Загрузка...
МАРК ЩЕГЛОВ Любите людей СТАТЬИ ДНЕВНИКИ ПИСЬМА Составитель В. Я. Лакшин МОСКВА СОВЕТСКИЙ ПИСАТЕЛЬ 1987 ЩегловM. Любите людей: Статьи. Дневники. Письма. — М.: Советский писатель, 1987. — 512 с. Литературное наследие Марка Александровича Щеглова (1925— 1956) невелико, но значительно. Он печатался лишь три года (1953—1956), но его работы о Л. Толстом, Ф. Достоевском, А. Блоке, статьи о С. Есенине, Вс. Иванове, А. Грине стали заметным фактом жизни советской послевоенной литературы. Особую известность приобрели изданные посмертно «Студенческие тетради». В книгу вошли помимо неоднократно переиздававшихся малоизвестные статьи и рецензии талантливого критика. СОДЕРЖАНИЕ В. Лакшин. Три года — и вся жизнь. (Путь Марка Щеглова) СТАТЬИ I Повесть Толстого «Смерть Ивана Ильича» Особенности сатиры Льва Толстого Гений Льва Толстого Гений Достоевского Спор об А. Блоке II Есенин в наши дни Корабли Александра Грина Всеволод Иванов Очерк и его особенности Реализм современной драмы Верность деталей Не радуясь, не скорбя. (Заметки о лирической поэзии) «Русский лес» Леонида Леонова РЕЦЕНЗИИ Без музыкального сопровождения Жизнь замечательного человека Перо вальдшнепа Море зовет Страницы детства В «зоне комфорта» «Спускаясь с гор…» Что случилось в Пенькове? На полдороге. (О рассказах Ильи Лаврова) СТУДЕНЧЕСКИЕ ТЕТРАДИ ИЗ ДНЕВНИКОВ И ПИСЕМ 1947-1956 гг. Тетрадь первая. 1947—1949 гг. Тетрадь вторая. 1950—1952 гг. Тетрадь третья. 1953 г . Из литературных заметок 1954—1955 гг. Примечания ТРИ ГОДА — И ВСЯ ЖИЗНЬ (Путь Марка Щеглова) 1 Время тянулось, потом шло, потом бежало, потом летело… В сентябре 1986 года исполнилось 30 лет со дня смерти Марка Щеглова, которого все, кто его знал, запомнили молодым, только начинавшим свой блистательный восход. За чертой его внезапной смерти в Новороссийске 2 сентября 1956 года — уже целая историческая полоса, время, по-своему распорядившееся многими репутациями, идеями и теориями, смывшее в реку небытия уйму звонких литературных имен, бурных дискуссий, читавшихся повсеместно книг. А имя Марка Щеглова уцелело и, похоже, осталось в летописях советской литературы надолго, быть может, навсегда. В чем тут дело? Как это понять? Ведь и срок, в который он мог проявить себя, был дан ему кратчайший, в историческом смысле — минутный. И жанр, в котором он работал, никогда не находился в фаворе у широкой публики. Если воспользоваться сравнением литературы с оркестром (в память музыкальных интересов Щеглова) и, скажем, лирическую поэзию уподобить скрипке, то критика — это контрабас — большой, неуклюжий инструмент, никогда не выступающий соло, хоть и необходимый в оркестре. Что и говорить, невыигрышный жанр! Писатели, в том числе самые выдающиеся, нередко позволяли себе смотреть на критику со снисходительной иронией. (Критика? Это когда глупые судят об умных, обмолвился Толстой.) И потому так неожиданно очертилась мысль, высказанная однажды А. Т. Твардовским, в журнале которого и возник критик Щеглов. Твардовский находил, что редок талант поэта, еще реже талант прозаика, но самая большая редкость — настоящий критический дар. Конечно, кое-как состряпать отзыв на прочитанную книгу способен всякий из нас: такому занятию сопутствует обманчивая легкость, да и единственным требованием к слогу окажется простая грамотность. Но талант критика — это помимо искусного владения словом еще, по-видимому, и особое природное сочетание свойств ума и души, которое и позволяет ему быть званным, как равному, на литературный пир. Марк Щеглов был критиком, что называется, милостью божьей. «Один из талантливейших представителей нового
Вы читаете Любите людей
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату