Загрузка...

Михаил Серегин

Путана: Маркиза из стриптиза

– Курва! Шалава старая! – из соседней комнаты раздавался пропитой, надтреснутый голос, принадлежащий хозяину квартиры. – Полтинник верни!

– Не брала я ничего у тебя, алкаш проклятый! – с надрывом отвечала ему жена, измученная женщина лет сорока с небольшим. – Где пил, там и ищи свои деньги, а я ничего у тебя не брала! Опять, скотина, всю получку пропил! – через слово всхлипывая, констатировала она грустный факт.

– Ничего я не пропивал, – уже не столь уверенно возразил ей муж.

Вера Павловна, так звали хозяйку квартиры, тотчас уловила перемену интонации в голосе своего благоверного и тут же ринулась в наступление:

– Сволочь! Опять целый месяц тебя, урода, мне кормить придется! Чтоб ты сдох от нее, проклятой!

– Сказал тебе, что ничего не пропивал, – слышится бубнящий голос хозяина квартиры, – Валерка с десятого дома с калыма выпить пригласил. У него и полтинник занял.

– Чего ты мне по ушам трешь! Полтинник он занял! Да у твоих алкашей таракана сушеного не выпросишь, не то что денег!

Весь этот колоритный диалог Лера услышала с утра пораньше, в соседней комнате за стенкой. Потянувшись, она проснулась окончательно и с интересом ждала продолжения ссоры. Спор хозяев вскоре перерос в гневный обличительный монолог Веры Павловны, ее муж полностью потерял контроль над ситуацией, и теперь ему лишь иногда удавалось вставлять жалкие реплики. Вскоре хлопнула входная дверь, свидетельствуя о том, что хозяин быстренько ретировался, позорно покидая поле боя.

Лера вздохнула, еще раз от души потянувшись. При этом ее упругие груди, как говорят знающие в этом деле толк мужчины, нужного размера, подались к потолку. Девушка, все еще лежа, грациозно изогнула спину. Неожиданно рывком села на постели. Груди заплясали, как два небольших резиновых мячика. Розовые соски вызывающе смотрели вперед. Изогнув тонкую талию, Валерия плавным движением выпорхнула из-под простыни. Если бы за девушкой сейчас подглядывал человек, способный оценить по достоинству великолепие обнаженного тела, он был бы восхищен в высшей степени. Красивое, с правильными чертами лицо, густые черные волосы, копной ниспадающие до середины спины. Великолепная грудь, упругий плоский живот. Лерины бедра нельзя было назвать чересчур широкими, вместе с крепкими, длинными стройными ножками они не раз заставляли трепетать мужские сердца. Там, где эти замечательные ножки сходились вместе, сквозь тонкое дорогое французское белье явственно вырисовывался аккуратный черный треугольник.

Лера, покачивая бедрами, подошла к окну, совершенно не смущаясь своей наготы. Облокотившись на подоконник, подперев щеку левой ладонью, она принялась задумчиво изучать утренний уличный пейзаж, наблюдая его из окна маленькой комнаты, которую вынуждена была вчера срочно снять. Вид улицы мало волновал Валерию Маркову, она же попросту Лера, она же Маркиза. Этим прозвищем, оставшимся еще с интернатских времен, теперь уже редко кто ее называл. Так вот, поток машин и суета прохожих в данный момент действительно мало волновали девушку. Мысли ее были направлены совершенно в другое русло. Сегодня ночью Валерия имела стопроцентную возможность попасть за решетку и провести там как минимум лет десять, а то и больше. Или, что тоже вполне вероятно, вообще покинуть этот суетный мир в расцвете лет. И скорее всего последний вариант развития событий был наиболее вероятен. Пуля, влепившаяся в столб в каком-то полуметре от ее головы, красноречиво свидетельствовала о реальности подобного исхода. И если смерти ей удалось вчера избежать, то угроза оказаться в каталажке оставалась реальной. Так что подумать Лере Марковой было о чем.

Началось все со странного звонка ее единственной близкой подруги в понедельник вечером.

* * *

Лера только приехала из бара, где встречалась с клиентом. Клиента, как всегда, нашел Вадик – сутенер Валерии. Мужик был, как сейчас говорят, крутой: золотая цепь весом в килограмм, такая же массивная печатка, малиновый пиджак и сотовый телефон. Последний как раз и сыграл неожиданно злую шутку со своим хозяином.

Едва Лера присела за столик, Вадик не успел даже представить ее крутому мужчине, как у того запиликала связь. По мере разговора лицо несостоявшегося клиента то вытягивалось, принимая удивленно-испуганное выражение, то застывало – хоть скульптуру с него лепи. Наконец разговор, судя по всему, достиг апогея по накалу страстей, мужик с лицом гладиатора перед схваткой рявкнул в трубку: «Еду!» Извинившись перед Валерией и заказав ей шампанское, урегулировал финансовые вопросы с Вадиком, после чего буквально испарился, сославшись на неожиданно возникшие проблемы, требующие его личного немедленного присутствия.

Валерии ничего не оставалось, как усесться в свой «жигуленок» и отправиться домой. Вадик остался в кафе допивать дармовое шампанское. Едва она вошла в квартиру, как вспомнила, что отключила телефон. Девушка не спеша сняла босоножки и включилась в связь с остальным миром. Аппарат будто только и ждал этого момента, тотчас отозвавшись звонком.

– Лера, это ты?! – раздался взволнованный голос Валентины Стрижко, ее подруги с интернатовских лет и единственного близкого на данный момент человека.

– Нет, это медведь белый, – попыталась ответить шуткой Лера, но подруга не приняла ее тона.

– Маркиза, мне не до шуток! Приезжай немедленно, я до тебя полдня дозвониться не могу!

– Труба отключена была, – пробурчала Валерия, невольно чувствуя свою вину перед подругой. Маркизой прозвали Валерию еще в интернате, отчасти из-за фамилии, отчасти из-за непримиримо гордого и слегка высокомерного нрава. Прозвище это нисколько ее не обижало, поначалу даже чуть льстило. Потом детство прошло, и прозвище звучало все реже. В данный момент, произнесенное тревожным голосом, оно означало, что у Вали Стрижко случилось что-то на самом деле из ряда вон выходящее.

– Валя, что случилось? – Лера сама вдруг встревожилась не на шутку.

– Лера, не по телефону... Слушай, я лучше сама приеду, минут через двадцать я у тебя буду, жди! – Маркиза положила замолчавшую трубку и отправилась на кухню поставить на плиту чайник.

Ни через двадцать минут, ни через полчаса Валентина не появилась. Лера устала ее ждать и набрала номер подруги. В ответ – длинные гудки. Через пять минут Валерия, нервно меряя шагами комнату, снова позвонила.

Результат был ровно тот же. Еще через полчаса ожидания Лера, начеркав наскоро записку подруге и положив ее на кухонный стол, хлопнула дверью квартиры и вылетела на улицу. Оставлять ключи соседям или там под ковриком не было никакой необходимости. У Вали имелись ключи от Лериного дома, как и у Валерии – от квартиры Валентины Стрижко.

* * *

Лера Маркова, всхлипывая, сидела на кухонном табурете. Реветь уже не было сил.

Молодой лейтенант, с участием глядя на нее, протянул стакан воды.

– Выпейте, полегче будет, – посоветовал он.

«Легче уже не будет», – пронеслась мысль, вызвав новый приступ бурных рыданий. Милиционер сунул стакан Лере в руку и вышел из кухни, оставив ее одну. Постепенно рыдания стихли. Девушка сидела, тупо уставившись в одну точку. Из глаз катились беззвучные слезы.

– Она была очень вам дорога? – услышала Валерия вопрос.

Она обернулась. Позади, почти вплотную к ней, стоял уже другой милиционер, в звании капитана.

– Вы успокоились?

Маркова утвердительно кивнула головой.

– Мне необходимо побеседовать с вами, вы в состоянии отвечать на мои вопросы? – старший группы испытующе посмотрел на Леру.

– Да-а, – отпив воды, выдавила из себя девушка.

– Ну и отлично, – приободрил ее капитан. Он уселся на табурет напротив Валерии и вынул из нагрудного кармана блокнот с ручкой.

– Итак, давайте все с самого начала. Как и когда вы обнаружили покойную? – задал он свой первый вопрос.

– С час назад Валя позвонила мне домой. Может, чуть больше. Когда я дома смотрела на часы, было полдесятого вечера. – Судорожно вздохнув, Лера продолжила свой рассказ: – По телефону она мне сказала,

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату