы, чёрт возьми, станем делать с ценными бумагами «Эврики телеком» на двадцать пять миллионов евро?

— Прежде всего успокойся. У Олли есть человек, который сегодня зайдёт к тебе и отремонтирует компьютер. Что же касается «Эврики телеком», то я все тебе расскажу, когда ты сюда приедешь. Это отдельная история.

— Ну-ну, — мрачно заметил Крис.

— Злишься, да? — сказала с притворным ужасом Ленка. — Слушай, наш офис в Праге находится через дорогу от «Золотого медведя», кстати, шикарный паб. Там подают пиво «Будвар». Тебе понравится, обещаю.

Он заколебался. Посмотрел в окно на верхние ветки росших на площади дубов. Шум уличного движения долетал и сюда — на пятый этаж. Чёрт, они ведь и в самом деле обещали инвесторам открыть филиалы в Центральной Европе, чтобы оперативнее реагировать на изменения рыночной ситуации. Может, Ленка права и пора что-то сделать в этом направлении?

— Только не молчи, Крис, — взмолилась Ленка. — Если хочешь меня пропесочить, ты можешь сделать это и здесь, в Праге.

Вообще-то Ленка всегда добивалась своего.

— Ладно, — вздохнул Крис. — Вечером увидимся.

* * *

Такси с черепашьей скоростью пробиралось среди беспорядочно припаркованных автомобилей по маленькой, засыпанной снегом площади. У отеля «Париж» машина остановилась. Крис заплатил водителю и вошёл в здание. Потом позвонил Ленке в номер — она сказала, что спустится в вестибюль через десять минут. Крису понадобилось ещё меньше, чтобы снять номер, вбросить в него атташе-кейс и натянуть вместо костюма джинсы.

Ленка, конечно же, заставила себя ждать. Крис занялся наблюдениями: отметил, в частности, что интерьер вестибюля и гостиницы отделан в духе начала века. На стенах висели старые плакаты и вывески в стиле модерн, рекламировавшие чешский шоколад и французское варьете, а у лестницы стояла скульптура обнажённой женщины а-ля Роден. Ленка всегда останавливалась в отеле «Париж». Говорила, что он один из немногих, где ещё сохранился стиль. Она выросла в местечке неподалёку от Праги и всю свою студенческую жизнь провела в этом городе. Она любила Прагу. Поэтому Крис нисколько не удивился, когда узнал, что она намерена открыть здесь офис.

Он не собирался её отговаривать. Хотя юридически они являлись равными партнёрами менеджерского фонда «Карпаты», сама по себе идея создания фонда принадлежала ей, и он до сих пор считал, что ему повезло, когда она предложила ему войти в дело. С Ленкой он познакомился десять лет назад на курсах «Блумфилд Вайса» — большого инвестиционного банка в Нью-Йорке. Они стали друзьями и поддерживали контакт, хотя в дальнейшем их пути разошлись: Крис перебрался в лондонское отделение «Блумфилд Вайса», она же работала в Нью-Йорке на фирму «Эмерджинг маркетс груп», принадлежавшую тому же банку. В один прекрасный день, когда он в одиночестве и унынии отлёживался у себя в квартире, горстями лопая таблетки от желудочной болезни, подхваченной в Индии, что странным образом совпало по времени с его бесславным увольнением с работы, Ленка неожиданно ему позвонила. Выяснилось, что она тоже ушла из «Блумфилд Вайса» и решила организовать собственное дело. «Хочешь работать со мной?» — спросила она тогда.

Короче говоря, она его спасла. Поначалу, правда, он её предложение отверг: сказал, что такой неудачник вряд ли сможет стать ей опорой. Он и вправду так считал, а она — нет. Ленка помогла ему собрать остатки самоуважения, которое он основательно подрастерял после того, как его выкинули из банка. Как бы то ни было, она оказалась права: из них получилась неплохая команда.

«Карпаты» были фондом, созданным для гарантировавших высокие прибыли инвестиций в гособлигации и ценные бумаги высокотехнологичных предприятий Центральной Европы. Так, во всяком случае, значилось в рекламных буклетах, которые они с Ленкой распространяли на фондовом рынке. На самом деле никаких гарантий Ленка с Крисом своим инвесторам дать не могли, кроме того, говоря о Центральной Европе, они лукавили, поскольку работали исключительно со слаборазвитыми странами Восточной Европы и Россией. Впрочем, инвесторы знали, на что шли. Они хотели выжать как можно больше денег из стран, находившихся в прошлом за «железным занавесом», надеясь на экономическую интеграцию, которая, по их мнению, должна была в скором времени охватить всю Европу. Ради этого они соглашались даже на значительный риск. Ленка умела убеждать инвесторов, и с помощью Криса ей удалось привлечь инвестиции на 55 миллионов евро, и почти столько же они взяли в кредит.

До сих пор дела их шли хорошо. В первый финансовый год им удалось добиться дохода в двадцать девять процентов. В текущем году прибыль составила восемь процентов, хотя на дворе стоял ещё только

Вы читаете Хищник
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату