Загрузка...

Глава первая

Таня проснулась раньше всех. Посмотрела на мобильник. Полседьмого утра. До завтрака - еще два с половиной часа. До начала обхода - все три. А перевязка уже потом..

 В коридоре больницы, белом и всегда до блеска вымытом, звучали шаги. Тихо погромыхивали крышки котлов на кухне. На дворе тоже наблюдалось движение. Скреб метлой асфальт равнодушный ко всему дворник. Спешил к соседнему корпусу доктор Константин Львович, заканчивавший ночную смену. Операцию Таньке делал не он. Но девушка всегда с ним здоровалась. Константин Львович был импозантен. Ростом под метр девяносто, широкоплечий. Таньке нравилось в нем все. Кроме, пожалуй, бородки. Она была просто ужасна, росла какими-то клочками. Как стекловата на трубе теплотрассы. А ведь Танька видала по- настоящему бородатых мужиков. Вот у тех - растет, так уж растет: кустистая, колючая. А у Константина Львовича не борода была, а баловство.

 Обручальное кольцо доктор носил на левой руке. Иногда, бездельничая и куря во дворе, Танька гадала. что же случилось с Константином Львовичем? Из-за чего он развелся с женой? Есть ли у него дети? Платит ли он алименты? Да пускай даже и платит, но ведь и получает немало!

 Девушка понимала, что в настоящий момент у нее нет ни одного шанса обратить на себя внимание доктора, который, к тому же, не имел к ней ни самого малого отношения. Танька в его глазах, конечно же, была очередной безликой куклой. Таких в этой клинике очень много.

 Но уже сегодня ситуация изменится.

 Через несколько часов с Таньки снимут бинты, и вот тогда…

 После операции Танька так и не видела себя в зеркале. Теоретически она стала красавицей. Теперь у нее - нос с горбинкой. И скулы она приподняла. Хорошо, что решилась. А то уже тридцатник скоро, а жениха - нет и в помине.

 Лицо под бинтами чесалось и горело огнем. Танька изнывала. Ей хотелось поглядеть на свое отражение в зеркале. Но бинты и маску под ними снимать было категорически нельзя.

 Танькино лицо заживляли препаратами со специальными бактериями. Эти маленькие твари боялись света. Перевязки происходили в полной темноте. Медсестры запретили даже щупать лицо. Танька изнывала.

 Иногда ей казалось, что бинты у нее на лице шевелятся, словно под ними находилось что-то живое. Запах из-под бинтов исходил тоже не самый приятный.

 - Не переживайте, - ласково улыбался во время обходов хирург Михаил Андреевич, оперировавший Таню. - Изумительно нормальные симптомы заживления. И чесаться должно. И запах… А что же вы хотите? Это же верминобактерии!

 Название у бактерий было, конечно, смешное. Вермишель напоминало. К тому же и вермишель в больничной столовке подавали часто.

 Танька нащупала в тумбочке сигареты. Курить до завтрака вредно, но как еще скоротать долгие часы, когда и проспаться вроде рано, и не заснешь уже.

 К тому же в обратную сторону мог проходить симпатичный Константин Львович, заканчивавший ночное дежурство. У него могут кончиться сигареты. А у Таньки они будут с собою. Может, и беседа завяжется.

 Проходя мимо большого зеркала, посмотрела на отражение. Как есть человек-невидимка из старого фильма.

 Порою, когда у Таньки кончались сигареты, она ходила за ними в палатку за больничной оградой. Продавцы не обращали на нее никакого внимания.

 - Мы тут и не таких фантомасов видали, - услышала как-то Танька.

 А вот случайные, ничего не подозревающие прохожие, при Танькином появлении, бывало, вздрагивали. Это было забавно.

 Однажды вечером Таня выходила из палатки, и ее увидел мальчик лет пяти, который как раз направлялся туда вместе с мамой. Та была одета с вопиющим шиком. При виде Тани ребенок застыл. Казалось, он потерял дар речи, он окаменел. Таня расслышала, что он тоненько поскуливает. Мама принялась истерично трясти его за плечики, с ненавистью зашипела что-то вслед Тане.

 Инцидент произвел на девушку гнетущее впечатление. Конечно, она была ни в чем не виновата. Но вдруг этот ребенок заикаться потом начнет? Но и мамаша тоже - дура. Не знала, что ли, что у больницы «фантомасы» водятся?

 Таньку не покидало впечатление, что она откуда-то знает и этого мальчика, и его надменную гусыню-мамашу. Этого не могло быть. Таня совершенно определенно видела их впервые в жизни. Но ощущение не проходило.

 Покурив, она вернулась обратно в палату, легла и неожиданно быстро заснула.

 ***

 Ирина старалась не нервничать и курила прямо в салоне. Ромка заходился воплем на заднем сиденье. Орал как младенец. А ведь пять с половиной лет, пора бы и повзрослеть…

 - Хватит орать, а то сейчас обратно в больницу вернемся! - процедила сквозь зубы Ирина.

 Когда ее эффектный, алый Chrysler PT Cruiser встал в пробке при выезде с Третьего Транспортного на Ленинский, Ирина повернулась к сыну.

 - Ну, что с тобой, Ромочка? - натужно проворковала она.

 Причина для того, чтобы сменить гнев на милость имелась. Шикарный брюнет в стальном BMW X5. Брюнет заинтересованно смотрел на Ирину. Пробка предстояла долгая, могло даже состояться знакомство. На виду у брюнета Ирина не имела никакого права орать на ребенка. Хотя и хотелось.

 - Тети этой все боишься?

 Рома, хныкая, кивнул. Его трясло. Он по-настоящему дрожал, хотя начало сентября выдалось теплым, и даже жарким.

 - Глупыш! Тете просто операцию сделали, на лице. Была тетя уродкой, а станет теперь красавицей. Помнишь ведь сказку про Зо… про гадкого утенка?

 - Она страшная. Я боюсь.

 - Да брось! Зачем ее бояться?

 - Мама! Ты не слышала, а она мне шептала!

 - Господи! Да что ж она шептать могла такое?

 - Она мне прошептала: «Я иду за тобой. Я убью тебя!»

 - Так…

 Ирина почувствовала, что ее тоже начинает трясти. Вернуться, что ли? Найти тварь, которая угрожала малышу? Отхлестать по свежепрооперированым щекам, чтобы швы расползлись?

 Хотя найдешь ее, как же…Они там, в отделении, все одинаковые.

 Ирина была не понаслышке знакома с пластической хирургией. Ей ли не знать, что женщины, долгими неделями лишенные возможности посмотреться в зеркало, могут по-настоящему сойти с ума. Могло ли какой-нибудь дуре прийти в голову пугать детей? Да вполне!

 И зря эта дешевка с бинтами на роже думает, что Ирина ее не найдет. Ирина запомнила ее фиолетовый халатик. Найдет, если надо.

 Впрочем, возвращению к больнице мешал дорожный затор. Развернуться, выехать не было ни единой возможности.

 Брюнет в BMW X5 жизнерадостно улыбался Ирине. «Дантистом хвастается!» - вдруг сообразила Ирина. Ей тоже было, что продемонстрировать. Своих зубов, обработанных при помощи революционных

Вы читаете Фантомасы
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату