Загрузка...

Чингиз Абдуллаев

Завещание олигарха

Нет ничего святого, чего не могли бы осквернить деньги.

Марк Туллий Цицерон

Как далеки…

– Что? – спросила Асунсьон, когда брат прервал молчание. В лице Родольфо было что-то бесповоротно определившееся, как будто черты его уже никогда не изменятся.

– Как далеки… мы такие, как есть, от того, чем могли быть.

Сестра слушала его, чопорно выпрямившись. Фигура ее походила на черную плоскую статую с готическими резкими углами. Более всего она хотела бы понять своего брата, понять его хотя бы теперь, когда Хайме стал мужчиной и, похоже, ускользает от них обоих. Но не решаясь об этом думать, она твердо знала, что понять его – значит оскорбить: правда была жестока, и только ложь позволяла им как-то существовать вместе.

«Спокойная совесть» Карлос Фуэнтос

Вместо вступления

Теруэль – небольшой городок на востоке иберийского полуострова – насчитывал всего тридцать тысяч жителей и был столицей одноименной провинции. Лучшим отелем, находившимся в старом городе, считался отель «Королева Кристина», в котором обычно останавливались заезжающие сюда туристы. Сюда прибывали гости в основном из Америки и Японии, чтобы увидеть неповторимую архитектуру мудехарского стиля. Туристов из Европы здесь было гораздо меньше, а туристов из Восточной Европы и бывшего Советского Союза вообще никогда не бывало. Теруэль находился достаточно далеко от обычных туристических маршрутов. И далеко от побережья, до которого было почти двести километров.

Сидевший в кафе за столиком мужчина посмотрел на неожиданно появившиеся на небе тучи. Здесь почти всегда была солнечная, ясная погода. Мужчина снял очки, улыбнулся. Он ненавидел жаркое солнце Испании, но вынужден был терпеть его, скрываясь в этом городке от посторонних глаз. Напротив сидели двое мужчин, которые не столько пили свой кофе, сколько смотрели по сторонам, словно ожидали возможного появления неприятных гостей.

Неизвестный мужчина положил темные очки в карман и поднялся, кивая своим провожатым. Те сразу поднялись. Один поспешил выйти, чтобы завести машину. Второй рассчитался с официантом. Мужчина уже шел к выходу, когда его вдруг остановил чей-то удивленный окрик.

– Владимир Аркадьевич, это вы?

Мужчина замер. Ему хотелось обернуться, он уже стал поворачивать голову. Но усилием воли заставил себя продолжать свой путь. И сделал еще несколько шагов.

– Владимир Аркадьевич, – снова крикнул по-русски неизвестный, появившийся у него и телохранителя за спиной, – я думал, что вас убили.

На них начали обращать внимание. Мужчина повернулся, надел очки. Нервно дернулся.

– Вы ошиблись, – сказал он по-французски, – я не понимаю русского языка.

– Извините, – пробормотал неизвестный, – вы так похожи… Извините меня. Возможно, я ошибся.

Телохранитель больно ударил его своим плечом и вышел следом за своим хозяином. Тот прошел к машине, уселся в автомобиль и с силой захлопнул дверцу. Его телохранитель уселся на переднее сиденье.

– Черт возьми, Карим, он меня узнал, – нервно произнес сидевший на заднем сиденье хозяин автомобиля.

– Он не уверен, – обернулся к нему Карим.

– Все равно будет трепаться, – зло прервал его хозяин, надевая темные очки, – я думал, хотя бы здесь меня оставят в покое.

– Вас многие знали, – напомнил Карим, – и ваши портреты были в газетах…

– Даже в этом городке нашелся знакомый, – мужчина негромко выругался, – позвони в Париж этому костоправу и скажи, что я согласен на его операцию. Пусть режет… Буду хотя бы чувствовать себя как человек…

Карим, соглашаясь, кивнул. Машина, набирая скорость, выехала из города. Мужчина, вспомнив про неожиданную встречу в отеле, снова выругался. Ему начинала надоедать эта жизнь, когда нужно было всего опасаться и прятаться от каждого встречного. Ему уже давно надоело прятаться. Но он сам выбрал себе подобный путь. И сам решил спрятаться ото всех, инсценировав свою смерть. Только одного обстоятельства он не сумел предусмотреть в своем плане. Появление возможного наследника. Но и с ним ему удалось договориться.

Карим уже разговаривал по телефону, уточняя день, когда им нужно появиться в Париже.

Глава 1

В этом огромном комплексе, находившемся за Кольцевой дорогой, размещалось несколько десятков дорогих бутиков. И по утрам здесь традиционно бывало гораздо меньше людей, чем во второй половине дня. Богатые люди не любили рано вставать и тем более так рано приезжать за покупками. А очень богатые люди вообще редко появлялись в бутиках, направляя вместо себя своих подруг, секретарей или личных дизайнеров.

Появившийся молодой человек лет тридцати был одет в обычный серый костюм и мятую голубую рубашку без галстука. Он был чуть выше среднего роста, худощавый, с двухдневной щетиной на лице. Раскосые глаза, прямой нос, упрямо сжатые губы, черные волосы. В его лице сочетались славянские и азиатские черты. Он с недовольным выражением смотрел по сторонам, словно выбирая, куда именно ему зайти. Один из магазинов привлек его внимание: там две девушки, весело хихикая, слушали третью, немногим старше их. Очевидно, в эти утренние часы, когда посетителей почти не было, они позволяли себе немного посплетничать.

Молодой человек замедлил шаг. Затем повернулся и направился к выбранному бутику. Один из охранников, проходивших по комплексу, с недоумением оглянулся на этого гостя. На его несвежем пиджаке было заметно большое жирное пятно, словно незнакомец спал и обедал в этом костюме. Когда неизвестный вошел в магазин, говорившая умолкла. Молодая женщина и гость, который с недовольным видом прошел в отдел мужской одежды и стал разглядывать висевшие там костюмы, были почти ровесниками. Он посмотрел на один из костюмов, нахмурился и неуверенно сделал шаг по направлению к продавщице.

– Что это за костюм? – негромко спросил он, – у вас есть сорок восьмой размер?

Она чуть поморщилась. От этого человека пахло дорогим парфюмом, спиртным и немного чесноком. Это был тот самый запах, которого она вообще не выносила. Алла Витальевна последние несколько лет работала в дорогих магазинах и привыкла к клиентам с более респектабельным видом и утонченным запахом. Но среди клиентов попадались разные люди. Это она хорошо знала.

– У нас есть костюмы любых размеров, – почти приветливо произнесла она, – но размеры итальянской одежды обычно немного меньше размеров немецкой одежды. У вас сорок восьмой по итальянским стандартам?

– Наверно, – кивнул гость и прошел дальше.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

1

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату