Загрузка...

Екатерина Риз

Рассказы

Амелия

Он прекрасно помнил, почему обратил на неё внимание. Потому что она совершенно неприлично таращилась на него и глаза не отвела даже тогда, когда Саша, встретив её взгляд, слегка приподнял одну бровь, выражая тем самым свою заинтересованность. Не удивление, конечно. Это мужчине, опытному и уверенному в себе, каковым он себя считал в свои 22, не престало. К женскому вниманию к своей персоне, Гурину было не привыкать. Но девушки, как правило, смотрели с томлением и обещанием, а эта просто разглядывала, с любопытством.

Губы Саши насмешливо скривились.

— Кто это? — спросил он своего однокурсника, который кстати оказался рядом.

Тот посмотрел и хмыкнул.

— Забудь.

— Странное имя.

— Это не имя. Это жизненная позиция.

— А всё-таки.

— Лилька. Фамилию не помню. Она с журфака.

Гурин вновь глянул в сторону любопытствующей рыжей особы.

— А почему 'забудь'?

— У неё принципы. И карьера. — Хохотнул. — Замечена не была.

Саша усмехнулся.

— Совсем?

В ответ лишь неопределённое пожатие плечами. Тема была исчерпана.

Студенческая вечеринка — мероприятие шумное. И бестолковое. Кто с кем, кто о чём, а в итоге сумбурные воспоминания о бессонной ночи, а иногда утреннее смущение и удивление на самого себя.

Саша всё чаще оборачивался и смотрел на девушку. Теперь уже он на неё, теперь он охотник. Можно было подойти и познакомиться. Запросто. А можно было продолжать играть в эту интересную игру. Ловить её взгляд, выискивать в толпе хрупкую фигуру, разглядывать девушку, смущая её откровенностью своих взглядов и посылать загадочные улыбки сквозь клубы сигаретного дыма.

Рыжая. У него никогда не было рыжих.

Она ни минуты не была одна, всегда в окружении друзей. Саша даже решил, что это не друзья, а скорее свита. Она поворачивала голову, и все смотрели в ту же сторону, она говорила, а все прислушивались. Это было забавно наблюдать.

Рассмеялась и быстро глянула на него. Гурин отсалютовал ей бокалом, чем привлёк к себе внимание её друзей. Оттолкнул женские руки: на этот вечер ему не нужна была подружка. Он уже выбрал себе жертву.

Вот только жертва себя жертвой совсем не считала. И быть ею не собиралась.

Гурин вышел из зала следом за ней, спустился по лестнице, наткнулся на лестничной площадке на целующуюся парочку. Аккуратно обошёл их, усмехнулся и побежал вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, боялся упустить девушку. Но она не убегала. Стояла на крыльце, достала из пачки тонкую сигарету и теперь пыталась найти в сумочке зажигалку.

Саша приблизился и чиркнул зажигалкой.

Девушка взглянула на него, но даже не удивилась. Прикурила и вежливо улыбнулась.

— Спасибо.

И отвернулась.

Гурин понимающе улыбнулся. Цену набивает. Весьма бездарно, надо сказать.

— Куда поедем?

Рыжая взглянула снисходительно.

— Простите?

— Предлагаю продолжить знакомство.

— А разве мы знакомы?

Зря она пыталась его смутить своими насмешливыми взглядами. Его это лишь веселило и заводило.

— Заочно. Но я готов это исправить в любую секунду. — И протянул ей руку. — Саша.

Она улыбнулась, но руку не подала.

— Мило. Скромно и со вкусом.

Гурин перестал улыбаться. Руку сунул в карман. Сверлил девушку взглядом. Оглядывал строгий профиль, рыжие пряди, которые падали на лицо, изумруд на мочке уха. Наблюдал, как она подносит к губам сигарету, оценил изящные пальчики и яркий маникюр.

— Теряем время, — сказал Саша, за что удостоился надменного взгляда.

К крыльцу подкатила иномарка, тонкая сигарета, докуренная лишь до половины, отправилась в урну, а девушка начала спускаться по ступеням.

Гурин с неудовольствием наблюдал. Оставалось только скрипеть зубами и 'наслаждаться' поражением.

Через лобовое стекло прекрасно видел мужчину за рулём, ему было лет сорок, не меньше. Выглянул в окно, перегнулся через пассажирское сидение, чтобы открыть девушке дверь, а та, прежде чем сесть в машину, оглянулась и весело глянула на Гурина. Даже ручкой ему сделала.

— Стерва, — решил Саша. А потом посоветовал себе не расстраиваться. Ясно, что девочка любит удовольствия. А за удовольствия, как известно, нужно платить. И желательно не самой. Так и объясняется наличие 'папика'.

Когда вернулся, друзья встретили его усмешками.

— Ну что?

Пришлось изобразить улыбку.

— Забудь, — сказал он и расхохотался вместе со всеми.

В честь окончания сессии закатили сумасшедшую пьянку, хотя начиналось всё очень чинно, на родительской даче одного из друзей. Гурин приехал туда позже всех и застал самый разгар творившегося безобразия. Присел за стол, выпил с друзьями, огляделся и вдруг увидел её. Даже не сразу поверил. Привстал со стула, чтобы лучше было видно.

Но это была она. Рыжая. Стояла на веранде, привалившись к перилам, и смеялась, беззаботно и от души. Рядом снова свита… Как она умудряется везде находить почитателей?

Гурин сел на стул и ухмыльнулся.

— А что у нас журфак делает?

Ответить ему никто не потрудился.

Саша наблюдал за ней весь вечер. Украдкой, стараясь не попадаться ей на глаза. Наблюдал и задавался вопросом — зачем ему это нужно? Рыжая бестия, стерва и язва. Девочка-проблема.

Она стояла на веранде и курила. Смотрела на тёмное небо и выпускала аккуратные колечки дыма. И, наверняка, сама собой любовалась.

Гурину казалось, что у него шерсть на загривке поднялась. Он смотрел на девушку по-прежнему, как на добычу, которая по какому-то недоразумению однажды вырвалась из его цепких лап. Он чуял её.

У него никогда не было рыжих. И это не давало покоя.

Она его узнала. Увидела и заулыбалась. Гурин подошёл и присел на перила. А на рыжую смотрел

Вы читаете Рассказы
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату