Загрузка...

Глава первая. Их министр

Время близилось к полуночи. Премьер-министр сидел у себя в пустом кабинете и читал длинный отчёт, но смысл написанного ускользал от него. Он ждал звонка от президента одной далёкой страны, то с раздражением думая, когда же это ничтожество соизволит, наконец, набрать номер, то пытаясь отогнать мрачные мысли о событиях этой длинной и утомительной недели — для иного в голове просто не оставалось места. Чем больше он старался сосредоточиться на отчёте, тем яснее перед его внутренним взором представало лицо политического соперника. Того самого, который не далее как сегодня в дневном выпуске новостей не просто перечислил все ужасы, обрушившиеся на страну в последние семь дней (можно подумать, их без него никто не заметил), но и доказал, почему единственная причина всех бед — ошибки нынешнего правительства.

При одном воспоминании о диких, беспочвенных обвинениях сердце у Премьер-министра заколотилось быстрее. Как, скажите на милость, правительство должно было предотвратить обрушение моста? Возмутительно даже предполагать, что на строительство и содержаниемостов выделяется недостаточно средств. Этот раскололся пополам, не прослужив и десяти лет, и лучшие эксперты зашли в тупик, пытаясь установить причину катастрофы, в результате которой двенадцать машин свалились в реку. А два чудовищных убийства — о них трубили все газеты, — как можно было додуматься, что они якобы произошли из-за нехватки полицейских? Или что правительство каким-то образом должно было предсказать ураган, неизвестно откуда обрушившийся на западные графства и нанёсший огромный ущерб как людям, так и имуществу? И разве его вина, что у одного из его заместителей, Герберта Чорли, именно на этой неделе случился нервный срыв, и он теперь вынужден гораздо больше времени проводить в кругу семьи?

«Страну охватили мрачные настроения», — подытожил соперник, едва сдерживая довольную ухмылку.

К сожалению, он был совершенно прав, Премьер-министр и сам это чувствовал. Люди выглядели необычайно подавленными, и даже погода угнетала — промозглый туман в середине июля… нет, это неправильно, это ненормально.

Министр перелистнул вторую страницу и, обнаружив, что до конца ещё далеко, отложил надоевший отчёт в сторону. Он потянулся, закинув руки за голову, и хмуро оглядел кабинет — великолепное помещение с высокими окнами, плотно закрытыми из-за внезапно нагрянувших летних заморозков, в стене напротив — мраморный камин. Слегка поёжившись, Премьер-министр встал и подошёл к окну; клочья тумана подбирались к самым стёклам.

И тут за его спиной раздалось деликатное покашливание.

Он замер, уставившись на своё испуганное отражение в окне. Ему был знаком этот кашель. Он слышал его и раньше. Премьер-министр медленно повернулся к пустой комнате.

— Да? — он постарался, чтобы в голосе прозвучала уверенность, которой на самом деле не было.

На мгновение у него мелькнула надежда, что никто не отзовётся. Но ответ последовал сразу — твёрдым с хрипотцой голосом, будто читался заранее подготовленный текст. Принадлежал этот голос, как давно знал Премьер-министр, маленькому, похожему на лягушку человечку в длинном серебристом парике — он был написан маслом на потускневшем от времени небольшом портрете в дальнем углу кабинета.

— Премьер-министру магглов. Необходимо срочно встретиться. Пожалуйста, ответьте незамедлительно. С уважением, Фадж.

Человечек выжидающе глядел с портрета на Премьер-министра.

— Э-э…, — замялся Премьер-министр, — видите ли… сейчас не самое подходящее время… понимаете, я жду звонка… от президента…

— Звонок мы перенесём, — тут же откликнулся портрет. У Премьер-министра упало сердце. Этого-то он и боялся.

— Но мне действительно нужно поговорить…

— Мы устроим так, что президент забудет позвонить. Вы поговорите завтра вечером, — настаивал человечек. — А сейчас будьте добры, ответьте мистеру Фаджу.

— Ну что ж… так и быть, — сдался Премьер-министр, — я приму мистера Фаджа.

Он поспешил к столу, поправляя на ходу галстук. Не успел он сесть в кресло и придать лицу непринуждённое и, он очень надеялся, спокойное выражение, как в глубине пустого камина вспыхнуло зелёное пламя. Стараясь ничем не выдать удивления и беспокойства, он наблюдал, как в огне, вертясь волчком, возник полный человек. Поспешно выбравшись на аккуратный старинный коврик перед камином, он принялся отряхивать от золы руки, длинную мантию в тонкую полоску и зелёную шляпу-котелок.

— Уф… Премьер-министр, — произнёс Фадж, протягивая руку для приветствия, — рад встрече.

Положа руку на сердце, Премьер-министр не мог сказать того же, поэтому в ответ промолчал. Встреча с Фаджем не доставляла ему никакого удовольствия. Появление этого человека, само по себе довольно пугающее, обычно сулило крайне неприятные новости. К тому же сегодня Фадж выглядел измученным: он похудел и осунулся, шевелюра поредела, седых волос прибавилось. Премьер-министру случалось видеть политиков в таком состоянии, и это никогда не предвещало ничего хорошего.

— Чем могу служить? — спросил он, обменявшись с Фаджем коротким рукопожатием и сделав приглашающий жест в сторону самого неудобного стула.

— Даже не знаю с чего начать, — пробормотал Фадж, пододвинул стул и уселся напротив стола, положив зелёный котелок себе на колени. — Ну и неделька выдалась, ну и неделька…

— Надо полагать, тоже неприятности? — сухо осведомился Премьер-министр, подчёркивая тем самым, что у него хватает своих забот, и он не намерен забивать голову ещё и чужими.

— Именно, — ответил Фадж, устало потёр глаза и мрачно взглянул на собеседника. — И вам о них известно, Премьер-министр. Брокдейльский мост… убийства Боунс и Ванс… я уж молчу о разорении в западных графствах…

— То есть… вы хотите сказать, что вы… что вас это тоже коснулось?

Фадж окинул Премьер-министра тяжёлым взглядом.

— Разумеется, — ответил он. — Вы ведь отдаёте себе отчёт в том, что происходит?

— Я… — неуверенно начал Премьер-министр.

Именно из-за подобных манер Фаджа он так ненавидел его визиты. В конце концов, он — Премьер- министр, и ему не пристало чувствовать себя нерадивым школьником. Но это ощущение не покидало его в присутствии Фаджа, начиная с их первой встречи в тот самый день, когда он вступил в должность. Ту встречу ему не забыть до самой смерти, он помнил её так отчётливо, будто она произошла вчера.

Он точно так же стоял один в кабинете, вкушая радость победы, о которой мечтал и ради которой интриговал долгие годы, как вдруг услышал за спиной кашель, точь-в-точь как сегодня, а обернувшись, увидел безобразный говорящий портрет, который доложил, что Министр магии скоро прибудет засвидетельствовать своё почтение.

Естественно, он решил, что повредился рассудком из-за долгой избирательной кампании и переутомления на выборах. Но потрясение от говорящего портрета не шло ни в какое сравнение с ужасом, который он испытал, когда из камина выпрыгнул человек, представившийся волшебником, и пожал ему руку. Потеряв дар речи, Премьер-министр слушал терпеливый рассказ Фаджа о волшебниках и ведьмах, которые тайно от обычных людей живут по всему миру, и заверения в том, что ему не придётся ни о чём беспокоиться: магическим миром управляет Министерство магии, и оно принимает все меры, чтобы немагическое общество ничего не узнало. Нелёгкая работа, посетовал Фадж, приходится следить буквально за всем, начиная с полётов на мётлах и заканчивая контролем за популяцией драконов (при этих словах Премьер-министру пришлось схватиться за стол, чтобы устоять на ногах). Потом Фадж отечески потрепал его по плечу:

— Не беспокойтесь, вряд ли я вас ещё потревожу. Разве только у нас произойдёт нечто чрезвычайное, что сможет повлиять на жизнь магглов… на людей, не владеющих магией, я имею в виду. А в остальном действует принцип: живи и дай жить другим. Надо заметить, вы вели себя достойнее, чем ваш предшественник. Он, знаете ли, попытался вышвырнуть меня в окно, решил, что это происки оппозиции.

Тут, наконец, к Премьер-министру вернулся дар речи.

— То есть как… это не шутка?

Его последние надежды таяли на глазах.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату