Загрузка...

Ив Жамиак

Азалия

Лирическая комедия в двух актах

Посвящается Жану Борсону, пожелавшему, чтобы зал Габриэль – последняя драгоценность, подаренная театру Мариньи, – был торжественно открыт этой пьесой.

Действующие лица:

Леа

Давид

Матье, 20 лет

Бет, 20–22 лет

Тереза

Акт первый

Сцена первая

Мастерская художника, двойная входная дверь из которой ведет прямо на улицу – нечто вроде тупика, отведенного под студию.

Лестница на галерею, затянутую гобеленовыми драпировками. Большая часть мастерской отведена под гостиную, уютно обставленную в современном стиле. Меньшая – собственно мастерская художника-дизайнера. На стене развешены рисунки: различные предметы, мебель, женские украшения, предметы домашнего обихода (кофейная мельница, стеклянная посуда). В центре этой рабочей части мастерской стоит чертежная доска. У левой кулисы на самом видном месте прямо на полу стоит цветочный горшок с азалией. Дверь на переднем плане ведет в подсобное помещение – кухню, ванную комнату. Когда занавес поднимается, сцена погружена в темноту. Слышно, как в замочной скважине входной двери поворачивают ключ. Дверь открывается. Загорается лампа-торшер. Это Леа с порога нажимает на выключатель. Она в пальто и перчатках. Пока она, снимая перчатки, проходит по сцене вперед, на пороге двери, возникает Давид, который стоит, не переступая его. Он тоже в пальто.

Леа. Ну что же… заходите!

Давид входит, прикрывая за собой дверь. Леа идет к широким окнам задернуть двойные шторы, он не спеша оглядывает обстановку.

Давид. Просто невероятно!

Леа оборачивается к нему с вопрошающим взглядом.

Вы верите в предзнаменования?

Леа. Я чувствую, что это вас устроило бы!

Давид (указывая на обстановку). Представьте себе – все это…

Леа (с иронией). Вы уже видели во сне»!

Давид. Прошлой ночью!

Леа (разыгрывает удивление). Ну да?

Давид. И в мельчайших подробностях!.. Ларь!.. Этот стол… Это ширма!.. Скажите! Я сидел в этом кресле. (Поскольку она пристально смотрит на него ироническим взглядом, одергивает сам себя.) Держу пари, что в не верите мне!

Леа. Вы выиграл! (Снимает пальто и идет положить его на один из стульев с мягкой подушечкой. На ней вечерний туалет.)

Давид. Лучше, я сразу вас предупрежу: моя жизнь – целая серия невероятных событий!

Леа озадаченно смотрит на него.

Отрицать мою исключительность – значит лишить себя большей части присущего мне обаяния. (Вплотную подходит к ней самоуверенным видом. Смотрит ей в глаза, желая казаться неотразимым.) Признайтесь, что это было бы жаль. (Медленно приближает лицо к лицу Леа.)

Леа. Пиво? Виски? Фруктовый сок?

Давид (завораживающим голосом). Вам уже говорили…

Леа (сухо). Да!

Давид. Да – что?

Леа. Все!.. В час ночи, таким же голосом говорили!.. (Отходит от него, быстро направляется к домашнему бару и открывает его.) Джин? «Александра»? Коньяк?

Давид (указывая на пальто). Вы позволите?

Леа (без особой предупредительности). Я не решалась вас просить!

Давид снимает пальто и кладет на стул.

Шотландское виски? «Плантер»? «Пиммз»?

Пропуская эти вопросы мимо ушей, Давид расхаживает по мастерской, неспешно оглядывая меблировку. Некоторые детали он «кадрирует» – вытянув руку, меряет большим пальцем высоту и ширину, измеряет широкими шагами пол по диагонали, считая вслух. Леа в оцепенении смотрит, как он проделывает все это. Наконец, желая привлечь его внимание, покашливает.

Давид. Ах! Извините! Профессиональная одержимость!.. В данный момент я работаю над проектом квартала художников в Бразилиа! «Леонте Мартро до Бразиль»!.. Две тысячи мастерских в стиле ретро! словом, нечто в этом роде!.. Так что невольно…

Леа. Значит, вы…

Давид (вдохновенно). Я… архитектор!

Леа. А-а?!

Давид. Эмили вам не…

Леа. Нет!

Давид. Вот как!.. А между тем мне показалось!.. В самом начале вечеринки я видел, как она что-то говорила, указывая в мою сторону… вот так! (Делает движение подбородком.)

Леа. Простая информация по вполне конкретному поводу…

Давид. Простите?

Леа. Она мне сказала: «Видишь того типа… Он танцует как бог!»

Давид (разочарованно). А-а! Вот оно что!

Леа. Ну да! Эмили знает, как танцуют боги!

Давид. Вы тоже – отныне! (Медленно подходит к ней.)

Леа (обороняясь). «Манхэттен»? Бренди?

Давид. Меня зовут Давид.

Леа. Водка?

Давид. Давид Руссроль! Возможно, это имя говорит вам…

Леа. Нет, я…

Давид. А могло бы!.. Оно значится в словаре. «Руссроль, или камышовка, разновидность воробья, строит висячие гнезда по берегам прудов».

Леа (смотрит на него, явно подтрунивая). Забавные птицы!

Давид. Своих корней не выбирают. Разумеется, я унаследовал стиль семьи!.. Приверженец свай и водной глади, я подвешиваю жилище как можно выше!.. Над схваткой, заботами, агрессивностью, скандалом… (подойдя к Леа вплотную, пристально глядит ей в глаза и вполголоса добавляет) над всякой нечистью!

Она выдерживает его взгляд, удивленная серьезным тоном его последних слов. Пауза. Их обоих охватывает смущение.

(Проникновенно, приближая лицо к ее лицу.) Леа!

Леа. «Швепс»?

Давид. А я – я угадал ваше имя сразу! Вы вошли… я увидел вас… и бац! Очевидность молнией пронзила меня: «Ее зовут Леа»!

Насмешливый взгляд Леа.

Поразительно, ничего не скажешь!

Леа. Перечная мята? «Мартини»? «Американо»? Красное вино?

Давид (внезапно утомленный). Ох-ох-ох!..

Вы читаете Азалия
Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату