Загрузка...

Вячеслав Маликов

Слабая игра

Пролог. Второй Земной. Необходимая информация

Прошло уже более ста лет после того, как нога первого человека ступила на поверхность Надреальности…

1. Поход Вольво

Маус сидел прямо на Надреальности, широко раскинув ноги в армейских слаксах и периодически тряс головой, отгоняя головокружение, пляшущие круги перед глазами и ноющий звон в ушах. Только вместо облегчения это приносило дополнительную боль.

— Эк его контузило, — Дрон гладковыбритым подбородком кивнул на Мауса, что сидел чуть поодаль.

— Пройдёт. Слегонца задело, — Трилариан получше ухватил тело андроида под руки, и они вместе с Андреем, которого не иначе как Дроном и не именовал никто, закинули изувеченное тело робота на гору ему же подобных, уже громоздившихся штабелем в кузове старенького грузовика марки Вольво.

Дрон отёр тыльной стороной ладони рот, любуясь грузом.

— Ну всё, закрывай, — Трилариан отошёл в сторону, и Дрон приподнял откидной борт, прилаживая его на место. Потом спохватился:

— Трил? А тот? — рядом с Маусом на Надреальности остался ещё один андроид, разорваный в клочья. Это Маус умудрился попасть в него из автомата почти в упор и вызвал внутри робота взрыв. Самого контузило, ладно смертельно не ранило шрапнелью битого пластика и другими деталями, — так, пара царапин.

— Закрывай, — Трилариан, махнул рукой, и пошёл в сторону Мауса. Присев рядом с ним на корточки, он рукой, перепачканной в машинном масле, взял Мауса за подбородок и повернул его голову в свою сторону, вглядываясь в глаза:

— Ну, ты как?

— Угхр…, — Маус что-то промычал нечленораздельное. Трилариан встал, отпустив голову Мауса, и она тотчас упала ему на грудь. Маус потерял сознание и упал на спину.

— Дрон! — Трилариан открыл один из множества кармашков на жилете и достал оттуда стеклянную ампулу, наполовину заполненную голубоватой вязкой жидкостью.

— Чего? — это Дрон уже здесь, стоит, приказов ждёт.

— Парню совсем плохо. Буду ему регенератор колоть.

— Так это ж последний? — удивился Дрон. — А Маус-то не тяжело ранен.

— Буду колоть, — Трилариан без лишних слов встал перед телом Мауса на колени и, отломив кончик ампулы, набрал в шприц её содержимое. — Закатай ему рукав.

Дрон опустился рядом и быстро, как на учениях, расстегнул молнию на манжете защитной, в зелёных разводах рубашки и закатал рукав, обнажив сгиб локтя.

Трилариан чуть повернул руку Мауса, устраивая её поудобнее (для себя), и осторожно ввёл иглу в вену. Выждав секунду, он плавно надавил на поршень инъектора. Маус хотел было дёрнуться, но Дрон, словно этого и ждал, всем своим весом навалился ему на плечи, не давая пошевелиться. Трилариан так же осторожно, как и ввёл, вынул иглу из вены Мауса и, вставая, кивнул Дрону:

— Пущай его, не будешь же ты держать его два часа?

Маус пришёл в себя на Надреальности. Небо всё так же неизменно светило, на горизонте вздымались миражи чёрных острых гор. Неподалёку в ожидании застыл их грузовик Вольво, рядом с которым примостился Дрон, что-то налаживая в своей электронной лазерной пушке, ни на что, кроме неё не обращая своего внимания. Дрон вообще любит всё, что с электронным уклоном. А где-то совершенно рядом поёт Трилариан, мерно ударяя чем-то во что-то с глухим отзвуком.

Маус повернул голову, глядя назад из положения лёжа: Трилариан стоял в полный рост, уперевшись ногой в неподвижный корпус робота, встав ему на грудь, и, широко размахиваясь, лупил дубовым прикладом карабина роботу в голову, целясь точно в висок:

А что пуля казаку? А что шашка ему? Не возьмёт его свинец, Не дотянется булат. Лишь бы где-то вдалеке Да ждала его жена, Лишь бы где-то вдалеке Да ждала его она…

— Что ж ты так его? — Маус подал голос.

— А, очухался? — Трилариан не бросил своего занятия, а наоборот, удвоил усилия:

— Хочу вот на его мозги подивиться.

— И чего же там интересного? — Маус приподнялся на локтях, а потом и вовсе встал, разминая слишком расслабившиеся после регенератора и беспамятства мышцы.

— Ты поосторожней, — предупредил Трилариан. — Мы тебе голубую ампулу вкололи, тебя может немного мутить.

— Зачем? — искренне удивился Маус. — У меня ж только голова кружилась?

— Тебя контузило, а потом ты вообще сознание потерял и на окружение своё в лице нас с Дроном не реагировал.

— Спасибо, Трила!

— Не за что, Маус, — тут пластиковый композитный корпус головы робота раскололся с глухим чавканьем, — видимо, в голове у андроида был вакуум. Трилариан издал победный клич и отбросил в сторону измочаленную винтовку, — её заклинило ещё дня два назад, когда Трилариан сунул в магазин какие-то левые патроны, неизвестно где добытые, и её тогда перекосило. А теперь он решил её убить вконец, долбая по прочной композитке прикладом, пускай и из дуба деланным.

— А просто открыть ты его не пробовал? — Дрон неслышно подкрался и встал рядом. — Там на виске есть замок, открывающий доступ в нутря.

— А так интересней! — Трилариан присел на грудь робота и впился своими массивными пальцами в края трещины на кожухе.

— Эх! — голова робота развалилась надвое, обнажив внутренности.

Все с интересом заглянули внутрь, даже Дрон, который по роду своих прежних занятий препарировал не один десяток стальных болванов.

— Чипы-чипы-чипы, — затараторил Трилариан, выдирая из фиксаторов продолговатые коробочки глубокого тёмно-серого пластика, всего четыре штуки.

Трилариан вынимал их по одному, передавая не глядя Маусу. За каждым коробком, которые были величиной с пол спичечного коробка, тянулся тончайший шлейф оптоволокна. Первый шлейф Трилариан просто разорвал с непривычки, а три последующих легко отсоединил, вынув лапшу из разъёмов.

Полимерные коробки были не идеальной прямоугольной формы, а несколько более сложной

Вы читаете Слабая игра
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату