Загрузка...

Маккарти Сюзанна

Находка Джинни Гамильтон

Первая глава

— Граф Дракула, Оливер? — Прекрасные зеленые глаза Джинни Гамильтон лукаво блеснули. — Все- таки это костюмированный бал, а не обычные танцульки.

Оливер Марсден сухо улыбнулся. Своими иссиня-черными волосами, зачесанными назад с высокого лба, и плащом на шелковой подкладке он действительно напоминал вампирского графа. И излучал такое же убийственное обаяние.

— Сейчас скажу, кто ты, — ответил он. — Погоди… Скарлетт О'Хара, берущая Атланту штурмом? И, без сомнения, готовая устроить скандал.

— Это еще зачем! — Джинни рассмеялась, изобразив протяжный южный говорок, и присела в шутливом реверансе, взмахнув широкой юбкой светло-зеленого бархата. — Мне ведь нужно поддерживать репутацию!

— Вряд ли это требует больших усилий. — С высоты своего роста он окинул насмешливым взглядом ее пышную грудь, выставленную напоказ в глубоком вырезе платья. — Тем более в таком наряде. Это нечто особенное.

Джинни рассмеялась снова — низким, чуть хрипловатым смехом.

— Разве ты не скажешь, как сильно потрясен, увидев меня сегодня? поинтересовалась она. — Не прошло и недели после похорон моего бедного папочки, и вот я здесь, развлекаюсь на виду у всего города.

— Я должен быть потрясен?

— Ты ожидал? Боже! — Она надула губки. — Терпеть не могу быть предсказуемой.

— Тебе это не грозит, — заверил ее Оливер с ноткой едкого юмора в голосе. — Но прости, что я не смог приехать на похороны… я был в Токио.

— Жаль. Похороны прошли замечательно. — Ее мягкие губы изогнулись в сдержанной улыбке. — Папе бы понравилось. Помпы ровно столько, сколько нужно — даже сам епископ почтил нас своим присутствием! Один из тех дальних родственников, которые появляются исключительно на свадьбах и похоронах. Но боюсь, я уже успела разочаровать всех старых сплетниц… своим недостойным поведением, если не сказать хуже.

Темная бровь Оливера насмешливо изогнулась.

— Разве тебя волнует мнение старых сплетниц?

— Ни капельки! — Джинни равнодушно пожала обнаженными плечами. Она никогда не признается, даже самой себе, как больно ранят эти осуждающие взгляды и презрительное шушуканье. Ее отношения с отцом не всегда были гладкими, но она его обожала — своего старомодного, недалекого, упрямого скупердяя.

Наверное, Оливер был единственным, кто это понимал. Их отцы дружили с детства. Только Оливер Марсден оказался не тем человеком, которому она могла бы раскрыть свои истинные чувства. Шесть лет назад (видимо, по настоянию родителей) он сделал ей предложение, и она согласилась. Как и следовало ожидать, все окончилось разрывом.

К счастью, в последующие годы они почти не виделись. Оливер работал в Нью-Йорке, в какой-то влиятельной финансовой компании с Уолл-Стрит. Но два месяца назад его отец объявил о своем уходе с поста председателя правления «Марсден Ламберт» — маленького банка, принадлежащего его семье на протяжении нескольких поколений, одного из немногих независимых банков в Лондонском Сити. Оливер вернулся, чтобы занять место отца.

А это означало, что им придется сталкиваться друг с другом гораздо чаще. Джинни до сих пор не разобралась в своих чувствах к нему. При встречах он вел себя очень вежливо, если не сказать холодно, но все же ее мучили мрачные предчувствия. Шесть лет назад Джинни разорвала их отношения в ночь заключения помолвки… а Оливер Марсден не из тех, кто способен это простить.

Но ее тревожные мысли были надежно спрятаны за веселым блеском глаз. Джинни взмахнула ресницами, взглянув на Оливера с привычным кокетством.

— Может, они и правы, — с горечью призналась она. — Боюсь, я и вправду слишком избалована и эгоистична! Разве ты не рад, что не женился на мне?

— Если бы ты вышла за меня, то не была бы избалованной.

Джинни почувствовала, как екнуло сердце: в его шутке явно содержалась львиная доля правды. Но она заставила себя рассмеяться, хотя собственный смех и показался ей слегка вымученным.

— Ах, да, тогда и я рада, что не вышла за тебя… мне больше нравится быть избалованной.

— Джинни, милочка, я не ожидала увидеть тебя сегодня. — Оливер еще не успел ответить, как в разговор вмешался хорошо знакомый мелодичный голос. Сказочная Снежная Королева, высокая и стройная, в ослепительно-белом узком платье, с очень светлыми волосами, усыпанными сверкающими серебряными снежинками, стояла рядом с Оливером. С холодной улыбкой она по-дружески взяла его под руку.

Сводная сестра Оливера: такая же светлая, как он темный… и яда в ней столько же, сколько красоты.

— Привет, Алина. — Улыбка Джинни не померкла, а ее голос не выражал ничего, кроме радости. — Да, это я. Я ведь не смогла бы пропустить такую вечеринку!

— Я так ужасно расстроилась, когда узнала о твоем отце, — промурлыкала Алина с приторно-сладким сочувствием. — Наверное, это стало для тебя страшным потрясением.

— Вовсе нет, — резко ответила Джинни. — Он долго болел.

— Конечно. И он ведь был уже старым, правда? Но платье у тебя просто божественное! Я бы не осмелилась надеть такой рискованный цвет.

— Спасибо. — Джинни почувствовала издевку в комплименте Алины, но сейчас ей не хотелось затевать перепалку. — Что ж, приятно было пообщаться с вами, — пробормотала она вежливые слова прощания. — Увидимся позже, хорошо? Пока…

Ослепительно улыбнувшись напоследок, она упорхнула, возвращаясь к своей обычной роли, искрясь весельем, заигрывая с каждым встречным мужчиной от восемнадцати и до восьмидесяти — Джинни Гамильтон, светская штучка, в своем репертуаре. Даже сегодня, несмотря на множество знаменитостей и «сливок общества» в числе гостей, она умудрялась привлекать к себе всеобщее внимание.

Не сказать, чтобы она была особенно красива… по крайней мере, в классическом смысле. Скорее ее можно было назвать «яркой». Высокая и гибкая, с черными, как смоль, длинными волосами, чистой сливочной кожей и глазами цвета зеленой листвы в обрамлении густых ресниц. Но ее нос был слишком острым, рот чуть великоват — как она обычно шутила, не те детали взяли при сборке.

Немногие могли разглядеть ум в этих глазах, решительность в линии подбородка, оттенок ранимости в сияющей улыбке. В основном, они видели то, что Джинни позволяла им увидеть — легкомысленную любительницу развлечений, избалованную папину дочку, ветреную и несерьезную. Какая-то извращенная гордость заставляла ее подыгрывать самым худшим сплетням, которые про нее ходили, но она давно уже поняла, что этот вид маскировки самый надежный.

Некоторые из гостей догадывались, что Джинни имеет какое-то отношение к оргкомитету сегодняшней вечеринки; считанные единицы знали, что именно она была движущей силой. Поэтому она пришла сегодня, поэтому заставила себя разодеться в пух и прах и скрывать свои истинные чувства… одному богу известно, каких усилий ей это стоило.

Это был ее конек. Джинни обладала невероятным талантом устраивать благотворительные мероприятия и заставлять людей раскошеливаться…Сама она утверждала, что это ее единственный талант, хотя многие друзья по доброте своей с ней не соглашались. Как бы то ни было, когда за дело бралась она, гости всегда оставались довольны, а когда люди довольны, они становятся щедрее.

Цели благотворительных сборов могли быть самыми разными. Сегодня, к примеру, деньги

Добавить отзыв
ВСЕ ОТЗЫВЫ О КНИГЕ В ИЗБРАННОЕ

0

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Отметить Добавить цитату