Загрузка...

Умереть — всего лишь пересечь мир, как друзья пересекают моря; частицы друг друга по-прежнему живут в каждом из них. Ибо непременно остаются рядом с живыми те, что ныне любят и обитают в лучшем из миров. В божественном зеркале сём оказываются те и другие лицом к лицу; и разговоры их свободны и чисты. В этом друзей утешение: даже если скажут о смерти их, дружба и общество ушедших останутся, в лучшем смысле, навсегда, ибо они бессмертны.

Вильям Пенн, «Снова о плодах одиночества»
Этакнигапосвя щаетсясемерымодновременно: Нилу,Джессике,Дэвиду,Кензи, Ди,Аннеи тебе,если тыбыл веренГарридо самогоконца.О род, недужный род!     Не заживает рана,          Не высыхает кровь!     О горя нескончаемая боль!О злая тяжесть муки неуемной! Пусть дом ни от кого      Не ждет целебных зелий.          Он сам себя спасет     Кровавою враждой. О том поютСогласным хором боги преисподней.Так внемлите мольбам, помогите беде,     Этим детям, о боги подземных глубин,Ниспошлите им, боги, победу!

Эсхил, Хоэфоры, 464–478. Пер. С.Апта

Глава первая — Возвышение Темного Лорда

На узкой, освещенной луной улочке в нескольких метрах друг от друга из ниоткуда возникли двое мужчин. На секунду они застыли на месте, подняв волшебные палочки; затем, узнав друг друга, они убрали палочки под мантии и быстро зашагали рядом.

— Какие новости? — спросил тот, кто был выше ростом.

— Великолепные, — ответил Северус Снейп.

Слева вдоль улочки росли низенькие неухоженные кусты ежевики, а справа высилась аккуратно подстриженная живая изгородь. Длинные плащи волшебников развевались на ходу.

— Я думал, что опоздаю, — сказал Яксли. Его грубое лицо то скрывалось из виду в тени деревьев, то снова появлялось в ярком лунном свете. — Все оказалось немного сложнее, чем я ожидал. Но, надеюсь, он будет доволен. А ты уверен, что тебя хорошо примут?

Снейп кивнул, но не стал вдаваться в подробности. Они повернули направо, на широкую подъездную дорожку; вместе с ними свернула и высокая изгородь, продолжавшаяся за великолепными воротами из кованого железа. Снейп и Яксли молча подняли левые руки, словно салютуя, и прошли прямо сквозь ворота, будто сквозь дым.

Тисовая изгородь заглушала шаги. Справа послышался шорох; Яксли выхватил палочку и прицелился куда-то поверх головы своего спутника, но оказалось, что это был всего лишь белоснежный павлин, величественно расхаживающий по изгороди.

— Люциус всегда любил такое. Павлины… — Яксли, фыркнув, снова спрятал палочку под мантию.

Из тьмы медленно вырастала красивая усадьба, из витражных окон первого этажа пробивался свет. Где-то в темном саду за изгородью шумел фонтан. Гравий хрустел под ногами Снейпа и Яксли, направлявшихся к парадной двери, которая сама открылась перед ними, хотя за ней никого не было.

Большой роскошно обставленный коридор был тускло освещен; на каменном полу лежал великолепный ковер. Глаза бледных людей на портретах следили за проходившими мимо них Снейпом и Яксли. Волшебники остановились у большой деревянной двери, ведущей в следующую комнату. После секундного колебания Снейп повернул бронзовую ручку.

Гостиная была полна людей, молча сидевших за длинным богато украшенным столом; остальная мебель была небрежно расставлена вдоль стен. Единственным источником света был огонь в красивом мраморном камине, увенчанном зеркалом в золоченой раме. Снейп и Яксли нерешительно остановились у входа. Когда их глаза привыкли к полумраку комнаты, они тут же заметили самую странную деталь обстановки: над столом вниз головой висел человек, бывший, судя по всему, без сознания. Он медленно поворачивался, словно привязанный невидимой веревкой, отражаясь в зеркале и отполированной до блеска столешнице. Никто из собравшихся не смотрел на него — кроме бледного юноши, сидевшего практически прямо под ним. Он никак не мог справиться с собой и временами все же поднимал взгляд.

— Яксли, Снейп, — послышался высокий ясный голос человека, сидевшего во главе стола. — Вы почти опоздали.

Говоривший сидел прямо перед камином, так что вошедшие сначала разглядели только его силуэт. Однако когда они подошли ближе, сквозь полумрак проступило его лицо: безволосое, похожее на змеиное, с щелями вместо ноздрей и блестящими красными глазами с вертикальными зрачками. Он был настолько бледен, что казалось, будто его лицо сияет, как жемчуг.

— Северус, сюда, — сказал Волдеморт, показывая на кресло справа от себя. — Яксли — рядом с Долоховым.

Мужчины сели на предназначенные для них места. Большинство взглядов устремилось на Снейпа, и именно с ним Волдеморт заговорил первым.

— И?

— Мой Лорд, Орден Феникса собирается перевезти Гарри Поттера из его нынешнего убежища в следующую субботу, когда стемнеет.

Напряжение за столом стало почти осязаемым. Кто-то оцепенел, кто-то беспокойно заерзал в кресле, но все смотрели на Снейпа и Волдеморта.

— В субботу… когда стемнеет, — повторил Волдеморт. Его красные глаза так пристально смотрели в черные глаза Снейпа, что некоторые из сидевших за столом отвернулись, словно испугавшись, что ужасный взгляд испепелит их. Снейп, однако, спокойно смотрел в лицо Волдеморту, и через мгновение безгубый рот Волдеморта скривился во что-то, отдаленно напоминавшее улыбку.

— Хорошо. Очень хорошо. Информация поступила…

— …из источника, который мы обсуждали, — закончил Снейп.

— Мой Лорд! — Яксли наклонился над столом, чтобы посмотреть на Волдеморта и Снейпа. Все повернулись к нему. — Мой Лорд, я слышал другое.

Яксли подождал, но Волдеморт не ответил, так что он продолжил:

— Аврор Долиш проговорился, что Поттера никуда не повезут до тридцатого числа — ночи, когда ему исполнится семнадцать.

Снейп улыбнулся.

— Мой источник сообщил, что они собираются подбросить нам ложный след; похоже, это он и есть. Несомненно, на Долиша было наложено заклинание Confundus. Не в первый раз, между прочим — известно, что он легко ему поддается.

— Я заверяю вас, мой Лорд, Долиш казался весьма убежденным, — сказал Яксли.

— Если на него наложили Confundus, он, конечно же, будет выглядеть убежденным, — возразил Снейп. — Уверяю тебя, Яксли, что аврорат больше не будет участвовать в защите Гарри Поттера. Орден считает, что наши люди проникли в Министерство.

— Значит, в Ордене все-таки сумели до чего-то додуматься, а? — сказал толстый и приземистый человек, сидевший неподалеку от Яксли; затем он хрипло хихикнул, и его смешок подхватили несколько человек.

Волдеморт не смеялся. Он посмотрел наверх, на висевшее над столом тело, и, похоже, о чем-то задумался.

— Мой Лорд, — продолжил Яксли, — Долиш считает, что для перевозки мальчишки будет задействован целый отряд авроров…

Волдеморт поднял свою бледную руку, и Яксли немедленно умолк, обиженно глядя на Снейпа.

— Где они собираются прятать мальчишку потом?

— В доме одного из членов Ордена, — сказал Снейп. — По словам моего источника, на этот дом была наложена вся мыслимая и немыслимая защита, которую могли предоставить Орден и Министерство. Думаю, если он туда доберется, у нас будет мало шансов захватить его, мой Лорд. Если, конечно, Министерство не падет до следующей субботы, что даст нам возможность обнаружить и снять достаточно заклинаний, чтобы суметь пробиться сквозь остальные.

— Ну, Яксли, — спросил Волдеморт; огонь камина отражался в его красных глазах. — Падет ли Министерство до следующей субботы?

Все головы снова повернулись к Яксли. Он расправил плечи.

— Мой Лорд, об этом у меня есть хорошие новости. Преодолев многие трудности и затратив немало сил, я успешно наложил проклятие Imperius на Пия Тикнесса.

Это, похоже, произвело впечатление на многих; сидевший рядом Долохов, мужчина с длинным неприятным лицом, похлопал его по спине.

— Хорошее начало, — произнес Волдеморт. — Но Тикнесс — всего лишь один человек. Скримджер должен быть окружен нашими людьми до того, как я начну действовать. Одно проваленное покушение на жизнь министра отбросит наше дело далеко назад.

— Да, это так, мой Лорд… но вы же знаете, что, как глава Департамента охраны магического правопорядка, Тикнесс регулярно общается не только с министром, но и с главами всех других департаментов Министерства. Думаю, теперь, когда под нашим контролем находится столь высокопоставленный чиновник, будет легче подчинить остальных, а затем они все вместе поспособствуют падению Скримджера.

— Если только нашего друга Тикнесса не обнаружат до того,

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату