Загрузка...

Андрей Васильевич Саломатов

Возвращение Цицерона

(Замок чудес. Приключения Цицерона — 4)

Фантастическая повесть

Моим дорогим детям — Андрюшке и Викуле.

Глава 1

Заканчивалось необыкновенно знойное для Подмосковья лето. До начала нового учебного года оставалось каких-нибудь две недели. Погода для середины августа стояла на редкость ясной и жаркой, но листва на деревьях уже начала желтеть, и над пожухшей травой, словно карликовые деревца, покачивались на ветру засыхающие борщевики.

Алеша с Фуго и тетушкой Дариндой целыми днями валялись на берегу и купались в реке, вода в которой была уже по-осеннему холодной. Алеша загорел ещё больше, и даже его друзья, у которых естественный цвет кожи был серым, побурели и залоснились, словно их намазали шоколадным маслом.

Недалеко от подвесного моста рядом с пляжем все так же частенько можно было увидеть рыбачка Николая Бабкина со своей кошкой Ксюшей, и Фуго не переставал удивляться, как это можно часами стоять, будто изваяние, с удочкой в руке ради нескольких мелких рыбешек.

Жители деревни Игнатьево, где отдыхал Алеша со своими гостями, уже почти привыкли к этим удивительным инопланетным существам с далекой планеты Федул и с удовольствием приветствовали их, когда встречали на улице. Игнатьевцев уже не удивляло то, что мимикры имеют форму мешочков и умеют принимать любой вид: чемодана или собаки, пенька или какого-нибудь экзотического растения.

После того, как о Фуго с Дариндой написали в газете 'Необыкновенные новости'*, редакцию засыпали письмами и замучили телефонными звонками. Всем хотелось лично познакомиться с космическими пришельцами, и вскоре в деревне Игнатьево начали появляться люди с видеокамерами, фотоаппаратами и переносными мольбертами. Некоторые из них представлялись корреспондентами газет с жуткими названиями: 'Космические кошмары', 'Газета ужасов' и даже 'Новости с того света'. Все эти странные приезжие бродили недалеко от Алешиного дома и ждали, когда инопланетяне появятся на улице. Поэтому Фуго с Дариндой старались выходить из дома только в облике землян.

Довольно много в деревне появилось и подозрительных личностей, которые не пытались сфотографировать мимикров или поговорить с ними. Они появлялись и исчезали словно привидения, выскакивали в самых неожиданных местах и очень досаждали местным жителям и дачникам. Все кусты от дома до реки были забиты этими субъектами, и Алеша с Фуго каждый раз пугались, когда замечали в густой листве чьи-то глаза.

Алешина мама — Светлана Борисовна — взяла на работе отпуск, чтобы больше не оставлять сына и гостей без присмотра. Каждый день она учила тетушку Даринду готовить земные блюда и пользоваться разными кухонными приспособлениями.

Даринда к тому времени уже довязала свитер своему племяннику и однажды перед завтраком вручила его Фуго.

— А что это за мешок? — проходя мимо, поинтересовался Алеша.

— Это не мешок, это свитер, — гордо ответила Даринда, довольная тем, что освоила такое нелегкое дело, как вязание.

— Очень симпатично, — взглянув на Дариндину работу, сказала Светлана Борисовна.

— Да, — подтвердил Алеша. — Его можно использовать и как свитер, и как авоську.

— Ты ничего не понимаешь, — влезая в вязанный мешок, сказал мимикр. Это будет моим ночным свитером.

За пол месяца отдыха на природе Фуго с Дариндой немножко поправились и передвигаться стали вальяжно и неторопливо, как и полагается на отдыхе. Мимикры продолжали жить у Алеши, но в последнее время Фуго каждый день уходил в деревню Петрово, в свой пустой домик, который им выделил председатель сельсовета Степан Николаевич. Там уже стоял огромный аквариум с золотыми рыбками, подаренный мимикру больными из психиатрической больницы*. И каждый раз мимикр увозил на тачке в свое новое жилище какую-нибудь нужную вещь или продукты на зиму. А началось все с того, что Фуго обнаружил в сарае несколько цветочных горшков и старый неработающий телевизор. Мимикр долго примеривался к телевизору, затем выволок его в сад и с трудом погрузил в тачку.

Алеша, который в это время сидел в беседке и сосредоточенно выжигал линзой на перилах свое имя, крикнул мимикру:

— Фуго, это очень старый телевизор, он не работает. Просто папе было лень его выбросить.

— Ну и что, — пыхтя от натуги, ответил мимикр. — Главное, что он выглядит как работающий. Теперь каждый, кто придет ко мне в гости, про себя подумает: 'О, здесь живет приличный человек. У него есть все, что нужно цивилизованному гуманоиду'. А телевизор мы с тетушкой все равно будем приходить смотреть к вам.

Ценная находка вдохновила Фуго на новые поиски, и в этот же день на чердаке он обнаружил несколько старых стульев. Радости мимикра не было предела.

— Это будет нашей первой мебелью, — важно сказал он тетушке Даринде. Представляю, сколько нужных вещей валяется в Игнатьево по чердакам и сараям. Пожалуй я расклею по всей деревне объявления.

— Какие объявления? — удивилась Даринда.

— Напишу, что два симпатичных инопланетных гуманоида совершенно бесплатно принимают у населения подержанную мебель. Что ей без дела на чердаках пылиться?

Так Фуго и поступил. Просидев весь вечер, он написал толстую пачку объявлений, а на следующий день обклеил не только столбы и почтовые ящики, но даже деревья. И уже через пару часов к Алешиному дому потянулись жители деревни со своим скарбом.

Первым приволок старую, резную этажерку Сергей Мухин.

— Нате, пользуйтесь, — вручая мебель мимикру, сказал он. — Эту этажерку когда-то мой дед своими руками сколотил. Ее только вот здесь подкрасить надо, а вот здесь вбить пару гвоздиков. И лучше не ставить на неё тяжелые вещи, тогда она ещё сто лет простоит. А может и все двести.

— Да, — со знанием дела подтвердил Алеша. — А если её большими гвоздями прибить к полу и канатом привязать к шкафу, может и все пятьсот простоять.

А потом пошло-поехало. До самого вечера игнатьевцы несли свои старомодные шкафы и комоды, кровати и столы, и к концу этого великого столпотворения Алешин сад превратился в склад изувеченной мебели. Фуго, при этом, записывал каждую приносимую вещь на листе бумаге, и в конце концов, у него получился вот такой список:

1. Шкаф большой, с финтифлюшками и бронзовыми штучками.

2. Шкаф очень большой, гладкий, без одной дверцы.

3. Шкаф книжный, без финтифлюшек и без книг.

4. Железная кровать с шишечками. (Для тетушки).

5. Еще один шкаф книжный, без полок. (Кому-нибудь подарю).

6. Огромный шкаф неизвестного назначения. (Для еды).

7. Раскладушка с порванным лежалом. (Кому-нибудь подарю).

8. Еще один шкаф книжный, с отломанными финтифлюшками.

9. Кресло мягкое (было когда-то), но очень засаленное. Наверное об него все время после обеда вытирали руки.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату