Загрузка...

Линдсей Армстронг

Точка соприкосновения

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Посмотри-ка! Глазам не верю! — Пожилой мужчина, сидевший в бистро, опустил газету и уставился на своего приятеля. — Скай Белмонт и Ник Хантер расторгли помолвку всего за три недели до свадьбы!

— Ничего удивительного, — задумчиво ответил тот, помешивая свой каппуччино и пожал плечами. — Оба очень известные люди, и, скорее всего, оба весьма амбициозные.

— Она красавица и не выглядит амбициозной, хотя очень известна, — со вздохом сказал первый мужчина. — Знаешь, Скай Белмонт — единственная девушка, ради которой я бы все бросил. Эти чудесные смеющиеся голубые глаза, восхитительная фигура, атласная кожа, вьющиеся волосы… А за такие ноги и умереть можно.

Его приятеля это позабавило.

— Согласен с тобой… А ведь они казались идеальной парой. Интересно, из-за чего они расстались?

— Ну, похоже, мы этого никогда не узнаем…

— Скай, дорогая, не можешь же ты так сидеть весь день.

Скай Белмонт окинула взглядом спальню и вздрогнула, увидев прекрасное подвенечное платье, висящее на двери шкафа. Она посмотрела на мать.

— Знаешь, мама, мне хочется найти в земле уютную ямку и спрятаться в ней!

Ее мать присела на кровать и мягко сказала:

— Ты же сама расторгла помолвку, Скай. И говорила мне, что у тебя для этого достаточно веских причин. А ажиотаж утихнет. Не забывай, что этого не избежать. Ведь ты самая популярная телеведущая нашего города. А Ник…

— …самый популярный жених города, — устало закончила Скай. Она откинула голову назад, и две слезинки скатились по ее щекам. — Мне ли этого не знать.

— Скай, ты жалеешь? — с волнением спросила мать.

— Нет. — Скай слизнула с губ соленую влагу. — Но между нами, мама, хоть я и понимаю, что не уживусь с ним, похоже, мне всегда будет недоставать его.

Айрис Белмонт озабоченно посмотрела на дочь.

— Есть старинная поговорка: «Черт, которого знаешь…» — Не закончив фразу, она приподняла изящную бровь.

Скай невесело улыбнулась.

— Может, кто и сумеет справиться с чертом, вселившимся в Ника, но только не я.

— Вы сегодня попали на первую полосу, мистер Хантер, — сообщила Флоренс Дейли, бросив стопку газет на стол босса.

Ник Хантер снял ноги с письменного стола, потянулся и со вздохом выпрямился. Он был высок — под два метра. Почти черные глаза и такого же цвета прямые, коротко подстриженные волосы. Темно-серая рубашка обтягивала широкие плечи. Даже сейчас, глубоко задумавшись, он излучал сдержанную энергию.

Тело его было сухощавым, подтянутым, но мощным. Однако больше привлекало внимание лицо. В нем столько жизненной энергии, столько веселья, подумала Флоренс, что и в голову не придет вопрос, красив ли он. Когда он смеялся, было почти невозможно удержаться от смеха. Когда он заносчиво приподнимал бровь, это уничтожало. Неудивительно, что бедной девочке стало невмоготу с ним…

— Наверняка весь мир только и думает, что я за сукин сын, посмевший бросить Скай? — протянул Ник, прерывая ее раздумья.

— Да, — строго сказала секретарша.

— И ты, Фло!

Он с обидой посмотрел на Флоренс. Немолодая, всегда аккуратная и корректная, она работала еще с его отцом, а Ника знала с тех пор, как ему исполнилось шестнадцать лет.

— Боюсь, что и я, — подтвердила Флоренс. — Я люблю Скай. И думала, что и вы ее любите.

— Любить Скай и жениться на Скай, — задумчиво произнес Ник Хантер, — это не одно и то же. Между прочим, именно она дала отбой.

— Интересно, с чего бы это? — спросила Флоренс с несвойственной ей иронией и тут же сама ответила: — Прежде всего, вы вечно в разъездах. Выйти за вас замуж — все равно что сочетаться браком с междугородным телефоном. А еще вы вечно беретесь за сложные, опасные и никому не нужные дела. Кроме того… — Флоренс сделала паузу и продолжила с напором: — Слишком много женщин липнут к вам и делают глупости.

Ник вскинул брови и с усмешкой сказал:

— Ну, тут ты переборщила, Фло…

Но возмущенная Флоренс не потерпела возражений.

— А вам не пристало отшучиваться по этому поводу, Николас Хантер, — огрызнулась она. — Беда в том, что вам вечно все подавалось на блюдечке и уж больно вы привыкли держать всех под своим каблуком…

— Да? Ты считаешь, что я подавлял Скай?

— Не иначе.

Они уставились друг на друга. Флоренс покраснела и отвела взгляд.

— Извините, — выдавила она. — Не мне говорить…

— Нет. — Ник махнул рукой. — Ты имеешь полное право высказаться. По крайней мере одно мне ясно: я стал отрицательным героем, и будет неплохо на время исчезнуть.

— Вы все еще… хорохоритесь, — устало заметила Флоренс. — Неужели она для вас ничего не значила?

Ник опустил глаза. На мгновение он стал очень серьезным, даже мрачным. Затем, слегка улыбнувшись, почти с нежностью сказал:

— Фло, я всегда буду по-своему любить Скай. Но ввиду обстоятельств, имеющих значение только для нас двоих, мы не ужились бы вместе. Разве не лучше выяснить это до свадьбы?

— Тебе следует уехать на время, дорогая, — сказала дочери Айрис Белмонт в тот же день за ужином. — Твоя программа закрывается на каникулы, верно? Обычно у тебя бывает месяца три свободных. Так?

— Да. Но надо еще поработать над будущими передачами и над моей новой книгой… — Скай отодвинула тарелку. — Извини, мама, я не голодна.

— Над книгой можно работать где угодно, — заметила Айрис. — Ты даже могла бы найти новые идеи.

— Пожалуй. Вот что… — Скай поднялась. — Я подумаю, — пообещала она. — А пока пойду лягу пораньше. Пожалуйста, не переживай из-за меня. Все будет в порядке!

Типичная заключительная фраза, подумала она, лежа в постели в доме, в котором выросла и в котором нашла убежище после того, как разорвала помолвку. Совсем недалеко у нее была собственная квартира. Однако мать твердила, что ей нельзя оставаться одной, и, кроме того, Скай не желала общаться с журналистами.

Голубая комната, ее спальня в доме матери. Голубая, под цвет ее глаз, вся в рюшечках, подходящая девочке, но не слишком удобная для женщины, любившей и потерявшей Ника Хантера.

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

2

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату