Загрузка...

Казис Казисович Сая

Посейдон Пушнюс как таковой

СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ДОКУМЕНТЫ

(Письма приводятся без исправлений)

Посейдон – отцу

…Поскольку я уже достиг зрелой стадии развития и вижу тебя насквозь, как облупленного, уважаемый папаша, то категорически прошу не называть меня больше Посейдоном. Прошу также никогда не писать на конвертах этого идиотского, высосанного из грязного пальца имени! Иначе я буду вынужден демаскировать тебя со всей остротой и со всеми вытекающими отсюда последствиями. Меня назначили редактором стенгазеты, посему будем считать этот вопрос исчерпанным.

А теперь, во избежание дальнейших комментариев называй меня Доном и пришли на праздники посылку да немного денег в придачу. (…) Встретишь мать, передай привет, а также это мое принципиальное требование…

Д.Пушнюс

Отец – Дону (Посейдону)

На твое принципиальное письмо, сын мой Дон, могу ответить следующее.

1. И я был молод, горяч и принципиален. Как, например: не пожелал зваться Яцкусом и стал Жаком, а в дальнейшем остановился на Джеке (увлекался Д.Лондоном). В конце концов плюнул на все. Вот почему я тебя, можно сказать, понимаю.

2. Относительно Посейдона как такового. Поскольку я в те времена был закоренелым вольнодумцем, иначе говоря, прогрессивно настроенным, то не желал окрестить тебя религиозным именем, позаимствованным из календаря. Переворошив античную историю, я остановился на имени, упоминавшемся в греческой мифологии. Посейдон же как таковой был богом морской стихии, и оставил он после себя немало бурливых потомков.

3. А насчет Дона предлагаю тебе хорошенько подумать. По твоему желанию я адресую это письмо Дону Пушнюсу, но считаю своим долгом напомнить, что приставка «дон» означает титул у испанцев, что-то вроде нашего «господина»… Вспомни хотя бы Дон-Жуана, Дон- Кихота, дон Базилио и прочих представителей той же породы.

Предлагаю тебе, сын, в порядке дискуссии остановиться на задней части, украсив ее чем-нибудь спереди, – к примеру, зваться Подоном или Сейдоном. Поразмысли над этим.

4. Сегодня же вышлю тебе половину своей пенсии, пол-окорока и полкило топленого масла. При получении взвесь все это еще раз, проверь и держи под замком. Ведь чем крупнее город, тем больше в нем воров…

С уважением.

Я.Пу.

Сын – отцу

…Письмо получил почти нормально, а вот за посылку и деньги пришлось побороться не на жизнь, а на смерть. Ведь надо было предъявить паспорт, а имя по твоей милости не совпадало. Хочешь не хочешь, я вынужден, черт побери, снова вернуться к этому вопросу.

Брось хвастать, отец, не был ты никогда на меня похож! И нечего туману напускать насчет своей прогрессивности! Враки все это, папаша! Сознательное искажение фактов биографии. Тоже мне вольнодумец! На кой черт тогда крестить меня понадобилось? Скажи-ка лучше, положа руку на сердце, чего ради ты сунулся за именем к иноверцам, раскопал его на допотопной мифологической свалке? Поэтому давай лучше называть вещи своими именами и не будем замазывать то, что, по существу, попахивает болотом космополитизма, дорогой папаша. Вот именно! И уж оставь в покое хотя бы Лондон, где ты, надо полагать, никогда не был. А если и был, то напиши подробно, когда и при каких обстоятельствах.

Если я заблуждаюсь, пусть товарищи меня поправят, а только впредь рассчитываю опираться только на твою материальную сторону. С твоим же духовным миром категорически не могу согласиться!

Поскольку это письмо может сыграть в моей жизни историческую роль, на всякий случай оставляю себе его копию.

Вывод. Посылки и деньги можешь слать на имя П-на, только перестань ты, ей-богу, докучать мне этим топленым маслом! (Что ты имеешь, наконец, против, копченого сала?) Отныне прошу называть меня в любом виде – устно, письменно или мысленно – Сименоном. С удовольствием прочитал один из его романов и твердо решил испытать себя когда-нибудь в этой области. А сейчас мне пора на кросс – 1000 метров. Результат сообщу позднее.

P.S. Можешь меня поздравить! Несмотря на вышеизложенные травмы, прибежал первым. Похоже, меня назначат капитаном сборной.

С.П.

Отец – сыну

…Что бы ты ни говорил, что бы ни писал, сынок, а только каждое твое письмо я расцениваю как важный документ, свидетельствующий о том, что был тогда неправ, когда после тех нашумевших, злополучных крестин разошелся со своей женой, т е. с твоей матерью, которую, перегнув палку, обвинил в неверности. Да, Сименон, теперь я больше не сомневаюсь, ты на самом деле мой сын! Ты поистине Пушнюс в квадрате!

Еще один шаг с твоей стороны, еще одно письмо от тебя, и я, возможно, предложу тов. Пушнене вернуться и заняться мирным трудом на наше общее благо. Поэтому не удивляйся,

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату