Загрузка...

Матюхин Александр Александрович

Здесь было лето

Глава первая

Вовка приехал в станицу позже других — в середине мая.

В далеком Мурманске, откуда Вовку каждое лето привозили к бабушке, в это время года было зябко и туманно, а вдоль тротуаров высились серые, рыхлые сугробы. В Мурманске Вовка бы носил шерстяные носки, теплую обувь, два свитера, пуховик и шапку с большими ушами, чтоб не замерзнуть. В Краснодаре же, едва самолет приземлился, мама протянула любимые серые джинсы, рубашку с короткими рукавами и бейсболку.

Воздух здесь был теплым, почти горячим, а солнце большим и светлым.

Из Краснодара ехали полчаса на маршрутке, любовались из окна на покрытые зеленью поля, на раскачивающиеся изумрудные деревья, на людей в шортах и на велосипедах. На севере в мае в шортах не походишь…

А потом еще какое-то время на другой маршрутке и на такси, в самую глубинку, в неприметную станицу, кутавшуюся с одного края в лес, а с другого в предгорные холмы. Где-то там, среди холмов, было несколько озер, и вилась узкая речушка с ледяной водой, в которую Вовка один раз осмелился зайти по колено, как обитатель крайнего севера. Толик, Серега и Артем потом скинулись на лекарства от простуды, в знак уважения к смелому Вовкиному поступку. Правда, от бабушки все равно досталось по первое число…

К слову, друзья ждали Вовку на лавочке у бабушкиной калитки.

Толик был из Москвы. Белоголовый, с яркими голубыми глазами на бледном лице и костлявый, так, что лопатки торчали, будто крылья. В школе Толик учился на четверки и пятерки, хотя всегда мечтал играть в футбол, а математику органически не переваривал.

Серегу привозили из Санкт-Петербурга, он был рыжий и веснушчатый, как Иванушка из старой сказки; кучеряшки торчали во все стороны и обнажали большие оттопыренные уши. Когда Серега улыбался, казалось, что вокруг становится светлее. В школе его дразнили 'подсолнухом', но Серега по доброте душевной не очень-то и обижался.

А Артем был 'почти местным', из Краснодара. В станице у него жили бабушка и дядя, к которым Артема и привозили, как говорили родители 'попастись', поесть ягод и загореть. Артем был коренастым и упитанным, но совсем не ленивым. Усидеть на месте больше получаса он не мог — если не катались на велосипедах, значит, надо было идти на озеро, купаться; если не на озеро, значит на дерево, рвать черешню, если не черешню… в любом случае, Артем что-нибудь выдумывал. К Артему относились с уважением, потому что он в десять лет сам ездил от дома на трамвае, потом пересаживался на маршрутку и, доезжал до станицы. При этом Артем утверждал, что совсем не боится. Ни капельки.

В их дружной летней компании считалось преимуществом приехать раньше остальных и застолбить за собой место летнего Командира. Заприметив всех троих на лавочке, Вовка понял, что в этом году упустил свой шанс, но не сильно расстроился.

— Я сейчас! — крикнул он и рванул за калитку: обнять бабушку, скороговоркой сообщить ей все важные новости, откусить кусок горячего еще пирожка с луком и яйцом, скинуть рюкзак и, наконец, выполнив формальности, вырваться в объятия летних каникул.

Бабушка, кажется, уже привыкла к тому, что видит внука исключительно по вечерам.

— Поздно ты! — сказал Толик, перекидывая плоский белый камешек с одной руки в другую. — Я уже успел на море съездить и обратно вернуться.

— А я в кино два раза сходил! — заулыбался Артем. — В три дэ! Голова кружилась немного, но в целом — таааакое зрелище! Закачаешься!

Вовка сел рядом, на теплую лавочку, подставил лицо летнему солнцу. Непривычно было — всего пять часов назад вырвался из снежного плена, из цепких лап холодного колючего ветра, а оказался вдруг, как по волшебству, в самом настоящем лете. Тут вам и густая зелень листьев, и нежный аромат распускающейся сирени, и наливающиеся цветом ягоды на деревьях, и теплый ласковый ветерок…

— Как же хорошо! — вздохнул Вовка. — Я пока последние дни учился, все мечтал о том, что скоро к вам приеду.

— Можно подумать, у тебя на севере плохо. До сих пор, наверное, можно в снежки играть. Здесь в снежки уже и не поиграешь! — отозвался Толик.

— Зато купаться можно. Пойдем сегодня купаться?

— Сначала шрамы покажи. Есть шрамы?

Это было такое развлечение. Каждое лето ребята хвалились шрамами, которые успели заработать за прошедший год. Вообще-то, шрамами назывались даже пустяковые царапины и какие-нибудь мозоли на пальцах — но при этом друзья напускали на себя столько важности, будто приобрели эту самую мозоль в жестокой драке с настоящими бандитами, или в перестрелке с преступниками. Еще бы, героями хотелось казаться всем.

— У меня так, ничего серьезного. — первым сказал Серега, подставляя под солнечные лучи локоть правой руки. — Видите? К плите прислонился, во.

Действительно, на локте белело неровное пятнышко, размером с пятирублевую монету.

— Больно было?

— Ни капельки. Сразу под холодную воду подставил, потом пластырь налепил. Но чесалось целую неделю. А то и две!

— Подумаешь. — вторил Толик. — Я осенью на велике катался, заехал на Красную Площадь, а там брусчатка. И я ка-ак упал. И мне спицей проткнуло эту, икроножную мышцу, вот!

Небрежным движением Толик поставил ногу на лавочку и показал два аккуратных, почти незаметных, пятнышка на лодыжке.

Вовка присвистнул:

— Не больно было?

— Вообще не больно. — сообщил Толик. — Только я ходить не мог несколько дней. С самого начала вот тут и тут торчала спица. Мама, знаете, как плакала? Потом доктор спицу вынул, и кровь пошла.

— Испугался?

— Чего ее бояться, это же кровь!

Все согласились, что кровь не страшная, а Артем тут же рассказал одну историю, которую недавно прочитал, про вампиров: они находили людей по запаху крови, но эту самую кровь не пили, потому что много столетий назад дали слово никого и никогда не убивать.

— А чем же они тогда питались? — удивился Вовка.

— Я еще не дочитал. — пожал плечами Артем. — Но, вот, смотрите, как будто вампир покусал, да?

Он ткнул пухлым пальцем себе в шею, где обнаружились две дырочки, будто и правда следы от вампирских зубов.

— Это мне капельницу ставили. — гордо сказал Артем.

— И что? — спросил Толик, которого вообще было сложно удивить.

— А то, что мне два раза в вену не могли попасть. Один раз ткнули — кровь пошла. Второй раз ткнули — снова кровь. И я теперь как покусанный вампирами. Ууу! — Артем изобразил покусанного вампирами, подвернул ногу и упал со скамейки в лопухи.

Все засмеялись. А Вовка засмеялся громче всех, потому что ему было хорошо и весело. Наконец-то лето, думал он, наконец-то снова с друзьями, с настоящими друзьями, а не с надоевшими школьными

Вы читаете Здесь было лето
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату