Загрузка...

Робсон Кеннет

Диктатор вселенной

КОМАНДА ДОКА СЭВИДЖА

Уильям Харпер Литтлджон - 'Джонни', ученый-очкарик, лучший в мире специалист в области геологии и археологии.

Полковник Джон Ренвик - 'Рении', любимое развлечение которого пробивать кулаком тяжелые двери.

Подполковник Эндрю Блоджетт Мэйфэр - 'Оранг', при росте немногим более пяти футов (1,5 м) вес его превышает 260 фунтов (108 кг).

Но свирепая оболочка скрывает ум великого ученого.

Майор Томас Дж. Роберте - 'Длинный Том', самый физически слабый из всей компании, но гений в области электричества.

Бригадный генерал Теодор Марлей Брукс - 'Шпиг', изящный и грациозный, он никогда не расстается со зловещей тростью-шпагой.

Вместе со своим предводителем они отправятся куда угодно, сразятся с кем угодно, отважатся на все в поисках острых ощущений и захватывающих приключений.

ГЛАВА 1 СМЕРТОНОСНЫЙ ДОЖДЬ

С неба упал блестящий металлический шар. Страшным ударом он стер с лица земли скромного жителя Техаса. Шар пробил асфальт и зарылся в почву на глубину многих футов.

Хосе Пандоса шел по улице. Вероятно, он был первым, кто принял смерть от блестящего шара. Женщины вокруг пронзительно закричали и бросились ничком на землю, мужчины, с побледневшими лицами, разразились проклятиями.

Содрогнувшись от ужаса, свидетели происшествия увидели, что от Пандосы ровным счетом ничего не осталось. Лишь кровавое пятно отмечало то место, где он только что стоял. К счастью для общества, Хосе Пандоса был человек маленький и незаметный. Он имел значение только для своей семьи.

Падение металлического шара было первым сигналом о катастрофическом взрыве в стратосфере.

Затем полился дождь из мелких осколков. Они выпали на площади в несколько десятков квадратных миль. К счастью, никто больше не пострадал от прямого попадания. Несколько кусков металла, пробив крыши, влетели в жилые дома Сан-Антонио.

Один журналист тоже оказался в это время поблизости. Он был свидетелем мгновенной гибели Хосе Пандосы. Репортер задрал голову и вгляделся в раскаленную синеву техасского неба.

- Небесный корабль Рэндольфа! - заорал он. - Смотрите! Вон еще что-то падает! Его 'Серебряный цилиндр' взорвался!

Это сообщение вызвало еще больший ужас, чем страшная смерть Хосе Пандосы. Люди инстинктивно бросились врассыпную и нырнули в двери наиболее высоких соседних домов.

Почти каждый читал или слышал о профессоре Гомере Рандольфе.

Всего только двадцать четыре часа назад его удивительный 'Серебряный цилиндр' отправился в свой пятый полет в стратосферу. Ученый завоевал всеобщее признание как ведущий американский исследователь верхних слоев атмосферы.

Профессор Рэндольф уже установил невероятный рекорд высоты: сорок одна с половиной миля от поверхности земли!

Уже через несколько минут после падения шара телеграфная и радиосвязь из Сан-Антонио захлебнулись от передач новостей. К этому времени стало известно, что множество обломков знаменитого 'Серебряного цилиндра' достигли земли.

Некоторые из них были отчасти оплавлены, как будто под действием страшного жара. Причиной мог быть или сам взрыв, или чудовищное трение при пролете сквозь мили и мили атмосферы.

Спустя пятнадцать минут после смерти Хосе Пандосы еще один шар приземлился внутри стен старой части Аламо. Но этот был снабжен маленьким парашютом.

Шар с парашютом был полым и разъемным. Из него извлекли несколько хрупких научных приборов.

Вскоре последовало публичное заявление, что профессор Рэндольф достиг высоты пятидесяти миль, когда произошла катастрофа, причины которой пока неизвестны.

Шок от этого сообщения был тем сильнее, что профессора Рэндольфа сопровождала в этом полете группа из сорока двух известных испытателей и ученых. Никто не сомневался, что все они превратились в мельчайшие атомы.

Судьба одного из пассажиров 'Серебряного цилиндра' не могла сильно взволновать широкую публику.

Но известие о взрыве потрясло до глубины души пятерку самых замечательных в мире людей.

В числе ученых на борту стратосферного корабля находился Уильям Харпер Литтлджон. Хотя его имя не рекламировалось средствами массовой информации, но в среде ученейших археологов и геологов Уильям Харпер Литтлджон считался, пожалуй, самым крупным в мире авторитетом.

Однако, несмотря на всю свою эрудицию и длинную цепочку титулов и званий, которые он мог поставить после своей фамилии, для пяти своих товарищей Уильям Харпер Литтлджон был просто 'Джонни'.

Предводитель этой пятерки, больше всех потрясенный и опечаленный взрывом в стратосфере, был, по-видимому, последним из тех, кому удалось связаться с 'Серебряным цилиндром' профессора Рэндольфа.

Когда стратосферный корабль набрал высоту в двадцать пять миль, в коротковолновом приемнике, установленном в одной большой лаборатории, затрещал сигнал вызова. Кстати, это была удивительная комната.

В ней находились сотни приборов, созданных в результате экспериментов, к которым другие ученые в лучших научных центрах мира только еще собирались приступать.

Но еще более замечательным, чем сотни устройств и приспособлений, расставленных вокруг, был человек, который крутил ручки приемника, настраиваясь на нужную волну. Он, пожалуй, на голову превосходил человека самого высокого роста.

Гладкую кожу его лица и рук покрывал ровный загар цвета темной бронзы - глубокий след долгих лет, проведенных под тропическим солнцем и арктическим ветром. Густые волосы чуть более светлого оттенка, плотно прилегавшие к голове, тоже казались отлитыми из бронзы, как на скульптурной маске.

В светло-карих с золотистыми искорками глазах застыла напряженная сосредоточенность. Он стоял перед приемником, ожидая связи с Уильямом Харпером Литтлджоном, и просторное помещение лаборатории наполнялось странной трелью.

Казалось, она вовсе не исходит из его уст. Впечатление было такое, будто звуковые колебания излучало все его поразительное тело.

Этот человек был не кем иным, как Кларком Сэвиджем-младшим, известным своим товарищам и тысячам других лиц как Док Сэвидж.

- Да, Джонни, - ответил он радиоголосу.

- Говорит Джонни, - послышалось из приемника. - Мы сейчас находимся на двадцатипятимильной отметке. Профессор Рэндольф заявляет, что намерен удвоить высоту. Я заметил, что он...

Не было никакого разряда. Ни громкого треска, ни других помех ничего. Голос Джонни попросту

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату