• 1
  • 2
Загрузка...

Валентин Рич

Кассиопейские рассказы

(Фантастические юморески)

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

Как известно, добровольческая экспедиция студентов Читинского университета, побывавшая летом 1961 года в районе падения Тунгусского метеорита, обнаружила под корнями некогда обгоревшей лиственницы шесть листков синтетической пленки, покрытых загадочными знаками.

Расшифровка текста заняла почти два года. Перевод его на русский язык был связан с известными трудностями. Например, в языке оригинала оказались всего две буквы, поэтому все имена пришлось заменить земными (точнее, иноземными), иначе читателю было бы трудно отличить мужское имя, скажем, Щщччщщчч от женского имени Ччщщччщщ (или, возможно, Ооааооаа от Ааооааоо). В остальном, как нам кажется, при переводе удалось сохранить неподдельный аромат первоисточника.

ПОДВИГ ПРОФЕССОРА ЦАРТА

Среди великих подвижников науки особую благодарность потомков заслужил профессор Царт в НИИРАЖе (Научно-исследовательском институте разумной жизни), доказавший экспериментально гипотезы о решающем значении труда в процессе превращения обезьяны в кассиопейца.

Профессор Царт и его небольшой, но сплоченный коллектив (старшие научные сотрудники Брок- первый, Брок-второй, Брок-третий, младшие научные сотрудники Кек-первый, Кек-второй, Кек-третий, лаборанты Мэсси-первая, Мэсси-вторая, Мэсси-третья и Хэсси-первая, Хэсси-вторая, Хэсси-третья) изолировали себя на участке лесопарка площадью сто квадратных метров, предварительно обеспечив непрерывную подачу на этот участок света, тепла, воздуха, продовольствия (в готовом для употребления виде) и одежды.

Через год профессор Царт перестал ежедневно менять сорочку, старший научный сотрудник Брок- второй — чистить зубы, остальные старшие и младшие научные сотрудники, а также лаборанты — делать утреннюю гимнастику.

Через два года мужская половина коллектива отпустила бороды, усы и бакенбарды, а женская — сделала себе ожерелья из оторвавшихся пуговиц. Общее число употребляемых в коллективе слов сократилось до двухсот двадцати двух.

Через три года число употребляемых слов сократилось до трех: все Броки, Кеки, а также профессор именовались «чувак», все Мэсси и Хэсси — «чувиха», все действия живых существ и стихий природы обозначались одним и тем же глаголом «хилять».

Через четыре года профессор Царт с помощью старших научных сотрудников Брока-первого и Брока- третьего съел старшего научного сотрудника Брока-второго, а младшие научные сотрудники Кек-первый и Кек-второй произвели аналогичную операцию над младшим научным сотрудником Кеком-третьим. При этом все Мэсси и все Хэсси со своими детьми забрались на деревья.

Вскоре после того профессор Царт управился с Броком-первым, Броком-третьим, обоими Кеками и оказался единственным вожаком стада, так и оставшегося жить на деревьях.

Когда через пять лет члены ученого совета НИИРАЖа прибыли на территорию лесопарка, чтобы убедиться в результатах эксперимента, проведенного небольшим, но сплоченным коллективом профессора Царта, профессор встретил их угрожающими воплями и, надув волосатую грудь, забарабанил по ней кулаками.

Результаты эксперимента были единогласно признаны положительными.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ

— Не согласен! — тихо, но твердо сказал бледный от волнения Брок. — На периферию? Ни за что!

— Помилуйте! — возмутился председатель комиссии. — Какая же это периферия — всего двенадцать на десять в шестнадцатой степени парсеков от границ Метагалактики! Стыдно-с, молодой человек. Так-то решили вы отблагодарить общество за двести лет учебы в институте!

Брок, тупо уставившись на гравиомагнитный башмак председателя, уныло пробубнил:

— Сперва создайте условия…

— Условия? — не без ехидства спросил один из членов комиссии, постучав по столу миниатюрным электронным быстродействующим счетно-решающим, самопрограммирующим устройством на полупроводниках. — Может, вам атмосфера не нравится?

— Не нравится… Там на пятнадцать соток меньше аргона, — неуверенно пробормотал Брок. — И потом спектр…

— Не подходит? — с язвительной ласковостью спросил тот самый член комиссии с миниатюрным электронным на полупроводниках…

— Не подходит, — вздохнул Брок. — Понимаете, сам бы рад, но линия С14 расплывчатая…

Наступило гнетущее молчание, нарушаемое лишь тоненьким позвякиванием протонов о быстрые нейтроны в этом, как его, электронном…

Наконец председатель задумчиво произнес:

— Ну, что ж, тогда пошлем вас на планету Кси в созвездие Пси. Оттуда пришла заявка из артели, промышляющей ловлей комет.

— Кси? Пси? — встрепенулся Брок. — Артель, в которую распределена…

— У вас старые сведения! — жестко отрезал председатель. — Ровно двадцать микросекунд назад Мэсси взошла на борт корабля, который стартовал в направлении той самой заметагалактической туманности, куда мы хотели направить и вас, но куда теперь вы никогда не попадете.

— Попаду! — воскликнул Брок. — Даешь периферию!

КЕК И КИБЕР

Будучи смышленым парнем, Кек решил прожить как можно дольше. Поэтому прежде всего он занялся выяснением вопроса о том, что именно вредно отражается на здоровье. Постепенно Кек выяснил:

Еда портит желудок.

Питье портит сердце.

Любовь портит нервы.

Ходить вредно для ног.

Лежать вредно для боков.

Сидеть… И так далее.

Все эти, а также многие другие сведения Кек нанес на магнитную ленту, засунул ленту в кибер и нажал кнопку. Кибер заурчал и принялся бодро прокручивать программу. Он должен был описать кассиопейца,

  • 1
  • 2
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату