Загрузка...

Артем Рыбаков

АНКЛАВЫ В АДУ

Встречный прорыв

Глава 1

«А дорога серою лентою вьется, залито дождем смотровое стекло…» — назойливо вертится в голове старая-престарая песенка, хотя и дождя нет, и лента под колеса нашей машины ложится скорее пятнистая, а не серая. Но дорога, Московское Большое кольцо, действительно вьется. Слава богу, что ни через какие бури нам пробиваться сейчас не надо, что до удачи, так она всегда и везде в наше нелегкое время всем нужна. Я покосился на сидевшего слева от меня человека: «Ну-ну, давай, показывай, как тебе безразлично происходящее вокруг, гордый воин южных степей!»

* * *

Гостей мы обнаружили легко, они, конечно, не особо прятались, но стоящие в кустах и прикрытые маскировочной сетью машины я засек сразу, как мы выехали из зарослей, окружавших бывшее здание институтского общежития. Почему «бывшее здание»? А корни деревьев так сильно «расковыряли» его фундамент, что один из углов пятиэтажки просто отвалился и, сдается мне, остатки продержатся еще лет пять, не больше. Вот только понять, почему мой взгляд так легко «зацепился» за маскировку пришлых, я смог не сразу:

— Вань, — обратился я к Тушканчику, — притормози у следующего столба! — Теперь всем в рацию: — Внимание! Есть контакт! Приготовиться к высадке. Не суетиться, но и клювом не щелкать. Готовность — две минуты! — Наши внедорожники ползли с черепашьей скоростью и, по моим прикидкам, именно через такой промежуток времени голова колонны должна достичь бетонной осветительной мачты, одиноко стоявшей на краю бывшего футбольного поля университетского стадиона.

Стоило «тигру»[1] остановиться, и я, быстро распахнув дверь, выбрался наружу. Под масксетью началось какое-то смутное шевеление, и спустя несколько секунд из-под нее выбрался один из гостей. Выглядел чужак весьма внушительно — на голову выше меня и килограммов на сорок тяжелее. Почти такая же, как у меня, «горка» обтягивала широченные плечи, а на правом плече стволом вниз висел «Калашников». Какой именно модели, разобрать было сложно, поскольку из-под здоровенной руки пришельца виднелся только ствол с цевьем. Но точно что-то новое, о чем говорила черная пластиковая «отделка», почти такая же, как на моем «сто пятом».

Что искренне меня изумило, так это количество патронов — я насчитал пять подсумков под калашовские «спарки», то есть у мужика как минимум при себе одиннадцать снаряженных магазинов! И это только то, что на виду…

«Ну, не будем затягивать процедуру знакомства», — решил я и, отпустив свой автомат, помахал здоровяку рукой.

Тот в ответ сделал приглашающий жест, мол, иди к нам.

Не оборачиваясь, я спросил:

— Пойдем, что ли?

— Пойдем, чего ж не пойти, — откликнулся Ваня. — Или тебя отсюда прикрыть?

— Ты на эту каланчу посмотри… Если там хотя бы половина таких красивых, то, что ты прикрываешь, что нет — будет уже неважно… У него полцинка патронов только на себе висит. Не думаю, что у тех парней, которые по кустам разлеглись, бэка меньше, так что почапали, дорогой товарищ, не фиг тормозить…

Когда мы подошли, крупнокалиберный южанин молча указал, за каким именно кустом нас ожидают. Когда мы приблизились на пару метров, кто-то, нам невидимый, приподнял край маскировочной сетки. Пролезая в образовавшийся проход, я, наконец, понял, что «царапнуло» мне глаз — цвет маскировки! В наших краях сетки в ходу с преобладанием зеленого цвета, а тут все же больше оттенков желтого. Оттого на фоне молодых весенних листьев возникал обратный эффект — замаскированные машины чужаков привлекали больше внимания. Через месяц, когда листва немного пожухнет, все было бы замечательно, но тут они немного лопухнулись. Понятно, что не всякий прохожий на такую малость стойку сделал, но практически любой из наших такую нескладуху заметил бы.

Выпрямившись, я окинул взглядом присутствующих — большинство из этой шестерки относились к знакомому и привычному типу «вояка крутой, обыкновенный», но один из гостей сразу привлек мое внимание. Уж очень возраст у него для таких приключений не подходящий — лет пятьдесят мужику, не меньше.

А когда «старик» бодро и энергично шагнул навстречу, то сразу стало ясно, что главный тут он.

— Полковник Удовиченко, — «козырять» он ввиду отсутствия головного убора не стал, а просто протянул мне руку. — Сергей Сергеевич.

«Настоящий военный, а не чиновник, звездами на погонах декорированный», — отметил я про себя, отвечая на крепкое рукопожатие:

— Заноза, командир рейдовой группы!

«А ребята не зря про введение в нашей ватаге званий говорили, — припомнил я недавний разговор с Говоруном и Тушканчиком. — На серьезный международный уровень выходим, надо соответствовать».

Мысли эти родились после того, как краем глаза я заметил усмешку, скользнувшую по губам парочки пришлых. Пусть самых молодых и зеленых, но все же… Все же…

Однако тут же мне стало не до этих салаг:

— Илья Васильевич! — радостно и, как мне показалось, довольно искренне воскликнул Удовиченко. — Очень рад, что вы лично приехали нас встречать. Много о вас наслышан. Разрешите представить вам моих офицеров?

— Капитан Верстаков, начальник группы сопровождения! — вперед выдвинулся невысокий, но весьма «широкоформатный» офицер, до того стоявший чуть в стороне.

«Ну да ему, как главному охраннику на ситуацию со стороны надо смотреть, а куртуазию всякую разводя, не особо покомандуешь».

— Старший лейтенант Малченко, — представился следующий. На вид парню лет двадцать с небольшим, но черные кудри на висках уже тронуты изморозью — знать, повидал многое на своем веку.

— Старший лейтенант Рогов, — сейчас этот белозубый красавец не улыбался ехидно, а выглядел скорее слегка смущенным. Видимо, реакция большого начальника на меня оказалась для него неожиданной.

— Лейтенант Афанасьев! — этот тут самый молодой, ровесник нашего Чпока, пожалуй, оттого и голос такой звонкий.

— Старший прапорщик Седов, — голос раздался у меня за спиной, и, повернувшись, я увидел встретившего нас верзилу.

Представлять в ответ мне никого, кроме Ивана, не надо было, что я сделал, только добавив для солидности на скорую руку придуманный титул — «командир рейдового экипажа».

— Ну вот, все и познакомились, — констатировал полковник. — Каковы наши дальнейшие планы?

— Вы сворачиваетесь, мы выдвигаемся, подбираем еще один наш экипаж и едем себе до пункта назначения. Устраивает?

— Принципиальных возражений нет. Один вопрос: у вас лишние места есть?

— Найдем. А что случилось?

— Пока сюда добирались, две машины потеряли, так что сейчас едем как в автобусе в час пик.

Сравнение Удовиченко выбрал такое древнее, что я не сразу понял, о чем он говорит, но потом до меня дошло:

— А у нас наоборот — некоторый избыток посадочных мест, так что милости просим! — объяснять, как

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату